WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 28 |

«ОТ РЕДАКЦИИ В ЦК ДОСААФ, куда мы обратились в поисках героя и автора задуманной книги, не нашлось никого, кто хоть минуту размышлял бы над этим вопросом. Нам отвечали с ...»

-- [ Страница 2 ] --

Боб! Я бы, конечно, пошел с тобой в разведку! Только у нас говорят: не следует путать божий дар с яичницей... Впрочем... У нас с тобой разная мера славы. Для меня она — известность, может быть, популярность, для тебя — иное качество жизни... Раз это так, я охотно отдал бы тебе первенство, если б не одно обстоятельство — престиж страны! Эта штука не принадлежит мне, и я не имею права распоряжаться ею. Может быть, это самый мощный стимул, который дал мне силы победить тебя в нашем единоборстве...

...Я пытаюсь отыскать хоть какие-то составляющие, которые образуют вектор нашего поведения в небе. Ну хорошо — слава... От этой штуки не отмахнешься. Она — стимул! Но иррациональность, безумие иных поступков, рожденных в критический момент, только ею — погоней за славой — не объяснишь. Нет, здесь причастно и нечто другое....

История с Херенденом случилась в Хуллавингтоне (Англия) на VI чемпионате мира, в 1970 году. А двумя годами раньше, на V чемпионате в Магдебурге я видел полет, драматизм которого еще больше склонил меня к мысли, что дело не в славе...

вернее, не только и не столько в славе. Опишу его подробно, и тогда станет ясно, что я имею в виду под этим «нечто другое». Но сперва несколько слов о Магдебурге вообще.

Атмосфера этого чемпионата отдавала душком педантизма. Судейские правила, естественно, были его источником. И потому в воздухе летчику приходилось заботиться не столько о красоте, акробатическом изяществе полета и точности фигур, сколько о месте выполнения каждой фигуры в пилотажном квадрате. Ибо первое влияло на результаты его выступления значительно меньше, чем второе. В принципе это тоже полезная акцентировка (позднее скажу почему), однако именно она, мне кажется, послужила причиной случая, который всем нам, участникам магдебургского чемпионата, пришлось пережить...

...Было в этом взлете и в резком, очертя голову, пронизывающем зону движении что-то нервное, душевно неуравновешенное, нечто похожее на робость, решившуюся на подвиг... Во всяком случае, отчаянностью это не назовешь, скорее отчаянием... Мне казалось, что пилот боится... собственного испуга — бывает лихость, рожденная страхом.

Он почти насквозь пропорол зону по диагонали и где-то у самой ее границы, в верхнем углу, заложил глубокий вираж — настолько, что самолет встал на левое крыло, или, как у нас говорят, «на нож». Верное действие — более мелкий вырвал бы его из заданных границ, но только в сильнейшем психическом возбуждении можно давать такие резкие перегрузки. «Седовласый», но славный, надежный ЗЕТчехословацкий самолет, прошедший через все мировые чемпионаты,— под самым потолком зафиксировался наконец в горизонтали и показал опознавательные знаки одной из африканских стран.

Трудно пересмотреть все полеты. Просто невозможно стоять целый день задрав голову, да еще под солнцем. Судьям не позавидуешь... И потому зрителя собирают только большие мастера.

Этому летчику до виртуоза далеко вообще, и сейчас, в частности, летал он не лучшим образом. И все-таки что-то привлекало в его пилотаже, притягивало всеобщее внимание. Теперь, задним числом, я начинаю понимать суть того, что так заинтриговало зрителя: короткое, энергичное слово «борьба». Здесь она в неслыханной, пугающей остроте буквально выскочила из своего материального выражения, из своей физической плоти, отделилась от пилотажа и в чистом, обнаженном виде витала в воздухе. Она-то и захватила зрителя, хотя воспринимал он ее подсознательно — не узнал, поскольку редко встречал ее в столь оголенной форме.

Больше всего этот летчик воевал с зоной. Не отличаясь особым чутьем места, распределения скоростей, потеряв центр пилотажа, он асимметрично располагал фигуры в квадрате и то и дело пробивал границы зоны. И хотя понимал, что штраф все равно неминуем, болезненно резко выкручивал машину, сгоряча и бессмысленно — увы! время не подлежит возврату, ошибки в нашем деле неисправимы. Нам оставалось лишь удивляться прочности самолета...

Впрочем, коварство зоны держит на стреме не только его — каждый из нас, пилотируя в клетке площадью 1000 на 800 метров и вертикалью, где верхний край километр, а нижний 100 метров, чувствует себя не слишком привольно. Добавлю к тому же, что Магдебург предложил спортсменам вовсе не легкие комплексы, напротив, далеко не всякий чемпионат мог козырнуть подобной накруткой фигур.

Иные элементы попросту вызывали сомнения в безопасности: сочетания, скажем, где летчику из штопора полагалось выводить машину в пике по чистой, девяностоградусной вертикали — и это с относительно скудным запасом высоты!

Когда мы, советские летчики, подняли разговор об этом, то представители некоторых западных стран осмеяли нас, чуть ли не упрекая в трусости.

Между тем парень из Африки совершал свой полет и все больше и больше захватывал зрителя высшим пилотажем... человеческого достоинства. Мы были свидетелями редкого зрелища: единоборства человека с самим собой. Мне возразят:

борьба с собой — повседневное, будничное и массовое дело. Верно! Но скрытое!

Часто ли удается нам видеть его в таком оголенном зрелищном виде?!

После десятка фигур полет его отяжелел, словно штрафы перегрузили борт самолета, стал еще менее твердым. Неровность прочерченных линий говорила о том, что штурвал находится в обессилевших, перенапряженных руках, как бывает, если с непривычки долго работаешь ломом. Нам, профессионалам, становилось жутковато всякий раз, когда выходил он в перевернутый полет. Воля — единственное, на чем вел он сейчас свой пилотаж, — топливо ненадежное.

Порою и самые тренированные, опытные спортсмены на миг-другой теряют сознание, когда организм кидает из шестикратной отрицательной перегрузки в восьмикратную положительную. Бывает, что эти скоротечные полярные переходы надолго оставляют следы — лопаются сосуды глаз, и последние краснеют, как у кролика.

Мы опасались, что с африканцем случится глубокий обморок. Последствия объяснять излишне...

Но парень этот, несмотря ни на что, не давал себе ни единой поблажки — он делал все, что требовал комплекс. Он не сдавался, не отходил ни на миллиметр от позиции, в которую стал против самого себя. Внешне было смешно (иные и смеялись) наблюдать, с какой тщательностью старается выполнить он отдельные мелкие элементы явно загубленной им фигуры. И неважно, что получалось. Важно намерение не сдаваться, лежачим, но продолжать борьбу! Я такими намерениями мостил бы дорогу в рай!

С хорошими летчиками бывают казусы — досадные, пустяковые срывы, что в принципе не снижает мнения об их мастерстве, зато сильно снижает оценку на соревнованиях. Для хорошего летчика зона — это сцена, и он, как актер, вживается в роль, наслаждается творчеством, и, как бы ни был заучен комплекс, как ни оттренированы отдельные детали, в небе он одержим вдохновением художника, захвачен иллюзией перворождения, чувством импровизации. Потому-то и бывает, что в порыве самовыражения, в подсознательном стремлении к целостности комплекса, к совершенству его формы возьмет да и пропустит какую-либо деталь, порою и в самом деле излишнюю, но ту, что изложена в тексте. Это, конечно, не самая главная причина подобных ошибок. Но разговор к тому, что талант может иногда подвести, если не поставить его под строгий контроль трезвости.

С африканцем этого не случалось. Он не наслаждался полетом, а мучился им.

Каждая следующая эволюция для него — предстоящая пытка, и потому он хорошо помнил, что ему предстоит.

Он непростительно много расходовал высоту — транжирил ее на каждой фигуре.

Впрочем, «транжирил» — неточный и несправедливый глагол: он не умел по-другому, просто не знал, где и как нужно использовать двигатель. Когда он вышел на верхнюю точку петли Нестерова («мертвой петли»), мне захотелось крикнуть ему: «Не сбавляй обороты». Но... Я так и знал, что он это сделает, — ошибка всех новичков... Чтобы придать траектории правильную окружность, нужны хорошая скорость и разумное пользование сектором газа. Тогда создается мощный обдув рулей и самолет отлично маневрирует.

Окружности, понятно, не вышло. Не петля, а так... нечто похожее на кулек Деда Мороза. Но бог с ней, с фигурой, — главное, что он снова потерял высоту. Теперь он, кажется, спохватился и дал полные обороты с тем, чтобы на вертикали вверх поднять машину как можно выше. Но сколько можно протащить ее в небо под девяносто градусов к горизонту, если сила тяги двигателя у ЗЕТ-326 чуть ли не в пять раз меньше, чем силы тяжести и лобового сопротивления?! Словом, перед наиболее опасной фигурой, которую начинать бы нужно у самого потолка, высота была безвозвратно потеряна...

Теперь ему предстоял «колокол» — фигура тонкая и очень трудная, может быть, самая трудная в высшем пилотаже. Суть ее в том, что, находясь в вертикальном подъеме, машина полностью теряет инерцию и камнем идет вниз. Нужно, чтобы падение было не хаотичным, а строго по вертикали на хвост, при этом не менее двух длин фюзеляжа — чем больше, тем лучше. Затем самолет делает отмашку на спину или в сторону шасси, как язык колокола, и уже оттуда выходит на траекторию следующей фигуры. В данном случае схема опять-таки предусматривала выход в вертикальное пике.

На свое несчастье, он слишком хорошо выполнил эту фигуру — неожиданно для всех, возможно, и для себя: пропадал на хвост метров 30 (!), отмахнул в нужную сторону — а это самое трудное — и ввел самолет в отвеснее пикирование. От него требовалось только одно: зафиксировать линию и сразу же выходить в горизонт. Но, потеряв, видимо, голову от успеха, он и здесь слишком беспечно израсходовал высоту. Теперь ему предстояла полубочка вверх, на которой много не наберешь — десятки метров, а дальше...

Понимал ли он до конца опасность? Оценивал ли ее полностью? Скорее всего так и было. Но он находился в запале борьбы и воспринимал ситуацию оптимистично. Нам она казалась куда страшнее. Во всяком случае я уже ощущал ядовитый, парализующий запах надвигавшейся катастрофы, чувствовал, как цепенею от ужаса... Ясно: высоты не хватит, даже если на полубочке он заберется еще на полсотни метров вверх. Ее точно не хватит, если этот фанатик борьбы решится на тот злополучный полуторавитковый штопор с выходом в пике... А он это сделает! Обязательно, особенно теперь, когда за плечами его успех.

...После полубочки под ним оставалось не более четырехсот метров. Этого, возможно, хватило, если бы он идеально точно, компактно выполнил все остальные эволюции. Но предстоящее сочетание — дело непростое и не для таких мастеров, как он.

Аэродром затих. Люди застыли, как в немой сцене гоголевского «Ревизора».

Слышались только рокот мотора в небе да глуховатое урчание изготовившейся на старт «скорой помощи»... Беспочвенная надежда, самооглупление на тему «желаемое за действительное»: может, он все же забудет, перепутает что-нибудь, с летчиками это бывает!

Увы...

Когда он сорвал самолет в штопор, впечатлительный и посеревший от ужаса Володя Мартемьянов, наш первый абсолютный чемпион мира, стоявший рядом со мной, хрипло, натужно выдавил:

— Сдается мне, что это его последняя вертикаль...

Сейчас бы гаркнуть ему в наушник: «Прекратить полет! На посадку!» Но с самолетом нет связи — изъята напрочь, дабы избежать возможность подсказок....

А самолет, как осенний кленовый лист, кружил в воздухе тихо, плавно и безмятежно... Так мне казалось, хотя знаю, что полтора витка штопора могут длиться не более трех-четырех секунд. У меня вдруг мелькнула обнадеживающая мысль, хлесткая, пронзительная, как удар тока: его спасет психика, его спасет страх. Ничем не одолимый, не поддающийся волевому управлению, животный страх. Страх, в который мгновенно переплавляется вся личность, тот, что заставляет летящего головой вниз самоубийцу при виде неотвратимой смерти увернуться, вывернуться и приземлиться все же ногами...



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 28 |
 


Похожие работы:

«Книга рецептов для хлебопечи Kambrook ABM400 Еще больше рецептов! Книга рецептов для хлебопечи Kambrook ABM400 Введение В ваших руках — книга рецептов для хлебопечи Kambrook ABM400, предлагающая четыре десятка способов порадовать себя и своих близких. Книга содержит пошаговые рецепты столовой и десертной выпечки, а также разных видов теста. Прекрасным дополнением к свежеиспеченному хлебу станут ароматные фруктовые джемы и молочные йогурты, которые также можно приготовить с помощью хлебопечи...»

«Отчёт участковых уполномоченных полиции ОП Восточный Информационно-аналитическая записка участкового уполномоченного полиции ОП Восточный МУ МВД России Бийское ст. лейтенанта полиции Н.В. Болдырева. За второй квартал текущего года на территории обслуживаемого административного участка зарегистрировано 3 преступления. Раскрыто преступлений 3, из них 2 участковым уполномоченным полиции. Выявлено 62 административных правонарушений, по ним направлено 8 материалов в административную комиссию г....»

«2 Слово Архипастыря Дорогие ребята! Идёт Великий пост, и для каждой верующей души наступает духовная весна. И как весна несёт с собой красоту и обновление окружающего мира (оживает природа, всё вокруг преображается благоуханием красок и цветов), так и Великий пост возрождает к жизни душу православного христианина. Если мы стараемся поститься, лишая себя удовольствий и развлечений ради Господа, проводим время в богоугодных делах, читаем назидательные и душеспасительные книги, чаще посещаем храм,...»

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 26 января 2005 г. № 23 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПЕРЕЧНЕЙ ОБЪЕКТОВ РАСТИТЕЛЬНОГО И ЖИВОТНОГО МИРА И ТАКС ДЛЯ ИСЧИСЛЕНИЯ ВЗЫСКАНИЯ ЗА УЩЕРБ Руководствуясь Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.1994 № 515 (в редакции от 26.09.2000), Приказом Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов Российской Федерации от 04.05.1994 № 126, Приказом Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды от 03.10.1997 № 419-а, постановлением...»

«1 Предисловие Меня иногда спрашивают, верю ли я сам в то, что пишу о жизни после смерти. Я отвечаю, что верю, а теперь даже больше - знаю. Такие вопросы меня огорчают. Огорчаюсь я не за себя, а за того, кто спрашивает. Верить или не верить во что угодно можно и нужно, не подчиняясь авторитету, не принимая чье-нибудь мнение, а самостоятельно, своим разумением, и ничем больше. А для того, чтобы не ошибиться, нужно знать факты и уже...»

«АННОТАЦИЯ ПРОГРАММЫ Наименование дисциплины: Земельное право Рекомендуется для направления подготовки Юриспруденция Квалификации (степени) выпускника: бакалавр Земельное право - одна из сложных правовых отраслей, изучение которой требует мобилизации знаний, полученных студентом ранее. Земельное право тесно связано со всеми отраслями права и законодательства. Поэтому для изучения предмета необходимо постоянное обращение к институтам иных правовых отраслей. Цель дисциплины: Изучение учебной...»

«Как правая и левая рука – Твоя душа моей душе близка. Мы смежены блаженно и тепло, Как правое и левое крыло. Но вихрь встает – и бездна пролегла От правого – до левого крыла! М.И. Цветаева “Видеть как” — это интуитивное отношение, удерживающее вместе смысл и образ [Рикер, 1991, с. 450], иными словами – метафора, лежащая в основе нашего мышления и организующая наше восприятие и понимание мира. Все огромное здание Вселенной, преисполненное жизни, покоится на крохотном и воздушном тельце метафоры...»

«Составил Николай Почтаренко ДОНЕЦК 2009 УДК 291.5:348.41 ББК Э717.11 Золотые россыпи христианской нравственности и духовности. Часть пятая. /Сост. Н.С.Почтаренко. – Донецк: ДонНТУ, 2009. – 675 с. Приведены назидательные мысли, наставления, заповеди, молитвы, добрые советы и поучения великих старцев, святых отцов, именитых ученых, писателей, поэтов по совершенствованию личности и возрождению христианской нравственности и духовности. Представлен в избранном виде накопленный многими поколениями...»

«Православие и современность. Электронная библиотека А. П. Лопухин Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. Евангелие от Луки © Holy Trinity Orthodox Mission Содержание Введение в евангелие от Луки Личность писателя евангелия Происхождение евангелия от Луки Повод и цель, место и время написания евангелия О подлинности и целости евангелия от Луки Содержание евангелия План евангелия Источники и пособия при изучении евангелия от Луки Глава I....»

«РОМАНОВЪ Владимиръ Константиновичъ НАЧАЛА ПРАВОСЛАВНОЙ АРИФМЕТИКИ г. МОСКВА 2010 г. 3 НАЧАЛА ПРАВОСЛАВНОЙ АРИФМЕТИКИ Врстка и художественое оформленіе – Корректоръ по Праязыку – Тузина Е.Г. В.К. Романовъ, 2010 г. СД СВР, 2010 г. 4 ОГЛАВЛЕНЕ Наименованiе Страница Отъ Автора 1. Необходимые отличiя. 1.1. Буковы ПраСлавянской Азбуки. 1.2. Языкъ книги. 1.3. Знакъ защиты авторского права. 1.4. Принятая въ книге терминологiя i обозначенiя. Операцiи съ Числами. Математическiе Буковы Система...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.