WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 61 |

«ЗДЕСЬ ЖИВУТ ЛЮДИ Чечня: хроника насилия Часть 4 Июль-сентябрь 2001 года МОСКВА 2008 ББК 67.408 З 46 Издательская программа Общества Мемориал Редакционная коллегия А. Ю. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Военные вынесли сверток из комнаты и положили на стол. В качестве понятых привели женщин с улицы, а затем, имитируя обнаружение взрывчатки, приступили к оформлению протокола. Замечания жильцов дома и приглашенных ими же людей они не учли, более того, не дали прочитать, что написали. В итоге понятые не стали его подписывать. Так и не объяснив в чем дело, военные забрали сверток и уехали.

В тот же день Саид и Сослан Батаевы были отпущены. В здании ВОВД Ачхой-Мартановского р-на от них требовали признаться в подрыве УАЗа. Братья отказались это сделать. Тогда их стали избивать дубинками и пытать, в том числе и электротоком. Но наиболее болезненной оказалась пытка, при которой им точили зубы.

Состояние освобожденных было тяжелым, и 9 июля родственники отвезли их к врачам для медицинского освидетельствования. В серноО «зачистке» в Серноводске см. сообщение за 2 июля.

водской участковой больнице им выдали справки, в которых значилось, что у обоих на телах имелись следы многочисленных ссадин и ушибов.

Кроме того, у Сослана Батаева медики зафиксировали гематому лица и грудной клетки, а у Саида Батаева были отмечены такие же травмы, но уже на конечностях.

Братья рассказали, что в камере вместе с ними находился человек, которого задержали за восемь месяцев до этого. Сотрудники временного отдела и его пытались заставить признаться в причастности к подрыву автомобиля в Серноводске. Несмотря на пытки и избиения, тот отказывался это сделать. Что с ним стало дальше, они не знали.

Сотрудники ВОВД Ачхой-Мартановского р-на отпустили и увезенного вместе с ними русского пастуха.

Выдержки из рассказов Саида и Сослана Батаевых:

«…Мы пошли за миндалем в лес, нарвали его с деревьев и сели кушать.

Нас было двое, никого больше мы не видели. Внезапно раздался взрыв. Как потом узнали, взорвался УАЗик, после чего военные начали стрелять кругом, куда попало… Когда огонь утих, мы с братом, сняв с себя рубашки и размахивая ими, чтобы они поняли, что мы — безоружные, вышли из леса. Военные сидели, заняв позиции. Они сказали, чтобы мы перешли дорогу и сели, что мы и сделали. Затем подошли и сцепили нас наручниками. Мы вообще не видели, что было во взорванном автомобиле.

Военные одели нам на голову рубашки и в УАЗике увезли в АчхойМартан... Когда нас завели на первый этаж комендатуры, с рук сняли отпечатки пальцев, описали все, что на нас было: одежду, сандалии. Изъяли ремни. Дали расписаться.

Ночь провели в камере, а на следующую ночь нас разделили. Повели допрашивать наверх, спросили, что мы делали в лесу. Мы сказали, что пошли за миндалем, они не поверили в это. Заявили, что у нас вообще не растет миндаль, и что мы с братом пошли подложить взрывное устройство. Мы отрицали все это.

…Допрашивавших было двое. Иногда они выходили, а затем заходили трое в масках. Они точили мне зубы, спрашивали, буду ли я говорить.

Я снова повторял свою историю. А они мне: «Заколебал ты нас своим миндалем. Будешь говорить, или думаешь, что такой крепкий и все выдержишь».

ЧЕЧНЯ: ХРОНИКА НАСИЛИЯ

Дубинкой ударили меня по переносице. Там был ящик, они его крутили, нажимали кнопку, и били нас током. Провода присоединяли на пояс, на пальцы, наручники и били током. У них для этого есть какой-то ящик.

Когда я упал от удара током, то они сказали: «Какая классная штука».

Били дубинками по пяткам. А когда падал, хватали за волосы и удерживали... На шестой день тот, который стоит у двери, зашел и позвал:

«Батаев, ты под амнистию попал».

Третий с нами тогда был пастух, он с нами в УАЗике был. Его тоже отпустили. Его не пытали, он был русский. Они (т.е. сотрудники ВОВД.

— ПЦ «Мемориал») говорили, что отпустят, когда отойдут синяки…»

В ходе спецоперации в пос.Черноречье более 30 человек задержаны по подозрению в участии в вооруженных формированиях ЧРИ.

В ходе аналогичных операций в населенных пунктах Автуры и ДышнеВедено задержан один боевик и два человека по подозрению в пособничестве ВФ ЧРИ.

В ночь на 2 июля в г.Урус-Мартан на ул.Орджоникидзе сотрудники российских силовых структур захватили Зелимхана Аслановича Сатаева, 1987 г.р., и Бекхана Саламбековича Израилова, 1981 г.р. Оба — местные жители и проживали в городе по следующим, соответственно, адресам:

ул.М.Горького, 98, и ул.Первомайская, 79.

По рассказам очевидцев, они были доставлены в комендатуру района. Через посредников родственники установили контакты с сотрудниками комендатуры и последующие три дня вели с ними переговоры об освобождении. Военные, которые поначалу успокаивали, говоря, что отпустят молодых людей после соответствующей проверки, затем неожиданно отказались признать факт их задержания. Вскоре выяснилась и причина этого: посредник сообщил, что они оба убиты и выброшены в саду госхоза им. Мичурина УрусМартановского р-на.

6 июля родственники выехали к указанному посредником месту и обнаружили трупы Зелимхана Сатаева и Бекхана Израилова. Рядом с убитыми на почве ясно виднелись следы колес от военного автомобиля «Урал».

С утра саперная бригада, дислоцирующаяся на территории российской в/ч в Октябрьском р-не г.Грозный у дороги на с.Шатой, перекрыла трассу Ростов—Баку. Пропуск автотранспорта был сокращен, образовались пробки. Оказавшиеся в заторах люди начали протестовать, тогда им было предложено «раскрыть кошельки». Так как водители либо сами спешили на работу, либо везли пассажиров, которые торопились, многие вынуждены были подчиниться требованию военных.



Рано утром подразделения федеральных сил начали «зачистку»

с.Серноводск. По официальной версии ее целью было «задержание боевиков, устроивших взрыв автомобиля УАЗ, в результате которого погибли пять милиционеров из Кемерово»1. Представители ПЦ «Мемориал», побывавшие на месте события, свидетельствуют, что операция, по существу, переросла в карательную акцию. Вопреки приказу и.о. командующего ОГВ (с) №145, она проводилась без взаимодействия с местными властями. Более того, главу администрации села Ваху Арсамакова и главу администрации Сунженского р-на Хизира Витаева военные заперли в их служебных кабинетах и не позволяли выйти оттуда в течение десяти часов. Все сотрудники поселкового отделения милиции и сотрудники ГАИ были разоружены и задержаны.

Серноводск — крупное село, которое находится на границе с Ингушетией. Население его до войны превышало 15 тыс. человек.

К моменту проведения «зачистки» в населенном пункте находилось большое число вынужденных мигрантов. Только в центрах временного размещения (ЦВР), оборудованных в помещениях сельскохозяйственного техникума и в железнодорожных вагонах, проживали более 4 тыс.

человек. В частных домах — беженцев в несколько раз больше.

Еще с ночи Серноводск окружили военной техникой, а утром ею были перекрыты и все сельские перекрестки. Бортовые номера БТРов и регистрационные знаки автомобилей были либо замазаны грязью и краской, либо закрыты брезентом. Было невозможно определить и ведомственную принадлежность лиц, прибывших на «зачистку»: на них была камуфлированная форма без знаков воинского различия и шевронов. Сами они не представлялись, отвечая на соответствующие требования жителей угрозами либо бранью.

1 См. сообщение за 1 июля.

ЧЕЧНЯ: ХРОНИКА НАСИЛИЯ

Разделившись на группы от 20 до 30 человек, военные приступили к осмотру домовладений. При этом не гнушались грабежом имущества местных жителей и вымогательством денег. Ворвавшись в какой-нибудь из дворов, они первым делом выгоняли на улицу хозяев и забирали из помещений понравившиеся вещи, ломали и резали мебель, забрасывали гранатами чердаки и подвалы. В селе, по-видимому, осуществлялась и заготовка провианта: повсеместно убивали кур, индюков, баранов, выкапывали картофель и грузили все это в БТРы и «Уралы».

Обстреливали огороды с посадками кукурузы, поджигали стога сена.

Была ограблена аптека.

Очевидно, что в «зачистке» принимали участие разные подразделения. Особенно бесчинствовали те, которые действовали в центре Серноводска. Здесь военные уничтожали личный и государственный транспорт, если хозяева не успевали вовремя заплатить за него выкуп.

Например, во дворе дома Муциевых из автоматического оружия были расстреляны две автомашины. У Мадаевых, несмотря на то, что документы были в порядке, забрали автомашину «Жигули» ВАЗ 21099.

Из дома, принадлежащего известному спортсмену, чемпиону мира по тяжелой атлетике Адаму Сайдулаеву, были вывезены теле- и видеоаппаратура, дизельный электрогенератор, насос для выкачивания воды и строительные материалы. У семьи Эдиевых украли золотые женские украшения.

В селе военным никто не оказывал вооруженного сопротивления.

Тем не менее, они гранатами забросали дома Мовсаровых, Баташевых, Саламовых, Арсанукаевых, Рамазановых, Сайдулаевых, Альтамировых.

На ул.Школьная была предпринята попытка задержания 25-летнего Мамеда Умархаджиева — владельца магазина. За него активно вступились две продавщицы, убедившие военных в том, что он — мирный человек. Оставив его в покое и скармливая служебным собакам куриные и говяжьи сосиски, они загрузили в БТР имевшиеся в магазине промышленные и продовольственные товары. Перед самым уходом вытащили из кармана молодого предпринимателя кошелек с деньгами.

Во всех дворах военные пытались задержать мужчин в возрасте от 14 до 60 лет. Но им можно было и откупиться. Была установлена четкая такса: если все документы в порядке и прописка местная, нужно было заплатить 200 руб. В том случае, когда человек прописан в другом населенном пункте, что было характерно для вынужденных мигрантов, проживающих в ЦВРах, то уже 500 руб. Если временное удостоверение просрочено или же в паспорт вклеены не все фотографии — 1000 руб.

Были задержаны несколько сотен (по некоторым данным, до 700) человек, в том числе две женщины: 40-летняя Марем Мазаева, и Моша Мухудиевна Газмагометова, 1964 г.р., которая села в машину сама, не желая отпускать одного с военными своего брата Султана. На второй день все трое были отпущены. Среди задержанных оказались два сына (14 и 18 лет) главы администрации села Вахи Арсамакова. Был задержан и 90-летний старик — Абдул-Кадыр Губаев. Военные увезли 81 вынужденного мигранта, оставив в центрах их размещения только четырех очень пожилых мужчин.

Из сельскохозяйственного техникума забрали и молодого жителя грозненского поселка Черноречье (просил не называть имя и фамилию). Избегнув задержания во время «зачистки» у себя дома1, по требованию родственников он уехал в Серноводск и поселился в ЦВРе. Один из военных узнал его и спросил: «Что ты тут делаешь?» По утверждению пожелавшего остаться неизвестным молодого человека, именно он приходил к нему с проверкой документов. В своем поселке его не тронули, здесь же, как и других людей с не местной пропиской, заставили подняться в кузов «Урала» и увезли.

По всей видимости, сразу же после Черноречья военных и милиционеров, проводивших там «зачистку», перебросили в западные районы Чечни. Операция в Серноводске, скорее всего, была заранее спланирована. Взрыв автомобиля, в результате которого, как утверждали официальные лица, погибли сотрудники Кемеровского УВД, если и не был провокацией, призванной оправдать жесткие действия в отношении местного населения, случился как нельзя кстати.

Задержанных людей вывезли на восточную окраину села и между мечетью и местной МТФ, заложив руки за голову, заставили сесть на корточки. В таком положении их продержали несколько часов. Всем, в том числе и старику Абдул-Кадыру Губаеву, натянули на головы рубашки, чтобы они не могли ничего видеть. За малейшее движение били прикладами автоматов и ногами. У них отбирали деньги, снимали кольца, часы. У некоторых порвали документы, удостоверяющие личность.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 61 |