WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 61 |

«ЗДЕСЬ ЖИВУТ ЛЮДИ Чечня: хроника насилия Часть 4 Июль-сентябрь 2001 года МОСКВА 2008 ББК 67.408 З 46 Издательская программа Общества Мемориал Редакционная коллегия А. Ю. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Исходя из своих политических целей, чиновники разных уровней пытаются «выдавить» нас, беженцев, в зону беззакония, где каждая минута грозит человеку смертью или захватом. «Агитаторы», которые приезжают из Чечни, обещают нам всякие блага в виде денежных компенсаций и других подачек. Однако эти безответственные чиновники не хотят думать о гарантиях безопасности жизни, о соблюдении элементарных прав человека. Несколько десятков вынужденных переселенцев, которые, поддавшись уговорам, недавно вернулись в город Аргун, в тот же день попали в зону боевых перестрелок. А те несчастные, которые не смогли покинуть республику и живут в отдаленных селах республики, находятся в бедственном состоянии. Они практически голодают. Местные государственные структуры в Чечне пока не способны решить внутренние социальные вопросы, тем более они никогда не смогут справиться с проблемами беженцев, вернувшихся из Ингушетии. И в этой обстановке министр по делам Чечни Владимир Елагин заявляет о необходимости возвращения всех беженцев из Ингушетии в Чечню летом этого года. Никто из чиновников не желает считаться с нашим мнением, с нашим нежеланием возвращаться под правовой беспредел в Чечне.

Мы покинули Чечню не добровольно, и теперь мы просим — не заталкивать нас силой туда, где царит произвол военных, где для мирного человека нет никакой защиты ни от одной из воюющих сторон. Мы очень хотим

ЧЕЧНЯ: ХРОНИКА НАСИЛИЯ

вернуться домой и вернемся по своей воле, но только тогда, когда там будет мир и правопорядок. Мы просим Вас — не допустить манипуляций судьбой беженцев. Мы призываем Вас — выполнить свой депутатский долг и поставить вопрос о ситуации с вынужденными переселенцами на обсуждение Государственной Думы».

Под обращением стоит дата — 22 июня 2001 г., и далее следуют сотни фамилий подписавшихся.

В ПЦ «Мемориал» продолжали поступать все новые подробности завершившейся накануне зачистки в пос.Черноречье1. О том, что она состоится, местным жителям стало известно заблаговременно. Поэтому все те, кто имел основания опасаться за свою безопасность, покинули населенный пункт. Заплатив деньги на посту, уехать можно было непосредственно и в дни операции.

Забирать людей военные начали с утра 29 июня. В основном мужчин старше 18-летнего возраста. К зданию профилактория на берегу Грозненского водохранилища они доставили и подростков от 14 лет и моложе. Всего же, по уточненным данным, было задержано до человек. Там их положили лицом вниз на землю и избили. Сыну Умалта Эльдербиева, по свидетельствам очевидцев, сделали укол неизвестным препаратом под лопатку. После освобождения его в тяжелом состоянии отвезли в больницу за пределы города.

Большинство задержанных были допрошены. Для этого их по одному заводили в здание профилактория, где на русском языке задавали вопросы о боевиках и ваххабитах. Применялись пытки, в том числе электрическим током. Кто их допрашивал, эти люди не видели: еще при задержании им на головы натянули рубашки и полиэтиленовые пакеты.

Сотрудники ПЦ «Мемориал» уточнили обстоятельства задержания Элины Габаевой, медсестры детской больницы, расположенной в Черноречье. Утром, как и всегда, она приехала в поселок (Элина замужем и живет в другой части города) и перед тем как пойти на работу, решила проведать мать.

Надев белый халат, Элина Габаева уже собиралась выйти на улицу, когда увидела в окно бегущих к их подъезду военных. Они заскочили в квартиру, где в это время, кроме нее самой, находились ее мать и 1 См.: Здесь живут люди. Чечня: хроника насилия. Ч.3. М., 2006. С.405–408.

четверо сестер. Младшей из них исполнилось всего два года, другой — восемь лет. У последней при виде военных началась истерика. Мать попросила разрешения вывести ее из квартиры. В грубой и развязной форме в этом было отказано. Услышав крики, в квартиру прорвалась соседка и забрала девочку к себе.

Военные потребовали у присутствующих документы и, просмотрев их, приказали Элине Габаевой снять халат. На вопрос — зачем, ответили: «Ты едешь с нами». Паспорт девушке они возвращать не стали, оставили у себя.

Ее вывели из подъезда и посадили в машину УАЗ. Туда же подсела и мать, не пожелавшая оставлять дочь одну с военными. Но у здания профилактория их разделили: дочь высадили из машины и куда-то увели, а мать отвезли обратно в поселок и оставили у въезда на дамбу Чернореченского водохранилища. Дворами и переулками, обходя стороной военные пикеты и скопления бронетехники, она через короткое время вернулась к профилакторию. Здесь уже находилась большая группа женщин. Они протестовали по поводу задержания в ходе «зачистки» своих родственников. Военные пытались отогнать их, стреляли им под ноги и бросали дымовые шашки. Однако это еще больше распалило женщин, вскоре здесь фактически начался митинг.

Элина Габаева:

«Я была на третьем месяце беременности. За день до этих событий я вышла с больничного. Они высадили меня из машины и грубо завели в «Урал». Там было много солдат. Начали спрашивать: «Куда ездила делать перевязки? Где живут боевики?»

Я говорила, что ничего не знаю, тогда они начали мне угрожать: «Мы тебя подвесим, как Буратино». При этом послали какого-то солдата найти дерево, чтобы меня подвесить. Но потом выяснилось, что сотрудники больницы, в которой я работаю, прибежали к профилакторию и сказали военным, что я только вышла с больничного, что я беременная. Им сказали, будто у них есть свои гинекологи, пусть они не волнуются. Я всего этого, конечно, не знала. Через некоторое время в «Урал» зашли два пьяных амбала и, заявив нагло, что гинекологи, начали оскорблять меня. Я сильно испугалась, начала плакать. На мое счастье, их отвлекло задержание какой-то более важной персоны. Они все выскочили из машины, оставив меня с какими-то двумя солдатами. Потом опять зашли и грубо, нецензурно

ЧЕЧНЯ: ХРОНИКА НАСИЛИЯ



ругаясь, стали приставать все с теми же вопросами. Так продолжалось несколько раз.

Через некоторое время меня вывели на улицу и посадили на корточки у каких-то кустарников. Заставили сидеть так до 20.00 вечера. Окружили меня и опять мучили угрозами и расспросами.

Вечером, записав данные и заставив расписаться под ними, отпустили.

Перед этим они предупредили, что будут следить за каждым моим шагом:

куда я езжу, с кем общаюсь и т.д. На следующий день в больнице я потеряла ребенка».

Женщина, пикетировавшая профилакторий (она не пожелала назваться):

«Я стояла в толпе с другими женщинами, у которых забрали мужчин.

Забирали всех попавшихся под руку, от 14 лет и старше. Даже стариков забирали. Всех избивали. Мы слышали, как один солдат спросил у другого:

«Сколько их?» Второй ответил: «Не пересчитать». Когда мы спрашивали, кто у них командир, отвечали: «Мы все командиры, никому не подчиняемся». Мимо нас проезжали машины с новыми задержанными. Мужчин из них выкидывали на поле. На головах у них были либо завязанная рубашка, либо полиэтиленовый пакет. Даже мы, стоящие в стороне, слышали крики людей, которых они пытали и били.

По всему поселку в это же время шли грабежи. У одной женщины из дома забрали товар на 23 тысячи рублей, который она привезла под реализацию из Хасавюрта. Мы в толпе у профилактория видели, как они выгружали из машин награбленные телевизоры, другую технику, всякие разные вещи.

Когда они ходили по домам, они сразу говорили: «Не хотите, чтоб забрали вашего мужчину, готовьте тысячу (т.е. 1000 руб. — ПЦ «Мемориал»)».

Некоторым удалось так откупиться. К ночи всех отпустили, кроме нескольких человек. Зачистку проводили военные с Ханкалы и Урус-Мартана.

Они вели себя нагло. Кричали: «Мы всех ваших мужчин увезем, женимся на вас, вы будете нашими женами и рожать будете русских детей»».

В г.Грозный у здания городской администрации собрался стихийный митинг. Его участниками стали несколько сотен человек, требовавшие освобождения незаконно удерживаемых представителями российских силовых структур родственников.

В тот же день массовая акция протеста прошла и у с.Старые Атаги.

Местные жители назвали происходящее «маршем мира». И, действительно, с трех разных направлений туда же подошли и уроженцы таких населенных пунктов, как Новые Атаги, Дуба-Юрт, Чири-Юрт, Чишки, Дачу-Борзой, Белгатой, Мескер-Юрт, Шали и Гикаловский.

Акция состоялась, хотя на протяжении всех последних дней (местные жители говорят о двух неделях) на трассе Грозный—Шатой через каждые 80–100 м. были выставлены т.н. выдвижные посты. Усиленные бронетехникой военные, кроме досмотра проезжавшего автотранспорта занимались и вымогательством денег у водителей и пассажиров.

После 13 часов у железнодорожного переезда в северной части с.Серноводск подорвался автомобиль УАЗ, в составе бронеколонны направлявшийся в сторону бывшего курорта Серноводск-Кавказский. По сообщению официальных СМИ, погибли пять человек.

Военные и милиционеры, находившиеся на БТРах сопровождения, а также в автомобилях «Урал» и УАЗ, спешно выгрузились и, заняв позиции вокруг техники, стали обстреливать из стрелкового оружия и гранатометов прилегающую местность: лесополосы вдоль железной дороги, посадки миндаля, туи и других декоративных кустарников, жилые и заброшенные строения. По словам очевидцев, огонь велся в течение, как минимум, получаса и прекратился, когда в небо взвились две ракеты. Сразу после этого из рощицы, размахивая снятыми с себя рубашками, вышли братья Батаевы: Саид, 1981 г.р., и Сослан, 1983 г.р. Военные приказали им перейти на другую сторону дороги и присесть. Через некоторое время они сцепили их друг с другом наручниками и, уложив на землю, стали избивать прикладами автоматов и ногами.

К месту подрыва подошел участковый инспектор по имени Ваха. По словам очевидцев, он объяснил, что братья не имеют к происшедшему никакого отношения. Военные прекратили их избивать, но отпускать не стали. Натянув на головы рубашки, они затолкали обоих в автомобиль УАЗ и вместе с еще одним задержанным, пастухом, русским по национальности, доставили в Ачхой-Мартан. Там, в здании ВОВД, пытая и избивая, Саида и Сослана Батаевых держали до 6 июля.

Местонахождение молодых людей установили не сразу. На следующий день в Серноводске началась «зачистка», и среди сотен других

ЧЕЧНЯ: ХРОНИКА НАСИЛИЯ

сельчан российские военные захватили их ближайших родственников1.

О том, что братья содержатся в здании временного отдела АчхойМартановского р-на, стало окончательно ясно 4 июля. В этот день домой к увезенным братьям нагрянули с обыском сотрудники российских силовых структур. Ничего компрометирующего найти им не удалось, и поэтому уже через день, 6 июля, они снова вернулись.

Ни в первом, ни во втором случае, несмотря на настойчивые требования жильцов, «силовики» не представлялись и не показывали каких-либо документов. Бумагу, которую представили как санкцию прокуратуры, показали издали. Того, что там было написано, никому не позволили прочитать.

Дядя задержанных, Муса Умарович Батаев, рассказал, что во время повторного обыска первым в дом забежал милиционер, командированный в ПОМ с.Серноводск из г.Кемерово, и представлявшийся «Николаем». Пройдя сначала в отдаленную комнату, он затем ее быстро покинул. Вслед за ним в дом вошли военные в масках. Согнав всех жильцов в одну из комнат, они начали обыск, вылившийся вскоре в погром. В качестве понятой с улицы была заведена соседка Батаевых.

Ей приказали приподнять кресло, под ним оказался какой-то сверток. Женщина схватила его. Когда люди в масках спросили, что в нем, она ответила: «Прищепки для белья». Подскочивший «Николай», со словами: «Я знаю, что это такое, отпусти», — отобрал его у нее.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 61 |