WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |

«Санкт-Петербург АМФОРА 20 07 УДК 796.9 ББК 75.719.6 В 14 Защиту интеллектуальной собственности и прав издательской группы Амфора осуществляет юридическая компания Усков ...»

-- [ Страница 1 ] --

книжная серия

Документальный роман

Елены Вайцеховской

Санкт-Петербург

АМФОРА

20

07

УДК 796.9

ББК 75.719.6

В 14

Защиту интеллектуальной собственности и прав

издательской группы «Амфора»

осуществляет юридическая компания

«Усков и Партнеры»

Вайцеховская, Е.

В 14 Слезы на льду / Елена Вайцеховская.— СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2007. — 334 с. — (Серия «Таблоид»).

ISBN 978-5-367-00549-3 Книга охватывает один из наиболее успешных периодов российского фигурного катания (последнее десятилетие прошлого века и начало нынешнего). Автор — олимпийская чемпионка по прыжкам в воду, обозреватель газеты «Спорт-Экспресс», работающая в фигурном катании с 1989 года, — рассказывает о наиболее ярких представителях этого вида спорта.

УДК 796. ББК 75.719. © Вайцеховская Е., © Оформление.

ЗАО ТИД «Амфора», ISBN 978-5-367-00549-

ОТ А В Т О Р А

Мое первое знакомство с фигурным катанием оказалось на редкость кратковременным и унизительным. В шестилетнем примерно возрасте родители — профессиональные тренеры по плаванию — привели меня на просмотр в секцию фигурного катания ЦСКА и оставили одну в зале стадиончика на Песчаной улице, где на полу лежали потертые, набитые свалявшейся ватой маты и стояло гимнастическое бревно. Почему-то нас, таких же, как я, малышей, загнали туда и заставили по очереди карабкаться на снаряд — с заданием самостоятельно пройти по всей длине деревянного бруса.

Мне это показалось настолько невыполниможутким, что я тут же отпросилась в туалет, расположенный за стеклянной дверью в торце зала.

Эпизод почему-то навсегда врезался в память грязное стекло, небрежно замазанное некогда белой краской, в которой кто-то еще до меня проковырял «подсматривательную» дырочку, и отчаянная решимость отсидеться за дверью до тех пор, пока экзекуция на бревне не будет закончена.

Извлекали меня из этого убежища силком и в итоге выгнали с позором. За трусость.

И кто бы тогда мог предположить, что много лет спустя фигурное катание станет для меня именно тем видом спорта, в интерьере которого я начну свою журналистскую карьеру и пройду абсолютно все этапы профессионального становления...

Задумывая написать эту книгу, я прекрасно понимала, что она будет не только о фигурном катании. Но во многом — о работе журналиста, волею судьбы оказавшегося свидетелем феерического триумфа, смертельных трагедий, жесточайших драм и самых разнообразных человеческих проблем нескольких поколений спортсменов и тренеров одного из самых любопытных и психологически сложных видов спорта.

Впрочем, отправляясь в 1991-м в Киев на последний в истории СССР чемпионат страны по фигурному катанию, я совершенно об этом не задумывалась. В моем творческом багаже на тот момент было шапочное — еще спортивных времен — знакомство с полудюжиной известных фигуристов своего поколения, интервью с трехкратной олимпийской чемпионкой Ириной Родниной, случайно сделанное еще во времена работы в «Советском спорте», умение отличать аксель от всех остальных прыжков и по-театральному роскошная ссора с выдающимся тренером — Татьяной Тарасовой...

Конфликт произошел на ровном месте и получился на редкость дурацким. Общаться с Тарасовой по телефону мне приходилось, когда мы еще не были лично знакомы. В конце 80-х, после победы на Играх-1988 в Калгари Натальи Бестемьяновой и Андрея Букина, тренер ушла из любительского спорта, создала профессиональный театр «Все звезды» и уехала с ним на гастроли в США.

А в 1990-м случилось ЧП: несколько спортсменов тарасовской труппы решили остаться в Америке, сбежав из отеля в последнюю ночь перед отъездом. Естественно, руководство «Советского спорта» тут же затребовало подробности, перепоручив мне — то ли стажеру, то ли творчески никчемной редакционной достопримечательности с ярким спортивным прошлым — позвонить Тарасовой домой.

Разговор получился вполне милым, что незамедлительно вселило в меня уверенность, что общаться с великими и брать у них интервью — плевое дело.

Некоторое время спустя, дождавшись очередного приезда Тарасовой в Москву, я безо всяких редакционных заданий нахально напросилась к ней в гости в генеральский дом у станции метро «Сокол», лелея надежду самостоятельно сделать большой материал и таким образом обратить на себя внимание явно недооценивающих мои способности коллег.

Хозяйка выглядела царственной и слегка утомленной. Усадила меня за массивный, красного дерева стол в гостиной, сверкающей хрусталем и мебельной полировкой, села напротив, бросив мимолетный взгляд на диктофон. Время пошло.

— Вам не скучно заниматься тем, что вы сейчас делаете? — с места в карьер начала я. — Ведь по сравнению с большим спортом ваш театр — это какая-то второсортная самодеятельность вышедших в тираж звезд...

Тарасова даже не показала вида, что возмущена или ошарашена моим хамством. Она лишь подняла на меня тяжелый взгляд:

— Вы видели хоть один наш спектакль?

— Пока нет, но...

Собеседница медленно поднялась со стула, вытянула унизанную кольцами и браслетами руку по направлению к входной двери и, не меня ясь в лице, хорошо поставленным голосом произнесла:

С пятого этажа (о том, чтобы дожидаться лифта на тарасовской площадке, не могло быть и речи) я скатилась стремительно. Короткое словечко преследовало меня в ночных кошмарах и на редакционных дежурствах. Я утешала себя лишь тем, что больше никогда и ни за что не подойду к Тарасовой на пушечный выстрел. Благо в большом спорте она, на мое счастье, больше не появится. Но я ошиблась. Три года спустя мы столкнулись на трибуне московских «Сокольников».



Я не узнала тренера. Тарасова похудела килограммов на тридцать, поменяла макияж, стиль одежды. Некие смутно-тревожные ассоциации вызывала лишь манера держаться.

— Кто это? — вполголоса спросила я Елену Чайковскую, с которой на тот момент мы уже были неплохо знакомы.

Чайковская вытаращилась на меня в недоумении:

— Ну ты даешь! Это же Таня Тарасова...

Стыд, надежно загнанный за три года в самые закоулки подсознания, накрыл меня омерзительно липкой волной. Выскочив на лестницу, я, как воришка, стала пробираться в направлении выхода на улицу, с каждым шагом все отчетливее понимая, что это не решение проблемы. Может быть — шанс.

Именно в этот момент из противоположной двери холла появилась Тарасова и, не глядя по сторонам, направилась в сторону раздевалок.

Я решительно двинулась следом:

— Татьяна Анатольевна!

Ответный взгляд тренера был выжидательным. Она остановилась, не произнеся ни слова.

— Вы помните наше неудачное интервью три года назад?

— Помню.

— У меня к вам большая просьба. Дайте мне вторую попытку.

Повисла пауза. Тарасова продолжала меня разглядывать, как лягушка — мелкого жука, не выдавая эмоций. Наконец произнесла:

— Приезжайте завтра к десяти утра в Лужники на каток «Кристалл». Я там репетирую. С театром.

Несколько дней спустя, непроизвольно дрожа всеми частями тела, я привезла в дом на «Соколе» готовое интервью. Читать его Тарасова отказалась — куда-то задевала очки, поэтому отдала текст мужу — выдающемуся пианисту Владимиру Крайневу. Спустя несколько минут, которые показались мне вечностью, из кабинета раздался гомерический хохот.

— Таня, это гениально! Эта девочка вытащила наружу всю твою суть. Чего стоит одна последняя фраза! «Это же здорово — когда человек может пить, курить и при этом работать как лошадь!»

Будете чай, Лена?

В этот момент я отчетливо поняла, что чувствует человек, которого на эшафоте вынимают из рук палача.

В этой книге не будет жесткой хронологии. Будут фигуры. Трагические и смешные. Умеющие одерживать выдающиеся победы и создавать вокруг себя не менее выдающиеся скандалы. Отдавшие лучшие годы своей жизни спорту — и заплатившие за это по максимальной цене.

На самом деле мне чудовищно повезло зацепить в спорте последний пласт по-настоящему великих, крепчайшей закваски личностей, для которых второе место в мире означало катастрофу, а расхожее ныне выражение «выиграть серебро»

было столь же неприемлемым, как отказ от борьбы из-за болезни или травмы. Наверное, поэтому с самого первого дня работы я и сама подсознательно стремилась соответствовать этому уровню, как бы высокопарно ни звучало это сейчас.

Я безумно благодарна всем своим героям за ту школу жизни и профессии, которую пришлось пройти в их окружении. О них и для них эти воспоминания.

ПУТЬ К ЗВЕЗДАМ

В киевском Дворце спорта было пустынно.

В вестибюле я увидела наполовину знакомую парочку. Известная мне «половина» называлась Геннадий Карпоносов. С ним — уже после окончания своей спортивной карьеры — мне довелось однажды поехать в греческую Олимпию на какой-то международный спортивный слет. Собственный титул олимпийской чемпионки я всегда имела склонность недооценивать, поэтому Карпоносов, как заочно и его супруга Наталья Линичук, — олимпийские чемпионы Лейк-Плэсида в танцах на льду — мне казались фигурами заоблачно знаменитыми, тем более что Наталья в те времена вела на телевидении еженедельную программу по аэробике.

Наверное, поэтому из греческой поездки наиболее отчетливо запомнились постоянные рассказы Гены («Ты что, обалдела — по имени-отчеству обращаться? Называй меня на „ты"») о том, что на аэробические наряды своей половины он потратил какую-то немыслимую сумму в валюте и что теперь его Наташка «чувствует себя абсолютно счастливой, потому что ее впервые в жизни целых сорок минут непрерывно показывают по телевизору».

Встреча с Карпоносовым в Киеве на чемпионате страны была для меня счастьем. С радостными воплями: «Гена, выручай, я первый раз на фигурном катании и ни черта в нем не понимаю!» — я бросилась к фигуристу, прыгая через ступеньки.

Заинтригованный моими криками, его собеседник тоже обернулся. Это был Станислав Жук.

Выдающийся тренер, которого знали в лицо не только журналисты, но, наверное, все домохозяйки страны. Представив меня Жуку («Слышали, слышали. Вы же в ЦСКА тренировались? Приятно познакомиться...»), Карпоносов довольно быстро закончил свой с ним разговор, одновременно направляя меня в сторону катка.

— Гена, помоги! — продолжала умолять я. — Познакомь меня с кем-нибудь. Я ведь даже в лицо никого тут не знаю.

— Сейчас разберемся, — был ответ. — Стой!

Иди за мной быстро. Тамара Николаевна, можно вас на минуточку?

Проследив в направлении карпоносовского взгляда, я увидела крохотную, исполненную горделивой осанки женщину.

— Разрешите представить. Тамара Николаевна Москвина. Елена Вайцеховская. — Кивок в мою сторону. — Олимпийская чемпионка. Журналист. Прошу любить и жаловать.

Москвина окинула меня пристальным, проникающим насквозь взглядом, свойственным абсолютно всем выдающимся тренерам.

— Любить не обещаю. Жаловать придется...

Чуть позже, представив меня еще нескольким людям, Карпоносов отвел меня в сторонку и совершенно серьезно сказал:

— Запомни. Фигурное катание — большой гадюшник. Все обнимаются, все целуются, все друг друга ненавидят. Все говорят друг о друге гадости. Ты — человек в нашей среде новый. Поэтому предупреждаю сразу: попьешь кофе с кемнибудь наедине — на следующий день десять других перестанут с тобой здороваться. Напорешься — не обижайся.

— Но, Гена...

Он протестующе поднял руку, не давая мне продолжить:

— Я — не исключение. Просто сейчас добрый.

Поняла? — Карпоносов усмехнулся, намереваясь представить меня массивному лысеющему мужчине средних лет, одетому в экзотический, облепленный многочисленными нашивками и эмблемами и до предела засаленный армейский жилет. — Не веришь — спроси Артура...



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 36 |
 



Похожие работы:

«Кому мы преклоняемся Или откуда возникли традиции Русской Православной Церкви. Я знаю, что проще всего в нашей современной жизни ответить на эти вопросы включив компьютер и сделать запрос по Google или Яндекс и выбрать из предоставленной информации, что больше всего нам подходит по-душе. Но я вам предоставлю вам совсем всё по-другому. А точнее с Библейской точки зрения и используя одну из моих любимых цитат из книги Пророка Исаии 46:8-10 Вспомните это и покажите себя мужами; примите это,...»

«Толкование на книгу Песнь Песней. И, наконец, Песнь Песней – это вершина всех его книг и всех книг Ветхого Завета. Она  повествует о великой любви между Богом и людьми. Надо помнить, что все толкователи  Ветхого и Нового Завета, православные, они всегда понимали ее не в том смысле, в каком  часто понимают ее обычные люди. Есть даже постановление V­го Вселенского Собора,  которое анафематствует тех, кто учит, будто бы Песнь Песней говорит о любви между ...»

«1 Предисловие То, о чем говорится в этой книге, послужило материалом для серии радиопередач, а впоследствии было опубликовано в трех отдельных частях под названием Радиобеседы (1942), Христианское поведение (1943) и За пределами личности (1944). В печатном варианте я сделал несколько дополнений к тому, что сказал в микрофон, но в остальном оставил текст без особых изменений. Беседа по радио не должна, по-моему, звучать как литературный очерк, прочитанный вслух, она должна быть именно беседой,...»

«НАВИСТЬ Рефлексикон Москва 2006 Фридман М.Ф. НАВИСТЬ. – М.: Зерцало, 2006. – 352 с Читается трояким образом: 1-е, читать и не понимать; 2-е, читать и понимать; 3-е, читать и понимать даже то, что не написано. Я.Б. Княжнин Каждый писатель, до известной степени, изображает в своих сочинениях самого себя, часто даже вопреки своей воле. В. Гёте Есть книги, которые надо только отведать, есть такие, которые лучше всего проглотить, и лишь немногие стоит разжевать и переварить. Ф. Бэкон Огромное...»

«На следующий день я составил список компаний, которые больше всего хотел бы видеть в качестве своих клиентов: General Foods, Bristol-Myers, Campbell Soup Company, Lever Brothers и Shell*. Еще в прежние времена рекламодателям было известно, что часто для создания рекламы выгоднее нанять темных лошадок (малоизвестные агентства). Когда один руководитель гигантского рекламного агентства пытался получить заказ на создание рекламы сигарет Camel, он предложил заказчику выделить для выполнения этого...»

«ОТ РЕДАКЦИИ В ЦК ДОСААФ, куда мы обратились в поисках героя и автора задуманной книги, не нашлось никого, кто хоть минуту размышлял бы над этим вопросом. Нам отвечали с ходу: Егоров! Игорь Егоров! Говорили, что он не просто большой мастер, но в какой-то мере и теоретик — многие его пилотажные комплексы стали классикой мирового пилотажа. На лицах наших собеседников замечалась симпатия к Егорову-человеку: Здорово на гитаре играет — виртуоз! Вообще очень способный человек. Обаятельный человек,...»

«СПРАВОЧНИК РЫБОЛОВА-ЛЮБИТЕЛЯ 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 О-го! Телефон горячей линии Минприроды (8-017) 200-66-91 (С 9.00 до 18.00, кроме воскресенья и праздничных дней) Круглосуточный телефон Дежурный эколог ГУ Республиканский центр радиационного контроля (8-017) 267-55-70 и мониторинга окружающей среды (ГУ РЦРКМ) ф. (8-017) 263-95-62 Минский городской комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды (8-017) 346-88-48 Областные комитеты природных ресурсов и охраны окружающей...»

«РОМАНОВЪ Владимиръ Константиновичъ НАЧАЛА ПРАВОСЛАВНОЙ АРИФМЕТИКИ г. МОСКВА 2010 г. 3 НАЧАЛА ПРАВОСЛАВНОЙ АРИФМЕТИКИ Врстка и художественое оформленіе – Корректоръ по Праязыку – Тузина Е.Г. В.К. Романовъ, 2010 г. СД СВР, 2010 г. 4 ОГЛАВЛЕНЕ Наименованiе Страница Отъ Автора 1. Необходимые отличiя. 1.1. Буковы ПраСлавянской Азбуки. 1.2. Языкъ книги. 1.3. Знакъ защиты авторского права. 1.4. Принятая въ книге терминологiя i обозначенiя. Операцiи съ Числами. Математическiе Буковы Система...»

«Как правая и левая рука – Твоя душа моей душе близка. Мы смежены блаженно и тепло, Как правое и левое крыло. Но вихрь встает – и бездна пролегла От правого – до левого крыла! М.И. Цветаева “Видеть как” — это интуитивное отношение, удерживающее вместе смысл и образ [Рикер, 1991, с. 450], иными словами – метафора, лежащая в основе нашего мышления и организующая наше восприятие и понимание мира. Все огромное здание Вселенной, преисполненное жизни, покоится на крохотном и воздушном тельце метафоры...»

«Книга успеха розничного продавца легенда MDARA началась со страсти. Со страстного стремления четырех молодых латвийских женщин к естественному стилю жизни, и к потребности жить более “зеленой”, более прекрасной, чистой и более безопасной жизнью. Лотте была удивлена, когда впервые в жизни она испытала аллергию к косметическому продукту. Она внимательно прочитала список ингредиентов того продукта и обнаружила, что большинство ингредиентов в дорогом креме для ухода за кожей вокруг глаз, были...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.