WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Смотреть на бегемота Москва Воймега 2012 УДК 821.161.1—1 Дозморов ББК 84 (2Рос=Рус)6-5 Д62 О. Дозморов Д62 Смотреть на бегемота. — М.: Воймега, 2012. — 104 с. ISBN ...»

-- [ Страница 1 ] --

Олег Дозморов

Смотреть

на бегемота

Москва

«Воймега»

2012

УДК 821.161.1—1 Дозморов

ББК 84 (2Рос=Рус)6-5

Д62

О. Дозморов

Д62 Смотреть на бегемота. — М.: Воймега, 2012. — 104 с.

ISBN 978-5-7640-0127-2

Книга выпущена при поддержке Алексея Коровина

© О. Дозморов, текст, 2012

© С. Труханов, оформление, 2012 © «Воймега», 2012 О поэзии Олега Дозморова Над миром восходит луна, единственная и неповторимая в природе и бессчётно воспетая в литературе всех времён, и, когда возникает её двойник в море, поэт, воздав лунному отражению по заслугам, обращается к возлюбленной:

Классический мерцающий двойник, умалишённый, белый, безобразный.

Так я к тебе, к твоей душе приник, колеблющийся и на всё согласный.

Эта строфа в своём построении тоже классический двойник многих строф русской поэзии от Ломоносова — «…Как в сильном вихре тонкой прах, / В свирепом как перо огне, / Так я в сей бездне углублён, / Теряюсь, мысльми утомлён!» — до наших дней.

Поэт Олег Дозморов следует традиции, а следование традиции — не только в использовании узаконенных инструментов и нотной грамоты, но и в верности себе, своему неизбежно неповторимому способу освоения вечных тем. Поэтому вежливость, с которой принят и учтён опыт читателя, нежелание ошарашить его чем-то экстравагантным сочетаются с непоколебимой и нелицеприятной точностью (двойник «белый, безобразный», а главное — «колеблющийся и на всё согласный»), которую уже вынужден принять и учесть читатель. На вежливость ответить взаимностью — дело чести. И хотя вослед нашей взаимности может прозвучать раздражённое: «Побыть одному. Вот именно.

Одному. / Идите все в школу со своими учителями», — читатель и ценитель поэзии останется невозмутим, он понимает: раздражение поэта направлено на себя, на свою дотошную и неистребимую привязанность к классике. К тому же раздражение приправлено иронией и юмором. Поиск затерявшихся вещей, к которому привлечены Пушкин, Ленский и Ходасевич: «Куда, куда вы удалились, / запропастились, завалились, / но не пенсне и не ключи?» — завершается так:

Очки с мобильником сокрылись в филологической ночи.

«А что случилось? А собственно, ничего» — начало одного из стихотворений Олега Дозморова. Он из тех редких поэтов, которые умеют создавать из ничего. Это мера значительности поэта, степень его приближения к ценностному миру, в котором нет несущественного.

А что случилось? А собственно, ничего.

На рассвете тихо поднялся ветер.

Облака недосчитались товарища одного… Возможно, кто-то найдёт в этом иносказание, оно напрашивается, и решит, что речь идёт о человеке. Но лучше, по-моему, без иносказаний. Всякое движение мира, в том числе сиюминутное исчезновение облака, значительно, если значителен поэт, и не его заслуга или вина, если это движение приобретает символический смысл, — здесь нет глубокомысленного расчёта, а есть переживание смертного мгновения, единственного в своей смертности и потому достойного восхищения и сострадания.

Мальчик приносит маме камушки необычных оттенков.

1985-й, Крым, Алушта.

Море без остановки снимает пенку.

Наверное, волнуется потому что.

Здесь, между прочим, запечатлено событие, знакомое каждому ребёнку, но для будущего поэта особенно примечательное:

перенос своего чувства на явление природы, когда детская взволнованность дарится морю. Это оттуда, из самых ранних лет: «Море волнуется раз, море волнуется два, море волнуется три…» А быть может, наоборот: морские волны дарят ребёнку глагол «волноваться», и его осеняет происхождение слова, и уже от одного этого открытия накатывает волнение.

Если незамутнённое волнение детства станет незабываемым опытом собирания камушков, то будущему поэту есть к чему вернуться: к потерянному раю быть самим собой. Вот только после ада гордыни:

Мне шестнадцать, граждане. В Свердловске — лето, пыль и радиация, больше ничего.

Все мои приятели — гении, поэты.

Просто человека — нет ни одного, — для этого потребуется мужество:

Учись, и стань совсем другим, чужим, ненужным и безвестным, как эти тучи — серым в дым.

Естественным, неинтересным.

Быть «естественным, неинтересным» требует мужества потому, что здесь таится опасность отчаяния и богооставленности. Но другого пути нет. Поэзия, и книга в частности, не собрание мыслей, не музыка, вообще не что-то одно, а всё вместе, что можно бы назвать религией творчества жизни.

Думаю, что перед читателем именно такая книга. Не знаю, был ли Свердловск адом, Москва чистилищем и станет ли Англия, где в результате оказался Олег Дозморов, раем, — я говорю, конечно, о духовном становлении автора (а оно может происходить только в четвёртом измерении, другими словами в Петербурге), — но обнажённая ясность этих стихов, их существование на стыке молчания и речи, тоска по подлинности — всё это становится гарантией роста поэта и читательской радостью.

Темнеет рано. Осень словно вор.

Во тьме играют дети возле школы.

Роняет парк свой головной убор — вот он и голый.

И плоский Балэм, сколько видит глаз, заледенел в огнях горизонтально, но я в колонке зажигаю газ, и всё нормально.

И утром в пеших облаках висит (мир не прекрасен, но небезнадёжен) такой простой, наивный реквизит, что Он — возможен.

Это ответ на нигилизм, на воцарившееся Ничто XX века, это восстановление жизненных ценностей, чьи образы становятся самим бытием и преобразуют мир.



Владимир Гандельсман август Снова о гибели? Был уже мальчик, нам не чета.

Выбросьте книги, закройте журнальчик.

Лучшего не воскрешается призрак.

Нет ничего.

Что вы трясёте мотнёй романтизма?

Дети, во-во.

На окровавленных склонах Кавказа наш романтизм.

Холод, вагон человечьего мяса, вши, ревматизм.

Не начинайте. Окончится плохо.

Стиль есть война.

Стиль есть, простите за пафос, эпоха.

Нам это на?..

…Сгинем уродливо, но элегично.

И не пророчь.

Чисто, чувствительно, гордо, лирично.

В звёздную ночь.

*** «…учиться реагировать на мир словесным образом. Не попросту словесным, а строго в рифму, соблюдать размер, предписанный столетьями традиций.

Не правда ли, меж жребиев других великая, прославленная участь?»

Мир сочиняет грязную весну.

Таджики сортируют русский мусор спокойно и торжественно, и я завидую им почему-то — люди.

Забыть бы русский, жить что твой таджик, уехать далеко, где мы таджики.

Нет словарей, энциклопедий, книг, не нужно грамоты, правописанья.

Из всех-то слов остались «я», «ты», «он», «сыр», «телефон», «лепёшки», «кукуруза».

Простая жизнь: найти себе работу и место, чтоб раздеться и уснуть.

Когда-нибудь вернёмся — тут ислам, как и во всём благословенном мире.

Нас вспомнят два-три друга, мы придём на кладбище к возлюбленным могилам.

И на надгробьях прочитаем буквы, как университетскую латынь.

Друзья, вообразите сцену:

Россия, XXI век, с утра мне долбит прямо в стену на бас-гитаре человек.

Живёт тут во втором подъезде псих, неудачник, музыкант.

С утра засаживает двести и полирует свой талант.

Бубнят в трансцендентальном плане басы, ну как тут будешь спать?

Как на продавленном диване тут мыслить будешь и страдать?

Я думал: вот за ум бы взялся, продал гитару, бросил пить.

Ведь никому не обещался для звуков жизни не щадить.

Его я тихо ненавидел, его я пылко презирал.

Ничем придурка не обидел, а он затих, а он пропал.

И где он? Умер или спился?

Кто даст мне правильный ответ?

Куда сосед запропастился?

И почему тех звуков нет?

*** Ну что за день двадцатое апреля?

Кружится снег.

И началась рабочая неделя.

И человек торчит, как пень, один на остановке, другой бредёт, как тень его, в развязанном кроссовке, и снег идёт.

Давай, дружок, пешком до магазина, потом домой.

Жизнь тянется как чёртова резина, обожемой.

Нам задают громадные вопросы:

где склад снегов?

У нас текут растерянные слёзы и нету слов.

Я полчаса промёрз на остановке.

О, если б там, в рекламе, на билборде, на листовке, гиппопотам изобразил осмысленное что-то, раздул ноздрю… Ты мне сказал смотреть на бегемота, и я смотрю.

А что случилось? А собственно, ничего.

На рассвете тихо поднялся ветер.

Облака недосчитались товарища одного, если, конечно, облачный фронт заметил.

Заметили, да. Далече он улетел.

Где ликует теперь его смутный облик?

Лёгкий как дым, отлетел за невозвратный предел, да простит мне Ожегов это слово, облак.

*** Словно Пьер, понабравшийся мудрости у народа, шепча «что вы можете сделать с моей душой?», отыскивая в облаках существительное «свобода»

и не находя, топать по Моховой мимо «Националя», мимо филфака, мимо марбургского студента, слепившего те стишки, после которых три века неумолимо за родиной водятся силлабо-тонические грешки, мимо лучшего в мире Зоологического музея, где среди всяких тварей в систематизированном раю на картине маслом сидит ученик Линнея и смотрит печально на разрезанную змею, шествовать, словно твой протопоп Аввакум, туда, где стоит только, переделывая дела, допустить промашку — образовывается вакуум вокруг твоего офисного стола.

Поедем, я готов. В тот край, где облака оттенка молока и горизонт — строка.

Где в пять утра рассвет и даже пустоцвет распространяет свет. И подозрений нет.

Где можно быть, не быть. И вожжи отпустить.

И шарфик распустить. И это прекратить.

*** Куда, куда вы удалились, запропастились, завалились, но не пенсне и не ключи?

Не проклинай, не трепещи, не бормочи и не ворчи, а лучше в кухне свет включи.

Очки с мобильником сокрылись в филологической ночи.

В сущности, всё неважно. Неважно, в общем-то, всё.

С любой ноги — прыжок в сторону. Сбить со следа.

Словно облако, которое с виду сом, невесом и несом.

Словно пух, отцепившийся от складки пледа после обеда.

С любого места, вот именно. Грация ни к чему.

Подавитесь своими кренделями, калачами.

Побыть одному. Вот именно. Одному.

Идите все в школу со своими учителями.

Двух этих самых не то чтобы не боец, проплываю медленно, трансатлантический дирижабль, над полем вялого боя. Кому там пришёл конец?

Кто победил у вас? Звона не слышу сабель.

Все слова сломались. И сорванец — мертвец.

И продолжается кровопролитный скраббл.

*** Приветствую. Уже часов с пяти-шести ужасно тянет спать и ужинать охота.

И хочется уйти, но с этим не шути — ты помнишь, как тебе нужна эта работа.

Одиннадцатича-совой рабочий день ознаменован пе-рерывом, как цезурой.

Напротив жёлтый дом плечом уходит в тень, другой — выходит из трагической фигурой.

Возвышенная злость, лирическая спесь!

Вы не должны смущать чистюлю-привереду.

И Ходасевич был уже. Точнее, есть.

Лет через пятьдесят отпразднуем победу.

Ну а пока в Москву выходит гражданин из офисного дна и движется понуро вперёд по Моховой, пожизненно один, и тень его длинна, как ты, литература.

Между людьми одна высокая стена.

Между тобой и мной, как между комнатой и комнатой другой, и тут уж ной не ной.

Лишь отголоски — звук, лишь гул тиранит слух.

Однако эта жизнь рассчитана на двух, но каждый тих и глух, как из подушки пух.

Зайди в мою, проверь, открой ногою дверь.

Я прежний и теперь, поверь, не лютый зверь — рассеянный поэт, тетеря из тетерь.

У нас с тобой одно и на восток окно.

У нас с тобой одно любимое кино.

Одно, как раньше, «да». Одно, как прежде, «но».

*** Лёгкий дождь — и, несмотря на осень, липа у ворот благоухает.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
 



Похожие работы:

«B2BMaster-2013: Топ-20 лучших практик лидерства на В2В-рынке ЕЖЕГОДНАЯ БИТВА ЛУЧШИХ ТРЕНЕРОВ 2 потока: по продажам и управлению Итоги B2BMaster-2011-2012 (предыдущих Конференций): 1. Фоторепортаж Конференции 2. Итоговая статья 3. Видео-репортаж 2011 4. Видео-репортаж 2012 150 Участников от компаний, продающих свои товары и услуги для бизнеса (В2В-клиентам): владельцы и руководители компаний, коммерческие директора, руководители отделов продаж и маркетинга, менеджеры по активным продажам...»

«ЭО, 2007 г., № 2 © Г. А. Комарова УВАЖЕНИЕ К РЕСПОНДЕНТАМ - ВАЖНЕЙШАЯ ЗАПОВЕДЬ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ. (ИНТЕРВЬЮ С Е.И. ФИЛИППОВОЙ И М. ЛАРЮЭЛЬ) Идея интервьюирования женщин-антропологов из разных стран (США, Канада, Франция, Япония, Великобритания, Голландия, Германия) возникла у меня весной 2006 г. во время пребывания в Вашингтоне. Там, в Центре Вудро Вильсона, мне довелось в течение полугода общаться с представительницами научных сообществ, школ, направлений, взглядов, объединенных при этом общими...»

«ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 24 августа 2009 г. N 1266 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЙ О ПАМЯТНИКАХ ПРИРОДЫ СОСНОВЫЙ БОР ШИШКИНА НИВА, СЕРНИСТЫЕ ИСТОЧНИКИ У ДЕРЕВНИ ШЕЛОХАЧЬ, УРОЧИЩЕ ПОДСОСЕНЬЕ, УРОЧИЩЕ ЧАЙКИНО ОЗЕРО УСТЮЖЕНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ В соответствии с Федеральными законами от 14 марта 1995 года N 33-ФЗ Об особо охраняемых природных территориях, от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов...»

«Путеводитель вольного путешественника по Галактике Книга III. О жизни, Вселенной, и Вообще пер. Степан М. Печкин, 2004 Издание Трансперсонального Института Человека Печкина Life, the Universe and Everything, © 1982 by Douglas Adams Translation © Stepan M. Pechkin, 2004 (p) Pechkin Production Initiatives, 1998-2007 Редакция 420 дата печати 14.6.2010 (p) 1996 by Wings Books, a division of Random House Value Publishing, Inc., 201 East 50th St., New York, New York 10022 by arrangement with Harmony...»

«ВИЖУ ЦЕЛЬ записки командора Тольятти 2001 Предисловие автора Эта книга о людях, мало известных широкому кругу публики (хотя в кругу специалистов их имена порой говорят о многом). О тех, кто испытывает и доводит до ума автомобильную технику. А командором на сленге испытателей принято называть руководителя выездных испытаний (в народе именуемых автопробегами), проводимых в разных регионах страны, а то и за её пределами. Как правило, им является ведущий инженер того или иного проекта. В непростой...»

«Комитет по ликвидации расовой дискриминации Доклады, представляемые государствамиучастниками в соответствии со статьей 9 Конвенции Пятый и шестой периодические доклады, подлежавшие представлению в 2004 году* Армения** [8 января 2010 года] * Настоящий документ содержит пятый и шестой (объединенный) периодические доклады Армении, подлежавшие представлению 23 июля 2004 года. Третий и четвертый периодические доклады и краткие отчеты о заседаниях, на которых Комитет рассмотрел эти доклады, см. в...»

«1 Published : 2012-11-05 License : None 2 ВВЕДЕНИЕ 1. ЧТО ТАКОЕ BOOKTYPE? 2. CREATING AN ACCOUNT 3. МОЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКАЯ ПАНЕЛЬ DASHBOARD 3 1. ЧТО ТАКОЕ BOOKTYPE? С Booktype вы можете создавать книги. Настоящие книги, напечатанные на бумаге, которые можно держать в руках. Кроме того, с Booktype можно создавать книги в форме epub (электронных книг), PDF, файлов OpenOffice,webстраниц и др. Booktype – приложение на основе веб-технологий, что означает, что вам не нужно устанавливать его на...»

«Методические материалы по порядку образования позывных сигналов для опознавания радиоэлектронных средств гражданского назначения Содержание Стр. I. Общие положения 1 II. Образование позывных сигналов РЭС радиовещательной службы 8 III. Образование позывных сигналов радиостанциям любительской и любительской спутниковой служб 8 IV. Образование позывных сигналов РЭС фиксированной службы и сухопутной подвижной службы 12 V. Особенности образования позывных сигналов РЭС фиксированной службы и...»

«Как написать научную статью Литература Благодарности БЛОК 3 Выводы БЛОК 2 Обсуждение Результаты Результаты БЛОК 1 Материалы и методы Введение Автор Заглавие Институт Москва 1993 Оглавление Оглавление Как выглядит готовая статья С чего начнем? Подготовка рисунков. Графики. Как выглядит график Таблица данных Построение осей Нанесение экспериментальных точек Рисование экспериментальныых кривых Подпись к рисунку Запись прибора (trace) Схемы Подготовка таблиц Текстовые пояснения к рисунку или...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.