WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Запланированный в Волгограде в 2009 г. очередной сарматский семинар предполагает разностороннее обсуждение процесса сложения к середине II в. н.э. позднесарматской ...»

-- [ Страница 1 ] --

К дискуссии об оформлении этнокультурных общностей кочевников

Азиатской Сарматии 2-й пол. II – 1-й пол. III вв. н.э.

Яценко С.А.

http://www.formuseum.info/2009/03/28/jacenko1.html

http://www.formuseum.info/2009/03/28/jacenko2.html

Злые были те богатыри [нарты], завистливые на

чужой достаток. Нападали они на мирных людей, не пославши вперед вести о войне, отнимали у бедняков их последнее достояние… Из чеченского нартского эпоса Запланированный в Волгограде в 2009 г. очередной «сарматский» семинар предполагает разностороннее обсуждение процесса сложения к середине II в. н.э.

позднесарматской археологической культуры (далее — ПАК) (1). Наиболее значимые для авторов темы – уточнение района оформления ее культурного ядра, а также ее предполагаемых исходных культурных компонентов; соответствие первоначальных племенных групп ПАК этнонимам письменных источников (в том числе - место в ней аланов) (М.Г. Мошкова и В.Ю. Малашев, И.Э. Любчанский);

механизмы взаимодействия ее носителей с предшествующей среднесарматской культурой (прежде всего - в погребальном обряде) (М.В. Кривошеев, С.И.

Безуглов); методика выявления следов миграций в археологическом материале и характер влияния Китая и державы Хунну на создателей ПАК (А.В. Симоненко, И.Э. Любчанский). Важным сюжетом стала констатация отсутствия надежно датированных среднесарматских памятников 1-й половины II в. (т.е. периода, непосредственно предшествующего активному распространению ПАК) для их основного центра в низовьях Дона (С.И. Безуглов). К сожалению, авторы представленных текстов обходят молчанием проблемы взаимоотношений носителей позднесарматской культуры с западными соседями (2).

Диапазон проблем, затронутых авторами предложенных на обсуждение «базовых» статей, охватывает эту сложную проблематику в разных масштабах и измерениях – от исследования устройства зубов людей, похороненных в небольшом могильнике (Н.А. Суворова) до рассмотрения характера взаимодействий средне- и позднесарматской культур в волго-донском междуречье (М.В. Кривошеев) и механизмов миграций кочевников в масштабах евразийской Степи (А.В. Симоненко). Изучение кочевых обществ данного времени уже давно не является монополией одних лишь археологов-сарматологов: эта тематика интересует историков и археологов разных стран, занимающихся позднеантичным обществом, ранними германцами и культурными контактами Восток-Запад, специалистов по физической и культурной антропологии, кавказоведовмедиевистов, лингвистов, почвоведов, исследователей ремесленных технологий и др. Их выводы при ознакомлении с «позднесарматскими» материалами иногда звучат дискомфортно. Большой удачей (и, конечно, заслугой организаторов) является то, что почти все обсуждаемые статьи написаны в духе соблюдения научной этики и простой житейской вежливости, которой, увы, так недоставало в последние годы части сарматологов (3).

А.С. Скрипкин на рубеже 70-80-х годов минувшего века стал высказывать предположения, что «позднесарматская» общность могла оформиться к востоку от Волги (в 1-й пол. II в.) с заметной культурной ролью влиятельных групп центральноазиатских мигрантов, а также что ее распространение на запад – к низовьям Дона - было сравнительно быстрым и вряд ли мирным (см., например:

Скрипкин, 1984, с. 95-101). Сегодня очевидны и разительные отличия от роскошной «среднесарматской» культуры предшественников. Соседям «поздних сарматов» пришлось столкнуться с более провинциальным обществом, менее склонным к заимствованиям у развитых соседей, явно имевшим в исходных, самых восточных районах более скудные ресурсы (см. Малашев, Яблонский, 2008), и вместе с тем, обладающим хорошо организованной прослойкой полупрофессиональных (?) воинов.

Прежде всего, авторы представленных статей признают, что они не могут четко определить сегодня состав и исходные территории восточных мигрантов, активно участвовавших в создании данной культуры (4). По мнению В.Ю.

Малашева и М.Г. Мошковой, «ведущие признаки погребального обряда позднесарматской культуры – абсолютное большинство подбойных и узких прямоугольных могильных ям, северная ориентировка погребенных и очень высокий процент погребенных с деформированными черепами» – в оформившемся виде проявились на сравнительно небольшой территории в Южном Приуралье.

Они справедливо отмечают, также тем, что в материалах ПАК нет тех ярких центральноазиатских и китайских элементов, какие были у ее предшественников.

Уточнить исходные районы миграции предков «поздних сарматов» могут помочь аналогии важнейшим, наиболее характерным аспектам их культуры. В.Ю.

Малашев и М.Г. Мошкова для выявления их прародины используют девять элементов культуры, прежде всего – три параметра погребального обряда (два вида погребальных конструкций и ориентация умерших головой на север), обычай кольцевой деформации черепа и пять типов артефактов (некоторые виды лепной керамики; прямоугольные курильницы; длинные мечи, с которыми связаны крупные же оселки; ножи со сложносоставной ручкой). Сложность определения исходной территории усугубляется слабой разработкой хронологии для регионов к востоку от Урала и намного меньшим количеством исследованных там памятников. Думаю, значимые элементы данной культуры, выявляемые археологами, к приведенному списку не сводятся, и эти параметры можно дополнить несколькими новыми.

Во-первых, речь идет о специфическом облике одежды «поздних сарматов».

Сопоставление по многим параметрам показывает, что, по сравнению с другими народами иранского мира того (и предшествовавшего) периода, она по целому ряду очень специфических параметров близка юэчжам и другим номадам Бактрии (5) времен Кушанской империи (Яценко, 2006а, с. 312) (6), также (в совершено других аспектах и лишь для женщин (7)) – носителям джетыасарской культуры Нижней Сырдарьи (в Восточном Приаралье, кит. Яньцай) (Яценко, 2006б, с. 321-322, 326) (8). Это делает вероятным поиск прародины сравнительно недалеко от междуречья Амударьи и Сырдарьи.



Во-вторых, существенен анализ кланово-семейных знаков собственности (gakk/nishan). До недавних пор казалось очевидным их наибольшее сходство с хорезмийскими, причем на южноуральском зеркальце-подвеске из кургана Большекараганского могильника представлен хорезмийский царский nishan (Яценко, 2001, с. 88; рис. 6, 92). Однако особый интерес для нашей темы, на мой взгляд, представляют позднесарматские аналогии знакам позднего Канцзюя и оставшихся после распада этой державы обществ (бассейн Средней Сырдарьи, включающий район Шымкента, Отрарский и Ташкентский оазисы). Известно, что, по данным китайской хроники «Вэйлюэ» (Вей-ши, III. 6a), кочевники, жившие на северо-запад от Аральского моря, в сторону границ Рима/Дацинь (кочевые страны Янь и находящаяся дальше Лю) «весьма зависели» от Канцзюя примерно до начала III в. Публикация позднеантичных и раннесредневековых знаков-nishan этой территории активно началась лишь три года назад (9). Дальнейшие издание и детальный анализ всех этих знаков еще предстоят, но уже сейчас вполне ясно, что знаки II-III вв., представленные в коллекциях из низовьев Дона, Боспора и Предкавказья, имеют более всего точных соответствий и аналогов именно там (10).

Однако надо учесть, что в I – 1-й пол. III вв. Канцзюй являлся крупнейшей по территории державой западной части Центральной Азии с пятью лишь только крупными вассальными царствами (11), и в силу этого (из-за брачных связей, побратимства и др.) знаки его влиятельных кланов могли попасть весьма далеко.

Кушанские же аналогии знакам «поздних сарматов» мизерны и не могут всерьез учитываться.

В-третьих, с появлением пришельцев в искусстве номадов европейской Степи (на собственной территории «поздних сарматов», но отчасти и в соседних Прикубанье и «позднескифском» Крыму) мы наблюдаем совершенно иной, чем прежде, набор антропоморфных персонажей (божеств и мифоэпических героев).

Прежние боги исчезли, в том числе – перестали воплощаться женские персонажи, а художественный уровень изображений стал в среднем намного ниже (Яценко, 1992а, с. 193). Каковы же эти новые сюжеты, и где искать наиболее близкие аналогии им?

1. Мужское божество с подчеркнуто очень крупными (и часто - слегка изогнутыми) звериными ушами, подобными имеющимся у греческого Силена, но в совсем иной иконографии. Оно связано с охотой на оленей или находится рядом с оленем – этим излюбленным объектом охоты. Судя по его иконографии, речь идет об известном у многих народов божестве охоты и покровителе диких животных, вроде осетинского Афсати, представляющимся в облике оленя, всаднике на оленей, хозяином золотых оленей и т.п. (Яценко, 1992а, с. 193-194; 1992б, с. 65; см. также:

Дирр, 1915; Гуриев, 1991, с. 4-19). Его личина представлена на бляхах узды из кургана 6 1983 г. в Ростове-на-Дону, опубликованного П.А. Ларенком, и на навершии меча из Лебедевки VI в Приуралье; целиком его фигура в виде всадника охоты с собакой на оленя (?) вырезана на пряслице из «позднескифской» могилы 14 в Заветном (Юго-Западный Крым) (Яценко, 1992а, табл. 4, 5; 7, 6; 13, 3). Ранее (в скифское время) этот бог известен в петроглифах Внутренней Монголии, у «пазырыкцев» Алтая (Уландрык III, курган 4, где его личина изображена у ног оленя), в сакских петроглифах Семиречья (Теректы и хребет Кетмень), сидящим на оссуарии с усадьбы 13/70 у Кой-Крылган-калы (Кой-Крылган-кала, 1967, с. 232, рис. 90), а в интересующее нас время представлен в том же Хорезме в сценах священного танца (Топрак-кала, Зал танцующих масок: Топрак-кала, 1984, с. 80, рис. 40).

2. Еще одним значимым образом представляются примитивные лепные идольчики в виде стоящего всадника, появляющиеся на Азиатском и Европейском Боспоре. Они во многих деталях иконографии не сходны с более ранними, греческой работы (12). Близкие аналогии им известны в это время лишь на поселениях кушанской Бактрии (см., например: Pugachenkova, 1989; Яценко, 2004, с. 295).

Интересные детали видим и у некоторых, уже известных ранее типов персонажей, в том числе у южных соседей «поздних сарматов». Таков стоящий фаллический мужчина в островерхой шапке, с руками у бедер (бронзовая фигурка, Тифлисская на Кубани, курган 20 1902 г.) Эта бронзовая фигурка высотой 7,9 см найдена в погребении с курильницей II-III вв. и более ранним по дате остальным инвентарем (Гущина, Засецкая, 1994, с. 61-62; № 316). Она отличается близких «среднесарматских» фигурок с Украины (Ногайчик и Старая Осота) (Симоненко, 1993, с. 91, фото 24; Зайцев, Мордвинцева, 2003, с. 83, рис. 4, 37; 15, 4) размерами и особенно – наличием островерхого убора. Достаточно близкие аналоги в бронзе (но плоские) с островерхой шапкой в небольшом количестве известны в данное время лишь в джетыасарской культуре (Левина, 1996, рис. 169, 4). Плоские подвески в виде персонажа с такой иконографией стали популярны у средневековых аланов.

Иными словами, аналогии названным новым сюжетам (хотя и не слишком точные) тоже, как будто, подводят нас ближе к берегам Амударьи и Сырдарьи (13).

Однако, как интерпретировать аналогии такого типа, как и аналоги в погребальном обряде, происходящие из оазисов Трансоксианы / Западного Туркестана и прилегающих к ним зон? Как свидетельство влияния оазисных обществ на соседние территории (включая непосредственных соседей-номадов)?

Или как следы влияния в противоположном направлении - просачивания в эти зоны отдельных групп кочевников из более дальних и более северных / северовосточных районов? В данном случае мы, кажется, в основном имеем дело со вторым вариантом.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 



Похожие работы:

«МЕЖДУНАРОДНОГО ФОРУМА Государственно-частное партнерство: развитие местной инфраструктуры 16-17 сентября 2009 года Гг. Москва-Актау, Республика Казахстан Настоящий сборник составлен по материалам, подготовленным органами городского управления столиц и городов стран СНГ в связи с проведением 16сентября в городах Москве и Актау (Мангистауская область, Республика Казахстан) Международного Форума Государственно-частное партнерство: развитие местной инфраструктуры, а также по материалам, специально...»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины Теория эволюции являются:ознакомление студентов с новейшими теоретическими направлениями в области социальных и гуманитарных наук.Изучение положений основных теорий, раскрывающих сущность эволюционного процесса. Понимание роли генетических процессов в эволюции популяций. Изучение современных представлений о роли микро - и макроэволюционных процессов в появлении адаптаций, видообразовании и морфо- физиологическом прогрессе. Основными...»

«Глава 1. Общие положения Статья 1. Цели и предмет настоящего Федерального закона 1. Целями настоящего Федерального закона являются установление единых требований к бухгалтерскому учету, в том числе бухгалтерской (финансовой) отчетности, а также создание правового механизма регулирования бухгалтерского учета. 2. Бухгалтерский учет - формирование документированной систематизированной информации об объектах, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в соответствии с требованиями,...»

«МЕХМАТЯНЕ ВСПОМИНАЮТ Выпуск подготовлен В.Б.Демидовичем Москва 2008 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие. 3 Введение. 4 В.М.Тихомиров. 5 М.И.Зеликин. 31 М.И.Вишик.. 68 Д.В.Аносов. 92 Ю.М.Смирнов. 104 В.И.Гаврилов.. 112 2 ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящая книга продолжает издание устных воспоминаний сотрудников механико-математического факультета Московского университета. Первой в серии книг по истории факультета была книга Математики рассказывают под редакцией ректора МГУ, академика РАН В.А.Садовничего....»

«Очерк о боевом пути 9-го ] варлейеко! о танкового ^^ корпуса Б Б К 63.3(2)722 Н59 Редактор А. М. ДЕГТЯРЕВ Нечаев В. Н, Н59 Гвардейский Уманский: Военно-исторический очерк о боевом пути 9-го танкового корпуса. — М.: Воениздат, 1989.— 175 е., ил. 15ВЫ 5—203—00218—5. В книге исследуется боевой путь 9-го гвардейского танкового корпуса, прошедшего по дорогам минувшей войны от Подмосковья до Берлина. Важное место в ней занимает описание боевых подвигов воинов-танкистов, их смелых и решительных...»

«Курс ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ МЕТОДОВ Курс ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ МЕТОДОВ С. П. Шарый Институт вычислительных технологий СО РАН Новосибирск – 2013 Книга является систематическим учебником по курсу вычислительных методов и написана на основе лекций, читаемых автором на механико-математическом факультете Новосибирского государственного университета. Особенностью книги является изложение методов интервального анализа и результатов конструктивной математики, связанных с традиционными разделами численного анализа. c...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО Грозненский государственный нефтяной технический университет имени академика М.Д. Миллионщикова ОТЧЕТ О САМООБСЛЕДОВАНИИ ФГБОУ ВПО Грозненский государственный нефтяной технический университет имени академика М.Д. Миллионщикова Грозный 2014 2 1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ВУЗЕ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Грозненский государственный нефтяной технический университет...»

«ФИЗИКА НАШИХ ДНЕЙ ЦИКЛОТРОННЫЙ РЕЗОНАНС В ТВЕРДЫХ ТЕЛАХ · ) А. Кип 1. ЭКСПЕРИМЕНТЫ ПО ЦИКЛОТРОННОМУ РЕЗОНАНСУ В настоящей статье описываются применения некоторых хорошо известных принципов электромагнитной теории к задачам современной физики твердого тела. Эти применения дают замечательный пример того, как развитие экспериментальной техники открывает возможность осуществления экспериментов совершенно нового типа. Особенно интересно то, что хотя эти эксперименты сами по себе являются по существу...»

«Под редакцией В.В. Волкова 2011 УДК 34 ББК 67 П 68 Рецензенты: Я.И. Гилинский, доктор юридических наук, профессор Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ; В.М. Бозров, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой судебной деятельности УрГЮА, заслуженный юрист России П 68 Право и правоприменение в России: междисциплинарные исследования / Под ред. В.В.Волкова. – М.: Статут, 2011. – 317 с. – (Серия EXTRA JUS). ISBN 978-5-8354-0776-7 (в пер.) В книге...»

«ПОЛИТИКА ИНВАЛИДНОСТИ: СОЦИАЛЬНОЕ ГРАЖДАНСТВО ИНВАЛИДОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Саратов 2006 ББК 60.5 Р69 Рецензенты: д.с.н. Антонова В.К., д.с.н. Иванова И.Н. Романов П. В., Ярская-Смирнова Е. Р. Политика инвалидности: Социальное гражданство инвалидов в современной России. – Саратов: Изд-во Научная книга, 2006. – 260 с. Р69 ISBN 5-9758-0216-4 Способность инвалидов быть независимыми экономическими субъектами, участвовать в политической, культурной и социальной жизни общества отражает уровень...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.