WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |

«Вестник Академии ДНК-генеалогии Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba Volume 5, No. 12 December 2012 Академия ДНК-генеалогии ...»

-- [ Страница 4 ] --

Klyosov, A.A. (2009) DNA Genealogy, mutation rates, and some historical evidences written in Y-chromosome. I. Basic principles and the method. J. Genetic Genealogy, 5, 186-216.

Klyosov, A.A. (2009) DNA Genealogy, mutation rates, and some historical evidences written in Y-chromosome. II. Walking the map. J. Genetic Genealogy, 5, 217-256.

Klyosov, A.A. (2009) A comment on the paper: Extended Y chromosome haplotypes resolve multiple and unique lineages of the Jewish priesthood.

Human Genet. 126, 719-724.

Япония и Корея. Ранняя история, этногенез и новый взгляд на образование алтайской языковой макросемьи с позиций

РЕЗЮМЕ

По результатам анализа 2690 17-маркерных гаплотипов японцев и корейцев были определены основные генеалогические линии двух народов, рассчитаны времена до их общих предков и предложена модель этногенеза, учитывающая данные археологии, антропологии, письменной истории, мифологии, лингвистики и ДНК-генеалогии. Наиболее согласованной оказалась гипотеза, что в своей основе японский и корейский этносы сформировались на Корейском полуострове в период времени с 6000 до примерно 2500 лет назад. В процессе этногенеза на ранней стадии доминировали носители гаплогруппы O2b, в дальнешем к ним добавились двигавшиеся из Маньчжурии представители гаплогрупп О3, С3 и N.

Отдельная история современных японцев восходит к временам около лет назад, когда жители Корейского полуострова начали постепенно осваивать о. Кюсю. Отношения первых переселенцев с местным населением, представлявшим гаплогруппу D2, были, по всей видимости, мирными и взаимовыгодными, что позволило последним на равных влиться в состав формирующегося нового народа. Расчет общего предка двух ветвей гаплогруппы O2b дал практически ту же самую датировку, что расчет времени расхождения японского и корейского языков методами лексикостатистики – 6400 и 6700 лет назад, соответственно. Этот результат можно считать косвенным аргументом в поддержку алтайской гипотезы, до сих пор являющейся спорной. Было высказано предположение о существовании еще более древней урало-алтайской диалектной общности, существовавшей 8600 лет назад или ранее, и объединявшей носителей гаплогруппы N.

ВВЕДЕНИЕ

Начиная с первых упоминаний людей «Во» () в китайских источниках на рубеже нашей эры [Nakagawa, 2003], происхождение японцев (а это были они), живших на самом краю тогдашней Ойкумены, оставалось для китайской, а потом и для западной науки во многом загадкой. В силу политических обстоятельств, систематическое изучение началось лишь в конце XIX века, но сразу пошло бурными темпами. Уже к середине ХХ века в целом были идентифицированы и датированы основные этапы дописьменной истории Японии, определены основные антропологические типы жителей архипелага, показаны языковые и культурные связи с другими регионами. Тогда же выяснилось, что ближайшие географические соседи японцев, корейцы, относительно близки к ним по антропологии, культуре и языку. Относительно, потому что по меркам Европы и Ближнего Востока такое родство, в частности, языковое, следовало бы назвать очень дальним, поскольку оно очевидно лишь на фоне совсем уж далеких языков других соседей – китайцев, айну и аборигенов о. Тайвань.

Однако, при всей их всесторонности, исследования тех лет так и не смогли дать надежный ответ на основные вопросы: откуда, когда и в сколько волн заселяли люди Японский архипелаг, какова природа связей между японцами и корейцами (общее происхождение? культурное влияние?

миграции?), какова степень родства японского и корейского языков. Не удивительно, что с появлением методов анализа ДНК японцы стали одними из первых объектов исследования [Hammer and Horai, 1995; Horai et al., 1996]. Тогда же удалось показать, что, в согласии с гипотезами антропологов, народность айну можно считать прямыми потомками ранних обитателей архипелага, живших там, как минимум, 13000 лет, тогда как современные японцы в своей основе происходят от переселенцев с континента, начавших продвижение по Японии около 2500 лет назад.

Выводы эти были тогда во многом интуитивными, а датировки вообще были фигурально взяты с потолка по причине отсутствия надежных методик по их определению. Как следствие, широко растиражированные заявления о решении загадки айну или об африканском происхождении жителей Восточной Азии оставались в лучшем случае декларациями о намерениях, чем научно подтвержденными фактами [Ke et al., 2001].

К сожалению, ситуация не улучшилась при более детальном анализе, на более репрезентативной выборке гаплотипов и с привлечением нескольких математических моделей [Hammer et al., 2006]. Виной тому – далекие от реального физического смысла модели популяционной генетики, а особенно - печально знаменитые «эволюционные» скорости мутаций. Как пример, вот какие датировки дают авторы для субклада O-47z (O2b1a в нотации ISOGG-2012), в годах до настоящего времени: 7870 (5720–12630), 12270 (4680–27630), 3810 (1640–7960), 8690 (3840–17640), 6800 (2990–13800). В скобках – верхний и нижний пределы для 95 % доверительного интервала.

Выложив вереницу цифр, посчитанных в разных численных моделях, авторы, не моргнув глазом, соотносят эту генеалогическую линию с волной миграции, начавшейся около 2500 (!) лет назад. Откуда такой разнобой, внятного объяснения не дается. И так по ходу всего обсуждения результатов – расчеты сами по себе, интерпретации сами по себе.

Очевидно, посчитав задачу выполненной, в академической печати к этой теме популяционные генетики больше не возвращались, и ошибочная по сути работа «забронзовела», обретя статус классической. В таком статусе она предстает, например, в недавнем исследовании различных моделей заселения Японии [Ding et al., 2011].



В той же статье упоминается и Корейский полуостров как вероятная родина ветви O2b1a, но из общих соображений, не подкрепленных ни расчетами времен, ни данными по гаплотипам корейцев. Этот пробел был отчасти восполнен в работе исследователей из Южной Кореи, собравших репрезентативную статистику 17-маркерных гаплотипов как по корейцам, так по другим популяциям Восточной Азии [Kim et al., 2011]. К сожалению, «эволюционные скорости мутаций» свели на нет потенциально интересные результаты их скрупулезной работы. Кроме того, авторы сосредоточились на гаплогруппе O2b, тогда как для надежной реконструкции желательно иметь данные по всем более-менее представленным генеалогическим линиям. Таким образом, несмотря на кажущийся большой материал по анализу ДНК, японцы и корейцы остаются белым пятном для ДНКгенеалогии.

Перед тем, как начать анализ генеалогических линий, следовало бы указать принципиальные датировки в ранней истории японцев и корейцев, известные из других источников. В случае дописьменной эпохи это, в первую очередь, археология, а также сведения из мифов и лингвистические реконструкции. В последнем случае использовались данные С.А.

Старостина [Старостин, 1991] и недавняя работа японских лингвистов, использовавших лексикостатистические расчеты для составления дерева японских диалектов [Lee and Hasegawa, 2011]. Сравнительная лингвистика корейского осложнена тем, что языки, бывшие в ходу на Корейском полуострове к началу нашей эры, были постепенно вытеснены среднекорейским и вышли из употребления к 7-10 вв. н.э., оставив после себя лишь списки личных имен и топонимов, к тому же записанных китайскими иероглифами. Существует достаточно проработанная гипотеза, что один из вымерших языков – когурёский, был близок к древнеяпонскому, но она в основном базируется на авторской интерпретации чтения иероглифов в топонимах, а потому неизбежно страдает известной долей субъективизма [Beckwith, 2004].

Таблица 1. Датировки ранней истории Японии и Кореи.

Время (лет назад) ~ 13000 Археология: Зарождение культуры Дзёмон (шнуровой ~ 7000 Археология: Зарождение культуры Юнгимун (керамики догребенчатого периода) в Корее.

~ 6000 Археология: Зарождение культуры Чыльмун (гребенчатой ~ 6000 Лингвистика: Разделение японской и корейской ветвей 4345 Мифология: Основание корейского государства Кочосон легендарным королем Тангуном.

~ 3000 Археология: Зарождение культуры Мумун (гладкой кераики) в Корее; начало интенсивного земледелия, обработки бронзы, строительство мегалитов.

2672 Мифология: Основние японского государства легендарным ~ 2500 Археология: Конец периода Дзёмон, появление культуры Яёи в Японии; начало интенсивного земледелия и обработки ~ 2200 Лингвистика: Распад прото-японской диалектной общности.

2120 История: Падение королевства Кочосон в войне с империей Хань, образование раннекорейских государств Когурё, Пэкчё и Силла; начало письменной истории Кореи.

~ 1750 Археология: Начало периода Кофун (курганов) в Японии;

доминирование государства Ямато; проникновение 1475 История: Образование единой империи Ямато с центром в долине Асука; начало письменной истории Японии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В качестве источника были использованы 2690 17-маркерных гаплотипов японцев и корейцев, опубликованные в [Kim et al., 2011], [Mizuno et al, 2008] и [Seong et al., 2010]. В настоящей работе они приводятся в порядке маркеров, принятом в стандарте FTDNA: DYS393, DYS390, DYS19, DYS391, DYS385a, DYS385b, DYS439, DYS389I, DYS392, DYS389II, DYS458, DYS337, DYS448, GATAH4, DYS456, DYS438, DYS635. Значения маркера GATAH указаны в конвенции Relative Genetics, для перевода в стандарт FTDNA следует вычесть 1. Для 517 гаплотипов из 2690 были известны SNP [Kim et al., 2011], для остальных отнесение к гаплогруппам и субкладам проводилось путем построения деревьев, включающих как отнесенные по SNP гаплотипы, так и те, для которых такого отнесения не проводилось, выделения стабильных ветвей и оценки их сходимости к одному предку [Rozhanskii, 2010]. В ряде случаев, дальнейшее уточнение было возможно путем сравнения базовых гаплотипов выделенных ветвей с протяженными гаплотипами из коммерческих баз данных.

Расчет деревьев проводился с помощью программного пакета PHYLIP (http://evolution.genetics.washington.edu/phylip.htmlhttp://evolution.genetic s.washington.edu/phylip.html), с оптимизацией Neighbour Joininng и FitchMargoliash, и графической обработкой в программе MEGA (http://www.megasoftware.nethttp://megasoftware.net/). Времена до общих предков и погрешности рассчитывались в соответствии с опубликованной методикой [Rozhanskii and Klyosov, 2011]. Распределение гаплотипов по провинциям Южной Кореи и префектурам Японии (где было доступно) в рамках данной работы не исследовалось, и каждая из двух выборок рассматривалась как единое целое.

РЕЗУЛЬТАТЫ

По результатам анализа, описанного в методической части, было получено распределение гаплотипов по гаплогруппам в обеих популяциях (Табл. 2).

Для сравнения приведены данные работ, где отнесение было подтверждено SNP. Они дают практически те же цифры, с учетом статистической погрешности, что говорит, во-первых, о хорошей репрезентативности данных, и, во-вторых, об эффективности использованного в настоящей работе подхода к отнесению гаплотипов, не типированных на SNP.

Таблица 2. Распределение японцев и корейцев по гаплогруппам (%).

Источник Гаплогруппа В сравнении с народами Европы или Ближнего Востока японцы и корейцы показывают заметно меньший набор гаплогрупп, что вполне ожидаемо для этих достаточно изолированных популяций. Ниже приведен анализ по каждой из гаплогрупп, найденных в этом исследовании.

Гаплогруппы С1 (M105) и С3 (M217).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |