WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |

«Оценка механизмов подачи жалоб в тюрьмах стран Центральной и Восточной Европы и бывшего Советского Союза Венгерский Хельсинкский Kомитет 2010 Авторы: Дэвид Виг, научный ...»

-- [ Страница 5 ] --

39 Р. Уомсли: Пенитенциарные системы в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Prison Systems in Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni, 1996, p. 48.

проводятся официальными органами, например, прокуратурой или парламентским органом»40.

Иногда независимые инспекции проводят частные органы, например, НПО или ученые-эксперты.

В приведенной ниже таблице обобщаются данные о положении дел по состоянию на 1996 год (в соответствии с данными, которые приводятся в работе Уомсли).

Беларусь Болгария Хорватия Чешская Республика Молдова Румыния Словакия Словения В то время как почти во всех странах инспекции проводят как тюремная администрация, так и ответственное министерство, в отличие от внутренних инспекций, в инспекционной деятельности министерства имеются фундаментальные отличия. Например, если в Венгрии за министерские инспекции отвечал небольшой отдел Министерства юстиции в составе шести человек, в других странах, например, в Болгарии, инспекции проводились более изобретательно. Болгарское Министерство юстиции проводило так называемые «Открытые дни», когда представители общественности могли позвонить, чтобы сообщить о проблемах, которые затем изучала инспекционная команда, если такие действия представлялись обоснованными41.

Как видно из таблицы, в большинстве стран региона независимые официальные органы проводили инспекции и – как результат правовой традиции – почти всегда таким органом была прокуратура. В некоторых странах инспекции, как представляется, были посвящены почти исключительно проверке того, что заключенные содержатся по надлежащим основаниям и в течение сроков, санкционированных по закону, «в то время как в других странах инспекции также касались более широких аспектов управления пенитенциарными учреждениями и обращения с заключенными»42. В 90-е годы было много дискуссий, которые и сейчас продолжаются в некоторых странах, относительно того, должна ли эта инспекционная функция оставаться у органа, главная роль которого состоит в преследовании обвиняемого, и который часто несет ответственность за расследование преступлений. В Чешской Республике после реформы прокуратура больше не играет роли в расследованиях или рассмотрении жалоб заключенных. В отличие от этого, в Венгрии прокуроры выполняют роль инспекторов «с особым вниманием к соблюдению прав человека в отношении заключенных». Как в других странах региона, прокурор имеет право в любое время зайти в тюрьму и провести беседу с любым заключенным. Если заключенный содержится в пенитенциарном учреждении без законных оснований, прокурор немедленно его/ее освобождает. В середине 90-х годов другие инспекции, проводившиеся Р. Уомсли: Пенитенциарные системы в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Prison Systems in Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni, 1996, p. 49.

41 Р. Уомсли: Пенитенциарные системы в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Prison Systems in Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni, 1996, p. 50.

42 Р. Уомсли: Пенитенциарные системы в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Prison Systems in Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni, 1996, p. 51.

независимыми официальными органами, обычно были ad hoc расследованиями парламентских комитетов. Такие органы были учреждены российской Думой, польским Сенатом, а также Парламентом Молдовы.

Независимые инспекции так называемых частных органов, таких как НПО, были «редким явлением и обычно не приравнивались к формальной инспекции»43. Все чаще доступ в пенитенциарные учреждения получали НПО и ученые-эксперты. Роль НПО эффективно учитывалась в Румынии, Чешской Республике, Польше и Венгрии.

Очень важно, что результаты инспекций и рекомендации по материалам инспекций реализуются независимо от того, какой орган проводил инспекцию. Как сообщает Уомсли, в нескольких странах (включая Польшу, Болгарию и Румынию), были разработаны формальные процедуры для обеспечения выполнения рекомендаций по мере возможности, т.е. рекомендации не игнорировались, а выполнялись. Это, несомненно, положительные примеры. Например, в Польше начальник пенитенциарного учреждения обязан письменно информировать инспекционный отдел о том, как выполняются рекомендации. Желательно также, чтобы составлялся план реализации рекомендаций, и чтобы устанавливались реальные сроки выполнения каждой рекомендации.

1.5.2. События, достижения и проблемы в 2000-х гг.

1.5.2.1. Жалобы В 2001 году Хельсинкский институт Heuni провел новое исследование в этой области, в ходе которого были получены данные из многих стран региона. В отчете об исследовании отмечается, что «достигнут большой прогресс в разработке механизмов подачи и рассмотрения жалоб в пенитенциарных системах стран Центральной и Восточной Европы»44. В общем, сообщается, что на момент составления отчета заключенные уже могли подавать официальные жалобы «во многие органы, от начальника пенитенциарного учреждения и главы тюремной администрации до, в некоторых странах, министерства юстиции, службы омбудсмена и президента. Заключенные также могут обращаться в ЕКПП» (Уомсли). Во многих странах адрес ЕКПП активно доводится до сведения заключенных в тюрьмах, чтобы способствовать контактам между заключенными и ЕКПП. «В данном регионе озабоченность в связи с механизмами подачи и рассмотрения жалоб касается вопросов конфиденциальности и серьезности, с которой рассматриваются жалобы». Как отмечает Уомсли: «варьируется отношение к тому, что жалобы должны находиться в запечатанных конвертах и эти конверты должны доставляться нераскрытыми к тому лицу, кому они адресованы, но представляется, что положение стабильно улучшается».



Кроме того, в отчет были включены дополнительные подробные данные о жалобах.

В Албании был судья-омбудсмен, которого называли «народный адвокат». В 2001 году он рассмотрел 163 письменные жалобы и 75 устных жалоб заключенных и подследственных, из них 40 % были удовлетворены45. По состоянию на 2009 год, во всех пенитенциарных учреждениях Албании было установлено около 70 почтовых ящиков, чтобы обеспечить конфиденциальность письменных жалоб. Ключи от этих ящиков находятся у сотрудников так называемого Подразделения по предупреждению пыток46. В 2006 году омбудсмен официально возбудил 22 дела и рассмотрел 98 дел, касающихся пенитенциарных учреждений, относящихся к ведению Р. Уомсли: Пенитенциарные системы в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Prison Systems in Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni, 1996, p. 52.

44 Р. Уомсли: Дальнейшее развитие пенитенциарных систем в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Further Developments in the Prison Systems of Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni 2003, p. 91.

45 Р. Уомсли: Дальнейшее развитие пенитенциарных систем в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Further Developments in the Prison Systems of Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni 2003, p. 125. В предыдущие 10 лет Омбудсмен ежегодно получал от 2826 до 4240 жалоб. http://www.avokatipopullit.gov.al/English/AP2009En.pdf 46Добжани, Эрмир: Народный адвокат в Албании – 10 лет деятельности [Dobjani, Ermir: People’s Advocate in Albania – Years Activity]. Tirana: Avokati I Popullit, 2009.

http://www.avokatipopullit.gov.al/English/AP2009En.pdf Министерства юстиции47. Так называемые «Открытые дни» были очень полезным инструментом для получения информации о нарушениях прав человека в закрытых учреждениях, и этот положительный опыт следует продолжать и в будущем48.

Согласно отчету, в Хорватии заключенные могут подавать жалобы начальнику пенитенциарного учреждения и тюремной администрации, пенитенциарному судье, в Хельсинкский комитет и в Европейский Суд по правам человека (далее: ЕСПЧ). Хельсинкский комитет и ЕСПЧ считались «внешними органами». Жалобы, отправляемые в эти органы, сначала проходили через тюремную администрацию, поэтому администрация могла их контролировать. На момент исследования ситуацию уже изменилась. В 2001 году уже не было централизованного контроля над результатами жалоб в тюремную администрацию, и если туда поступала жалоба заключенного, тюремная администрация требовала, чтобы тюремные работники предоставили свои комментарии по существу жалобы49.

В Словакии жалобу можно было отправить начальнику пенитенциарного учреждения и в тюремную администрацию, Генеральному прокурору, в Министерство юстиции, а также Президенту Республики. Конфиденциальность жалоб, отправляемых из Сербии в ЕКПП, обеспечивается за счет использования специального ящика, доступ к которому крайне ограничен.

Сообщалось, что Министерство юстиции и Генеральный прокурор консультировались с инспекционным отделом тюремной администрации относительно получаемых ими жалоб. Еще одним положительным примером является ситуация, когда тюремная администрация контролирует результаты жалоб и представляет эти результаты в своих годовых отчетах. По данным Уомсли, в период с 1996 по 2001 год более 20 жалоб ежегодно признавались обоснованными, при этом общее число жалоб составляло приблизительно 350.

В Словении работает Омбудсмен по правам человека. Жалобы Омбудсмену и в другие органы отправляются в виде конфиденциальных писем.

В 2001 году роль НПО стала намного более важной, чем за 10 лет до этого. В каждой из пенитенциарных систем, включенных в исследование Heuni, НПО, по отзывам, играли положительную роль. В Албании, Азербайджане, Боснии и Герцеговине, Хорватии, Чешской Республике, Грузии, Венгрии, Латвии, Македонии, Молдове, Польше, Румынии и Сербии они играли существенную роль по проверке жалоб на нарушения прав человека в тюрьмах, что было важно для улучшения общего положения с соблюдением прав человека в пенитенциарных учреждениях.

1.5.2.2. Инспекции и надзор В 2003 году были опубликованы более подробные данные, при этом особое внимание уделялось различиям между внутренними и независимыми инспекциями. По данным Уомсли, работа тюремной администрации и ответственного министерства подпадает под категорию внутренних инспекций. Прокуратура, суд, другие официальные органы и НПО считаются независимыми органами. В таблице обобщаются данные об инспекциях в пенитенциарных учреждениях.

Добжани, Эрмир: Ежегодный отчет о деятельности Народного адвоката за период с 1 января по 31 декабря [Dobjani, Ermir: Annual Report on the Activity of the People’s Advocate 1 January –31 December], Tirana: Avokati I Popullit, 2008, pp. 8http://www.avokatipopullit.gov.al/English/Reports/Report%202007.pdf 48 Добжани, Эрмир: Ежегодный отчет о деятельности Народного адвоката за период с 1 января по 31 декабря [Dobjani, Ermir Annual Report on the Activity of the People’s Advocate 1 January –31 December], Tirana: Avokati I Popullit, 2008, pp. 15.

http://www.avokatipopullit.gov.al/English/Reports/Report%202007.pdf 49 Р. Уомсли: Дальнейшее развитие пенитенциарных систем в Центральной и Восточной Европе [R. Walmsley: Further Developments in the Prison Systems of Central and Eastern Europe]. Helsinki: Heuni 2003, p. 91.

Албания Армения Беларусь Босния и Герцеговина Босния Сербская Республика Болгария Хорватия Чешская Республика Эстония Грузия Венгрия Латвия Литва Молдова Польша Румыния Федерация Словакия Словения Украина Черногория Сербия Управление Верховного представителя ООН в Боснии и Герцеговине.

52 Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе.

53 Специальные силы международной полиции в рамках миссии ООН в Боснии и Герцеговине.

54 Международный комитет Красного Креста.

Опираясь, главным образом, на данные Уомсли, можно выделить следующие положительные примеры для региона и, в частности, для стран, включенных в доклад.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |