WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«1. Количественно-качественные характеристики нынешнего положения национальных меньшинств Азербайджана и политико-правовые комментарии Жесткая рука советской партийной ...»

-- [ Страница 1 ] --

ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПОЛОЖЕНИЯ

НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ

АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Михаил Агаджанян

Защита прав меньшинств является одним из самых актуальных вопросов политического и правового свойства на пространстве бывшего Союза ССР. Из всех 15

союзных республик, входивших в состав СССР, только единицы были мононациональными государственными образованиями, где количественно-качественные характеристики преобладания титульной нации имели более чем значительный характер. Азербайджанская ССР в составе своего населения имела крупные национальные меньшинства, общественно-политическая роль и культурная самобытность которых в рамках данной союзной республики всячески затушевывалась, фальсифицировались количественно-качественные параметры этих этносов на фоне титульной нации советского Азербайджана.

За рамками статьи остаются многие вопросы, которые мы относим к сферам этнографического исследования, и некоторые вопросы политико-правового свойства (например, вопрос трансформации «кавказских татар» в «азербайджанцев» в 20-х годах XX века или вопросы политико-правовой абсурдности придания армянам бывшей НКАО статуса национального меньшинства на территории нынешней Азербайджанской Республики).

Работа посвящена нынешнему положению национальных меньшинств Азербайджана с позиций исследования правовой действительности защиты их прав, действенности и эффективности организационно-правовых механизмов гарантий прав национальных меньшинств в Азербайджанской Республике.

1. Количественно-качественные характеристики нынешнего положения национальных меньшинств Азербайджана и политико-правовые комментарии Жесткая рука советской партийной номенклатуры в вопросах проведения сталинско-ленинской национальной политики была вместе с тем и «неразборчивой» рукой, мало учитывающей этнополитические реалии на пространстве только образуемого Союза ССР. Некоторые реалии в дальнейшем были осознаны, и советскому руководству удалось погасить и на время «21-й ВЕК», № 2 (4), 2006г. М.Агаджанян нейтрализовать национальные вопросы. Однако вопросы этнополитического свойства настолько значительны, особенно в масштабе столь крупной федерации, что нерешенность хотя бы одной проблемы или ее замораживание может реанимировать все остальные, казавшиеся урегулированными, национальные конфликты.

Специфика советского государства как образования, построенного по этническому признаку, как и вытекающая из этого принципа «разрядность»

этносов и этнических групп, подчеркивается многими исследователями [1].

Нынешняя Азербайджанская Республика (АР) является многонациональным государством, на территории которого, после распада СССР и политико-правового упразднения Азербайджанской ССР (АзССР), проживает несколько различных этнокультурных общностей. Последние должны рассматриваться как национальные меньшинства Азербайджана, отличающиеся по своим национальным, этнокультурным, религиозным и другим качествам от титульной нации в лице азербайджанцев.

Азербайджанские и близкие к ним источники указывают, что в общей сложности из почти 8.5 миллионов человек, проживающих в Азербайджане, чуть более 90% составляют этнические азербайджанцы. Вместе с тем, в стране существует около 20 национальных меньшинств. Крупнейшими являются лезгины, талыши, русские, турки-месхетинцы и курды. К коренным народам Азербайджана относятся только лезгины, талыши и курды. Они компактно проживают в районах своего исторического обитания, составляя в некоторых областях большинство населения [2].

Таким образом, проводится определенное различие между понятиями «национальное меньшинство» и «коренной народ». В отношении причисленных к коренным лезгин, курдов и талышей приводятся следующие общие данные. Лезгины сконцентрированы на северо-востоке республики. Район их обитания прилегает к границе с российским Кавказом, где проживает большая часть лезгинского народа. Число его представителей в Азербайджане, по оценкам демографов, достигает около 260 тысяч (согласно официальным данным 1999г. – 178 тысяч), компактно проживают в северных районах Азербайджана (Хачмазский и Гусарский районы). Язык общения – лезгинский, относящийся к дагестанской ветви кавказских языков, а также азербайджанский и русский языки. По утверждению лидеров национального лезгинского движения, их численность в Азербайджане превышает 800 тысяч.

Курды сконцентрированы на западе Азербайджана вдоль границы с Арменией. По оценкам демографов, их в республике около 60 тысяч человек (по официальным данным 1999г. – 13 тысяч; столь заметная разница объясМ.Агаджанян «21-й ВЕК», № 2 (4), 2006г.

няется высоким уровнем ассимиляции).

Талыши представляют собой коренное иранское население Азербайджана, что отличает их от большинства современных жителей республики, имеющих тюркское происхождение. Талыши сконцентрированы на юговостоке Азербайджана близ границы с Ираном, где проживает большая часть этой народности.

Согласно официальной переписи 1999 года, в Азербайджане было почти 77 тысяч талышей. По оценкам демографов реальная цифра достигает приблизительно 250 тысяч человек. Однако по утверждению лидеров талышского национального движения в республике проживает около 1-1. млн представителей этой народности. Большинство из них вследствие дискриминационной политики Баку или утратили национальное самосознание или опасаются открыто признавать себя талышами. Летом 1993г. на фоне дестабилизации политической обстановки в Азербайджане лидеры национального движения объявили о создании Талышской республики. Она просуществовала всего лишь два месяца и по указанию президента Алиева была упразднена с участием силовых структур [2].



Как отмечают специалисты, множество проблем, стоящих перед меньшинствами, одинаковы по всему миру, но в приоритетах существуют значительные различия. К числу приоритетных задач относятся: предотвращение нападений и других форм дурного обращения с отдельными членами меньшинств; предотвращение систематической дискриминации против них и принятие мер против исключения представителей меньшинств из принятия политических решений на национальном и локальном уровнях [3].

Диверсификация прав национальных меньшинств и прав коренного народа важна не только в отношении Азербайджана, но и является актуальным вопросом европейской и иной региональной действительности.

С момента своего основания Совет Европы играет ведущую роль в развитии стандартов прав меньшинств. Однако эффективность работы Совета Европы была ограничена до принятия в 1992г. Европейской хартии о региональных языках и языках меньшинств и в 1995г. Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств. До принятия указанных конвенций подход к правам меньшинств преимущественно оставался в соответствии со старой концепцией прав меньшинств, которая рассматривала их как особую привилегию, которая могла быть дарована государством по его собственному выбору некоторым группам: как правило, под давлением соседнего родственного государства [4].

Ныне права меньшинств являются неотъемлемой составной частью «21-й ВЕК», № 2 (4), 2006г. М.Агаджанян основных прав человека, а не особыми привилегиями, которые государство может даровать по своему выбору. Особенностью прав меньшинств является то, что они, как правило, понимаются как индивидуальные права, которыми, однако, можно пользоваться совместно с другими лицами. Права меньшинств, по сути, не являются групповыми правами. В сравнении с этим понятие «права коренного народа» и терминологически и содержательно больше указывает на коллективную составляющую их реализации и защиты. Например, если сравнивать Декларацию о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1992 г.), и Конвенцию о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах (принята Международной организацией труда (МОТ) в 1989 г.), то первая оперирует понятием «лица, принадлежащие к национальным или этническим... меньшинствам имеют право», а вторая «распространяется на народы» и «коренные народы... в полной мере беспрепятственно и без дискриминации пользуются правами человека и основными свободами» (статья 3).

Несмотря на различия в аспектах индивидуальности и коллективности защиты прав национального меньшинства и коренного народа, существует четкая позиция о необходимости коллективной защиты лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. В своей рекомендации 1735 (2006) от января 2006г. Парламентская Ассамблея Совета Европы отметила, что национальные меньшинства должны быть объектами коллективной защиты, и аргументировала это следующим образом: «поскольку национальные меньшинства как таковые не имеют правосубъектности, они не могут быть сторонами в договорах или пактах. Однако они должны быть объектами коллективной защиты, а их члены должны обладать правомочностью либо в качестве индивидуальных субъектов права, либо в качестве членов различных структур, обладающих юридическим лицом, для защиты национальной самобытности меньшинств и соответствующих культурных прав. Эти права не носят территориального характера и не имеют территориальной привязки, а их признание и защита должны быть юридически организованы как на уровне каждого заинтересованного национального государства, так и на транснациональном (международном) уровне» (пункт 10 рекомендации).

Внутри ООН было сделано четкое разграничение между правами лиц, принадлежащих к меньшинствам, и правами коренных народов. Рамочная конвенция 1995г. не делает различий между коренными народами и меньшинствами. Конвенция МОТ 1989г. предоставляет большую защиту коренным народам тех государств, которые ее приняли, нежели Рамочная конвенМ.Агаджанян «21-й ВЕК», № 2 (4), 2006г.

ция. Саами, живущие в Норвегии, настояли на том, что Рамочная конвенция к ним не применима. В других странах, где живут коренные народы, таких как Швеция, Финляндия и Россия, Рамочная конвенция применима к ним так же, как и к другим меньшинствам [3, с. 38].

Для некоторых территориально локализованных меньшинств огромную важность представляет эффективное контролирование своей земли и природных ресурсов, а также эффективное влияние на проекты или деятельность по развитию [3, с. 37].

Современная юридическая антропология тоже подтверждает, что любая «коренная или местная» этническая группа, независимо от своего образа жизни и культуры, имеет право на использование природных ресурсов тех земель, которые необходимы для сохранения традиционного хозяйства членов данной группы и которые реально использовались их непосредственными предками. Признание этого права — автоматическое следствие признания права любой этнокультурной группы населения на жизнь и на сохранение своей традиционной культуры, образа жизни и хозяйства; последнее в настоящее время активно проникает в международное и в национальное право большинства государств мира [5].

В связи с этим будет полезным сослаться на мнение самих азербайджанских экспертов, комментирующих «демократизацию» Азербайджана в начале XXI века. Согласно статье 7 Закона АР о земельной реформе, часть земель была передана во владение муниципалитетов с тем, чтобы на доходы от этих земель они смогли финансировать свои программы. Однако в последующем был принят Земельный кодекс, согласно статье 46 которого те же земли были отняты у муниципалитетов. Благодаря этому Кодексу законодательная и исполнительная власти (надо ли повторять, что в условиях азербайджанского «неофеодализма» обе ветви власти – составные части единой вертикали власти) существенно ограничили финансовые источники местных органов «самоуправления» (Рахман Бадалов, ведущий научный сотрудник Института философии, социологии и права НАН Азербайджана) [6].



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |