WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

«Сто лет под южным солнцем ТАЛЛИН. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЭЭСТИ РААМАТ. 1984 Рецензенты: доктор исторических наук X. Тийдо, кандидат исторических наук Л. Выйме Оформление: Л. ...»

-- [ Страница 1 ] --

ВЛАДИМИР МЕЙБАУМ

Сто лет

под южным

солнцем

ТАЛЛИН. ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЭЭСТИ РААМАТ». 1984

Рецензенты: доктор исторических наук X. Тийдо,

кандидат исторических наук Л. Выйме

Оформление: Л. Круусмаа

Мейбаум В.

Сто лет под южным солнцем. — Таллин: «Ээсти раамат»,

1984. — 88 с, ил., 8 л. ил.

В конце прошлого века группа о т в а ж н ы х крестьян из Харьюмааского уезда отправилась в поисках лучшей доли на Кавказ, где имелись свободные земли.

Изнурителен был путь от Прибалтики до Черного моря. Много трудностей:

п р и ш л о с ь и с п ы т а т ь на «земле о б е т о в а н н о й », п р е ж д е чем в диких заболоченных дебрях в пойме реки Псоу выросли эстонские села. Но, впервые почувствовав себя свободными хозяевами земли, переселенцы смогли выстоять в борьбе.

В книге «Сто лет под ю ж н ы м солнцем» р а с с к а з ы в а е т с я об истории возникно­ в е н и я сел С а л ь м е и С у л е в, с т р о и т е л ь с т в е н о в о й ж и з н и п р и С о в е т с к о й в л а с т и, участии ж и т е л е й в Великой Отечественной войне. О с н о в ы в а я с ь па документальном м а т е р и а л е и в о с п о м и н а н и я х с т а р о ж и л о в, а в т о р В л а д и м и р М е й б а у м, п о т о м о к тех первых поселенцев, описывает и сегодняшний быт эстонских колхозников па Кав­ казе, сохранивших в равноправной семье народов национальную культуру и само­ бытность.

И з д а т е л ь с т в о «Ээсти раамат»,

О Д Н О С О Л Н Ц Е Н А ВСЕХ

(Вместо предисловия) Эстонские села Сальме и Сулев, лежащие на грузинской земле, скоро отпразднуют свое столетие. Их ровесница, почтенная Минна Вахтер, ветеран колхоза «Дружба», рассказывает, как оказались эстонцы здесь...

В этот вечер в доме женщины собралось несколько поколений.

Здесь и дочь Эльфрида, учительница математики в местной школе, и двое сыновей — Эдуард, мастер-электрик по холодильникам, и старший Арнольд, моряк торгового флота, приехавший на побывку.

Заглянул «на огонек» и сосед — председатель колхоза смуглоли­ цый сван Георгий Цинделиани со своей белокурой женой.

Сто лет назад на месте этого гостеприимного дома стояли лес­ ные заросли, а сами земли именовались в документах не иначе, как пустующие. О столь удивительном благе прослышали безземельные крестьяне Эстляндии. Тогда-то и отправилась в неведомый край горстка смельчаков на поиски лучшей доли.

Изнурителен был путь от Прибалтики до берегов Черного моря.

А на месте ждали и непривычный зной, и жестокая малярия. Уст­ ройству в новых краях мешали чужой язык и нравы других пере­ селенцев из разных концов России: таких же обездоленных молда­ ван, украинцев, армян, русских. Жили обособленно, замкнуто, бояз­ ливо. Корчевали вековые деревья, самодельной сохой вспахивали отвоеванные у лесов клочки земли, изматывали на каменистых склонах тощих лошадей. Швейную машину, единственную в селе, из дерева сработали, даже иголку выточили из колючки акации.

Все своими руками! Хлопок и лен сеяли, плели из суровых ниток невестам кружева. Еще сохранились ткацкий станок-самоделка, кусок домотканого полотна.

Визит мой в дом Минны Вахтер — нежданный, но на столе тут же появляются сыр сулугуни, яблоки, персики из собственного сада, кувшин с легким виноградным вином.

— Кушайте, — потчует гостей хозяйка.

— Мы помним, — говорит председатель Георгий Цинделиани, — как на защиту Советской власти в Абхазии поднялись и эстонцы.

Потом, в годы войны, немало жизней отдали за землю, ставшую им родной.

В тот вечер мне рассказали, как однажды посетил колхоз Урхо Калеви Кекконен, тогдашний президент Финляндии, захотел по­ смотреть, как живут его «почти земляки» в столь далеком от При­ балтики крае. Зашел президент в дом механизатора Аугуста Пладо — зятя Минны Вахтер. Много собралось тогда колхозников, и сама жизнь отвечала на вопросы высокого финского гостя: не враж­ дуют ли эстонцы с жителями других национальностей, имеют ли привычные для себя сады и огороды, сохраняют ли родной язык и могут ли участвовать в выборных органах Советской власти? Кек­ конену представили виноградаря Освальда Лекса — депутата Вер­ ховного Совета Грузии. Сейчас могли бы добавить эстонское имя колхозницы Лилли Маасикас, она тоже избрана в грузинский пар­ ламент.

Местный библиотекарь Мария Джалагония показывает книгуальбом «Добро пожаловать», которую ведет много лет и в которой можно найти записи, сделанные гостями из разных стран. Сооте­ чественники финского президента оставили здесь такой отзыв: «Для нас было очень интересно посетить колхоз «Дружба», где живут счастливые земледельцы. Тут можно услышать их древний родной язык, и село, судя по всему, живет зажиточно». На 500 семей больше 350 личных автомобилей! Но основной капитал, воистину бесценный, все-таки другой: нравы, традиции, отношения.

В колхозе дружно работают люди около двадцати националь­ ностей.

— У нас, можно сказать, образовался маленький Советский Союз, — не без гордости говорит Вено Леонов, парторг «Дружбы», ветеринарный врач.

В колхозе вспоминают, как сливался воедино хозяйственный опыт пришедших в эти края непохожих народов. Эстонцы научи­ лись выращивать южные овощи, бамбук и шелковицу, а южане заимствовали у переселенцев практику молочного животноводства.

Да и сами люди в каждодневном общении становились разносто­ роннее, обогащались взаимно...



А свадьбы! Они сочетают в себе причуды и радости грузинских и эстонских обрядов. Житель села Константин Тийсмус вспоминает, как грузин Мурман Верулашвили женился на очаровательной эс­ тонке Айно и сколько было при этом озорных проделок, хороводов вокруг костра. Сейчас в этой семье овощеводов трое детей — школьники Мээри и Руслан, пятилетний Володя. Свой дом с терра­ сой, автомашина. А в отношениях такая же юная солнечность...

Я оказалась в колхозе в ту пору, когда там готовили скот к от­ правке на летние пастбища — в горы. Готовились к кочевью и пче­ ловоды; их путь лежал в ущелье, где в изобилии липовый цвет...

Уходили на перевал стада. Пастухи седлали лошадей. Позванивали прощально колокольцы.

А высоко в горах пахло травами не выгоревших лугов.

Э. СВЕТЛАНОВА

Села Сальме и Сулев находятся на самой границе между Рос­ сийской Федерацией и Грузией. Об этом свидетельствуют красоч­ ные стелы, расположенные соответственно на правом и левом бе­ регу реки Псоу. В настоящее время села эти включены в границы курорта Большая Гагра Абхазской АССР.

В предлагаемой книге, помимо воспоминаний старожилов, соб­ ственных наблюдений, архивных документов, автором частично ис­ пользованы также данные исследований В. Маамяги, Л. Выйме и Т. Томберг. Эстонский к о л х о з у Ч е р н о г о моря.

После долгого и трудного пути переселенцы из Эстляндии до­ стигли устья реки Псоу, где они надеялись найти землю обетован­ ную. Что же их гнало на эти неведомые, кишащие малярийными комарами и рептилиями топкие болота, заросшие, к тому же, колю­ чим кустарником, а местами, где немного суше, — криволесьем, туго переплетенным похожими на судовые канаты лианами?

Однако послушаем самого старшего из переселенцев — Юхана Кратсова:

— Жизнь в родных местах становилась невыносимой. Терпения уж никакого не осталось. Шел 1883 год. Все началось с того, что колгаский граф Стейнбок, что в куусалуском приходе Харьюмаа­ ского уезда Эстляндской губернии, распорядился разделить суще­ ствующие участки, сдаваемые безземельным крестьянам в аренду, на мелкие клочки с одновременным повышением платы за них.

Мало того, крестьян стали всячески притеснять: значительно повы­ сили арендную плату за рыбную ловлю в господских прудах и озе­ рах, запретили охоту и заготовку леса. Чем же было жить, спра­ шивается?

... В том 1883 году один крестьянин узрел в газете «Пости­ меэс» статью, где говорилось, что на Черноморском побережье Кав­ каза, между Сочи и Сухумом, имеются свободные земли. Всячески расхваливался тамошний теплый климат, условия жизни. Правда, говорилось вскольз и о том, что местность малярийная. Но разве это отпугнет тех, кто денно и нощно воздыхает о клочке земли?

Вспоминает Иоханнес Линдвест:

— Вот тогда на собрании и снарядили меня, чтоб разведать на месте, что да как. Собрали с тех, кто изъявил желание вы­ ехать, 62 рубля — по рублю со двора. Я выехал в феврале, а к на­ чалу марта все, как говорится, было в ажуре. Местность мне по­ нравилась: тепло, красивая природа, море, река под боком. Ну, а что малость мокровато, так разве ж у нас, на родине, мало болот да топей?.. Лично мне здесь все оказалось по душе...

— Начало всегда нелегкое. Зато будем сами хозяевами — так рассуждали мы тогда, — свидетельствует другой старожил, Март Кренстрем.

Однако многое в новых местах и настораживало. Были сомне­ вающиеся.

— Погляди, что за тварь к моему телу прилипла! — огорчался Михкель Бахман, показывая ноги, облепленные пиявками. — По­ шел, думаю, смою с себя пыль и грязь. Только погрузился в ручеек, а они тут как тут! Попробовал отодрать, да не тут-то было.

— Пока вдоволь крови не напьются, приходилось с ними ми­ риться, — вспоминает Линдвест. — А там сами отлеплялись. Мне тоже доводилось не раз с ними дело иметь.

— Эх, погибнем мы здесь! — вздыхал Йоосеп Шнейдер. — Мало этих тварей, так еще зверья всякого лютого, говорят, столько, что по лесу и шагу не ходи: медведи, волки, дикие к а б а н ы...

Нынешнему поколению представить теперь трудно, что когда-то на месте теперешних богатых сел была пустошь.

... Приезжие устроились лагерем прямо на прибрежном песке.

Собрав выброшенные морскими волнами палки, сухие сучья, раз­ вели костры, подвесив чайники на установленные на рогулях пере­ кладины. Из мешков достали сухари, очерствелый хлеб и привезен­ ную с собой сушеную рыбу. Пока женщины готовили трапезу, муж­ чины сидели на своих пухлых котомках, покуривая трубки. Перед их взором простиралось, играя солнечными бликами, море, сливаю­ щееся на горизонте с синевой неба. Ссзсем близко от берега игриво кувыркались дельфины с темно-коричневыми, почти черными лос­ нящимися спинами.

И вдруг... из-за кустарника выкатились около десятка а р б, запряженных поглядывающими хмуро, исподлобья длиннорогими медлительными буйволами. На их широких спинах восседали эс­ тонцы и напевали знакомую бодрую песню «Хийр хюппас, кась каргас, вана кару лый трумми... » Во главе кавалькады шествовал в высокой меховой шапке возничий-молдаванин и хлестал длинню­ щей плетью еле передвигающее мохнатые, с прилипшими к шерсти комками грязи ноги животное, протяжно выкрикивая: «Цоп-цобе-е, цоп-цобе-е!»

— Вот как нас встретили, — вспоминает Йоханнес Линдвест.

— Решили, помнится, отправиться к молдаванам на разведку. А оказалось, пастушок их узрел, как мы высаживались из лодок, и побежал в село тотчас же сообщить об этом.

Крестьяне быстро погрузили на арбы свой скудный скарб.

Ехали по-над бережком реки. Вода шумела и пенилась на пере­ катах. В прозрачной бирюзе мелькали, поблескивали зеркальными Мышь прыгала, кошка скакала, м е д в е д ь колотил в б а р а б а н.

боками рыбы. Видно, их никто здесь не ловил — столь велики были плывущие по дну косяки. Притом они совсем не пугались, когда арба иной раз, чтоб обогнуть валун или поваленное дерево, въезжала колесами в воду.

Вскоре из-за верхушек деревьев показался склон округлой гор­ ки с раскинувшимися вдоль него белыми домиками.

— Це и есть наше село, — объяснил молдаванин. — Живем как у бога за пазухой. Не зря Веселое называется... Лет десять тому назад переселились из Бессарабии. Мы мамалыжники и виноделы.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |