WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |

«OCR Черновол В.Г. Дорога в космос: Военного издательства Министерства обороны Союза ССР; Москва; 1961 Аннотация 12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, ...»

-- [ Страница 2 ] --

– Нет, регулярная армия. По всему окому гремит… С утра через село сплошным потоком пошли немецкие машины с солдатами, танки и пушки. Это уже была не та армия, что совсем недавно двигалась на восток. Как потом мы узнали, мимо нас пятились остатки эсэсовской дивизии, разгромленной под Москвой. Все наши сельчане ждали близкого часа освобождения. Но фашистам удалось удержаться на оборонительном рубеже, и наше село осталось в их ближних тылах.

Детские годы. Юрий Гагарин (сидит в центре), его старший брат Валентин, младший брат Борис и сестра Зоя.

Наш дом теперь облюбовал матрый фашист из Баварии. Звали его, кажется, Альбертом.

Он занимался зарядкой аккумуляторов для автомашин и терпеть не мог нас, детей. Помню, как-то раз младший братишка Боря подошл из любопытства к его мастерской, а он схватил его за шарфик, повязанный вокруг шеи, и на этом шарфике подвесил на яблоневый сук. Подвесил и заржал, как жеребец. Ну, мать, конечно, бросилась к Боре, а баварец не пускает е. Что мне было делать? И брата жалко, и мать жалко. Хочу позвать людей – и не могу: спрло дыхание, будто не Борьку, а меня повесили. Был бы я взрослым, я бы ему показал, этому фашисту треклятому… Хорошо, что баварца кликнул какой-то начальник, и мы с мамой спасли нашего Бориса.

Унесли его в землянку и едва привели в чувство.

Подражая старшим, мы, мальчишки, потихоньку, как могли, вредили немцам.

Разбрасывали по дороге острые гвозди и битые бутылки, прокалывавшие шины немецких машин, а Альберту этому, что в нашем доме хозяйничал, в выхлопную трубу от его движка запихивали тряпки и мусор. Он меня ненавидел и несколько дней не подпускал к землянке.

Пришлось ночевать у соседей, а там только и разговору было, как досадить фашистам.

Фронт хоть и медленно, но вс-таки приближался к селу. Это даже мы, дети, чувствовали по нарастающему гулу артиллерийской стрельбы. Скоро передовая оказалась совсем близко – всего в восьми километрах от нашего дома. Село было забито немецкими войсками. По нему наши палили из пушек и бомбили его с самолтов. В особенности досаждали фашистам наши «ночники»-«По-2». Всю ночь стрекочут, как кузнечики, и сыплют и сыплют «гостинцы». Так мы и жили, в огне и дыму. День и ночь что-нибудь горело поблизости.

Ничто не проходило мимо детских внимательных глаз. Мы, ребята, все видели, все замечали. Помню, пролетели над селом шесть наших самолтов. Затем послышался гул бомбжки. Смотрим, обратно возвращаются. Но одного не хватает. Было шесть самолтов, а стало пять. И считать-то мы могли тогда только до десяти, и вычитания ещ не проходили, а поняли, что одного недостат. Стали соображать: куда делся? А тут и он. Горит, но летит над самой улицей, забитой войсками, и бьт по ним из всех пушек. Фашисты – кто куда. Шум.

Крик. Паника.

Стали мы гадать: долетит до своих или не долетит? А лтчик развернулся и снова на колонну. Теперь уже сыплет бомбами. А потом и сам в самую гущу немцев врезался.

– Как Гастелло! Как Гастелло! – закричали мы, знавшие от взрослых о подвиге человека с этой фамилией.

И самолт и лтчик сгорели. Так никто в селе и не доведался, кто он, откуда родом. Но каждый знал: то был настоящий советский человек. До самого последнего дыхания он бил врагов. Весь день мальчишки проговорили о безымнном герое. Никто не сказал вслух, но каждый хотел бы так же вот жить и умереть за Родину.

«Кто же отомстит за смерть героя? – тоскливо думали мы. – Кто расскажет его товарищам, как он погиб?»

Вскоре мы узнали, что этот самолт подбили немецкие зенитчики, окопавшиеся за селом на холме. Возмездие пришло незамедлительно. Утром нагрянула пятрка таких же самолтов – теперь-то я знаю, что это были штурмовики – «Илы», – и смешала с землй и зенитную батарею и прислугу. Ни один фашист не уцелел. Здорово дали!

Клушино в то время было отрезано от всего мира. Что делалось на фронтах, никто не знал.

Но как-то прилетел самолт, сбросил пачку листовок. Как стая белых голубей, они долго кружились в небе и наконец опустились за околицей, на заснеженном лугу. Я схватил одну, мельком глянул, вижу, рисунок: груда черепов, а сверху ворон сидит с мордой Гитлера. И русские буквы. А прочесть-то я их не могу. Огляделся, нет ли фашистов поблизости, ведь за листовки они смертельно карали, сунул е за пазуху – и бегом в землянку. Там Зоя прочитала и обрадованно засмеялась:

– Юрка, знаешь какая победа!

В листовке рассказывалось о разгроме гитлеровцев под Сталинградом. Радости не было конца. Во всех землянках только и говорили о поражении фашистов.

Вскоре загремело и на нашем фронте. Началось наступление советских войск. Тут-то эсэсовцы и забрали наших Валентина и Зою и в колонне, вместе с другими девушками и парнями, погнали на запад, в Германию. Мать вместе с другими женщинами долго бежала за колонной, заламывая руки, а их отгоняли винтовочными прикладами, натравливали на них псов.

Большое горе свалилось на нас. Да и не только мы – все село умывалось слезами: ведь в каждой семье фашисты кого-нибудь погнали в неволю.

Но горе не бывает бесконечным, наступила радость, да ещ какая! В полночь в землянку к нам заглянули два человека в белых полушубках, в шапках-ушанках, с автоматами, покрытыми изморозью. Дали отцу закурить и начали расспрашивать. Это была наша разведка. Первая за вс время. У нас у самих нечего было есть, но мать захлопотала, чтобы накормить их, наварила картошки, правда, соли не оказалось.



Разведчики исчезли так же тихо, как и появились. Словно во сне. Я даже на рассвете спросил о них у отца. А он хитро посмотрел на меня, усмехнулся и говорит:

Через день немцы покинули наше село. Отец вышел навстречу нашим и показал, где фашисты заминировали дорогу. Всю ночь он тайком наблюдал за работой немецких сапров.

Наш полковник, в высокой смушковой папахе и зелных погонах на шинели, при всм народе объявил отцу благодарность и расцеловал его, как солдата.

Отец ушл в армию, и остались мы втром – мама, я и Бориска. Всем в колхозе заправляли теперь женщины и подростки.

После двухлетнего перерыва я снова отправился в школу. На четыре класса у нас была одна учительница – Ксения Герасимовна Филиппова. Учились в одной комнате сразу первый и третий классы. А когда кончались наши уроки, нас сменяли второй и четвртый классы. Не было ни чернил, ни карандашей, ни тетрадок. Классную доску разыскали, а вот мела не нашли.

Писать учились на старых газетах. Если удавалось раздобыть обрточную бумагу или кусок старых обоев, то все радовались. На уроках арифметики складывали теперь не палочки, а патронные гильзы. У нас, мальчишек, все карманы были набиты ими.

От старшего брата и сестры долго не было никаких известий. Но бежавшие из неволи и вернувшиеся в село соседи рассказывали, что и Валентин и Зоя тоже удрали от фашистов и остались служить в Советской Армии. Вскоре пришл треугольничек письма со штампом полевой почты, и я по слогам прочл матери, что писала нам Зоя. А писала она, что служит по ветеринарному делу в кавалерийской части. Затем пришло письмо и от Валентина. Он воевал с фашистами на танке, был башенным стрелком. Я радовался, что брат и сестра живы, и ещ гордился, что они колошматят гитлеровцев, от которых мы столько натерпелись.

Отец далеко с армией не пошл. С молодости он хворал, а при немцах с голодухи у него началась ещ и язва желудка. Он попал в военный госпиталь в Гжатск, да так и остался в нм служить нестроевым. И служил и лечился одновременно.

Война длилась долго – казалось, целую вечность, у всех ныла душа: ведь у каждого близкие находились на фронте.

Почтальон был самым желанным гостем в каждой землянке. Ежедневно приносил он то радостные, то печальные известия. Одного наградили орденом, другой убит.

В классе у нас висела старенькая карта Европы, и мы после уроков переставляли на ней красные флажки, отмечавшие победоносное шествие наших войск.

– Советские солдаты освободили Бухарест!

– Ворвались в Белград – столицу Югославии!

– Советские войска начали боевые действия на германской земле!

– Они уже в Австрии, – со слезами радости на глазах сообщала нам Ксения Герасимовна приятные новости.

– Под влиянием побед Советской Армии в странах Европы ширится движение Сопротивления, разгорается партизанская борьба, трещит тыл фашистской Германии.

Мы часами простаивали у карты, изучали географию по военным сводкам Совинформбюро.

Учебников не было, и многие мальчики учились читать по «Боевому уставу пехоты», забытому солдатами в сельсовете.

И хотя в уставе многое было непонятно, книга ребятам нравилась, она требовала от каждого порядка и дисциплины.

Все ждали окончания войны И вот как-то раз прибежала из сельсовета мать, пахнущая распаханной землй, обняла меня, расцеловала:

– Гитлеру капут, наши войска взяли Берлин!

Я выбежал на улицу и вдруг увидел, что погода разгулялась, на дворе весна, цветут сады, над головой синее-пресинее небо и в нм поют жаворонки. Нахлынуло столько ещ не изведанных, радостных чувств и мыслей, что даже закружилась голова. Я ждал скорого возвращения сестры и брата.

Отныне начиналась новая, ничем не омрачаемая жизнь, полная солнечного света. С детства я люблю солнце!

Кончилась война, и моего отца оставили в Гжатске отстраивать разрушенный оккупантами город. Он перевз туда из села наш старенький деревянный домишко и снова его собрал. Но я никак не мог позабыть наш старенький домик в Клушино, окружнный кустами сирени, смородины и бересклета, лопухи и чернобыльник, синие медвежьи ушки – вс то, что связывало меня с детством. Теперь мы стали жить в Гжатске, на Ленинградской улице. И школа у меня теперь была другая. Меня приняли в третий класс Гжатской базовой школы при педагогическом училище. Училище это готовило учителей начальных классов. Будущие педагоги проходили практику в нашей четырхклассной школе.

С нами занималась совсем молоденькая учительница Нина Васильевна Лебедева.

Внимательная, начитанная, она болела за каждого. Вела она все предметы. По е оценкам, учился я хорошо. Нина Васильевна часто рассказывала нам о Ленине, показывала книжку, в которой был напечатан табель с отметками гимназиста Володи Ульянова. Там были сплошные пятрки.

– Вот и вы, ребята, должны учиться так же отлично, – говорила Нина Васильевна.

Мои товарищи по классу рисовали портреты Владимира Ильича, писали о нм стихи.

Многие у нас в классе рисовали и сочинительствовали. Но у меня к этому не было склонности – я больше любил арифметику. Хорошая была школа, милые ребята учились в ней. У многих не было отцов – погибли на войне, многие были круглыми сиротами. Каждый из них настрадался за войну, видел ужасы, чинимые оккупантами, испытал муки голода и бесправия – вс то, что невозможно ни забыть, ни простить. А дети со временем становятся взрослыми.

Минуло два года, я сдал свои первые в жизни экзамены по русскому языку и арифметике и перевлся в другую школу, в пятый класс. Там я вступил в пионерскую организацию. В Доме пионеров занимался в духовом оркестре, участвовал в драмкружке, выступал на школьных спектаклях. Жил так, как жили все советские дети моего возраста.

В это время попалась мне книга, которая оставила яркий след на всю жизнь. Это был рассказ Льва Толстого «Кавказский пленник». Очень мне нравился русский офицер Жилин, его упорство и смелость. Такой человек нигде не пропадт. Попав в плен, он бежал да ещ помогал бежать Костылину, человеку, слабому духом. Татарка Дина тоже была прелестной.

Перечитывая рассказ, я вс время сравнивал его героев со знакомыми людьми. Ведь брат мой Валентин тоже бежал из плена. И в нм я находил черты полюбившегося мне Жилина.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |
 

Похожие работы:

«Дата Издательство Оценка Издание Группа Институт Эксперт ISBN Махлина, С.Т. Семиотика культуры повседневности / Светлана Махлина. Приобрести ISBN СПб. : Алетейя, 2009. - 232 с. ; 21 см. - 32 Институт Смирнова для Исторические 978-5Алетейя (Миф. Религия. Культура). - На истории и Надежда 12/9/2009 библиотеки науки 91419авантит. в вых. дан.: Ист. кн. - УДК 39 археологии Алексеевна института 204-1 ББК 63.5. - РКП: ru09-69773. - ISBN 978-5-91419-204-1 Гильфердинг, А.Ф. Россия и славянство :...»

«С.А. Сычева ЖЕНЩИНЫ–ПОЧВОВЕДЫ Биографический справочник о российских и советских исследовательницах почв Под редакцией: академика РАН Г.В. Добровольского и д.б.н. проф. Н.Г. Рыбальского Издательство: НИА–Природа Москва – 2003 Сычева С.А. Женщины-почвоведы. Биографический справочник о российских и советских исследовательницах почв / Под ред. Г.В. Добровольского и Н.Г. Рыбальского. – М.: НИА–Природа, 2003. – 440 с. В справочнике представлены основные биографические сведения о 347...»

«От автора Настоящая любовь к растениям невозможна без знаний о них. Поэтому мы старались представить в этой книге не только рекомендации об уходе за растениями, но и побочные сведения: историю культивирования, легенды, использование местным населением и т. п. В книге даются сведения о систематическом положении каждого растения, поскольку у близких родственников схожие особенности роста. Кроме того, полезно знать, в каких условиях они произрастают на родине, чтобы постараться смоделировать им...»

«Введение. В поисках единого взгляда на единый мир Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев, И. В. Ильин О названии и структуре Хрестоматии Перед вами Хрестоматия, которая называется Универсальная и глобальная история (эволюция Вселенной, Земли, жизни и общества). Универсальная и глобальная история – это история универсума (Вселенной), насколько ее может реконструировать современная наука и история земного шара (от лат. globus – шар), жизни и человечества. В соответствии с этим замыслом Хрестоматия имеет...»

«Н.Н. Крадин Империя Хунну Издание 2-е, переработанное и дополненное Москва • Логос • 2001 УДК 930 85 ББК63 3 ( 5 ) К78 Крадин Н.Н. К78 Империя Хунну. Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Логос, 200 1.-312 с. ISBN 5-94010-124-0 Книга представляет собой значительно переработанное издание монографии 1996 г, посвященной первой кочевой империи в истории Центральной Азии Империи Хунну (209 г до н. э. -48 г н. э.) Как и почему хунну (азиатские гунны) создали могущественную державу, приводившую в ужас...»

«Материалы научно-практической конференции как вид экономической деятельности, Реставрация направленной на сохранение культурного наследия Санкт-Петербург 30 июня 2011 года Уважаемые коллеги! Предлагаем вашему вниманию сборник материалов научно-практической конференции Реставрация как вид экономической деятельности, направленной на сохранение культурного наследия. Союз реставраторов Санкт-Петербурга при поддержке КГИОП проводил эту конференцию в рамках празднования Дня реставратора – 2011....»

«САМАРА 2004 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра государственного и муниципального управления Территориальная организация населения Планы семинарских занятий для студентов 3 курса специальности Государственное и муниципальное управление факультета экономики и управления СамГУ с методическими указаниями к ним Издательство Самарский университет 2004 Печатается по решению...»

«Впервые Кюнеровские чтения состоятся без Александра Михайловича Решетова — человека, благодаря которому возникла эта научная трибуна, просуществовашая уже 32 года и позволившая выходить за пределы узкого профессионального круга, находить радость в общении с коллегами-востоковедами, в совместном с ними размышлении о судьбах народов Азии (и не только Азии), их истории и культуре, о нашей этнографической науке. А.М. Решетов, для всех нас — коллега, для многих — друг и мудрый советник, был...»

«ОТ СОЛДАТА ДО ГЕНЕРАЛА Воспоминания о войне Том 5 Москва Издательство Алгоритм 2005 1 ББК 13.5.1 О 80 О 80 От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Том 5. — М.: Изд-во Алгоритм, 2005. — 608 с. ISBN 5-9265-0187-3 В настоящем томе публикуются воспоминания советских участников боевых действий Второй мировой войны, подготовленные ими в 2003—2004 годах в рамках целевой программы Академии исторических наук. В томе представлены воспоминания 50 ветеранов войны в авторской редакции. Книга послужит...»

«Книга впервые была издана на английском языке в 2000 г. издательством Версо, Лондон. Перевод осуществлен с немецкого издания книги: издательство Пипер Ферлаг ГмбХ, Мюнхен, 2001 г. Возникла индустрия холокоста, которая наживается на страданиях евреев. Анализ Нормана Финкельштейна является одновременно страстным обвинением: • Американизация и превращение памяти в халтуру оскорбляв достоинство жертв. • Заинтересованные организации используют холокост в собственных целях — часто за счет жертв. •...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.