WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |

«Монография доктора педагогических наук, профессора, академика Российской академии образования Бориса Михайловича Бим-Бада и доктора философских наук, ведущего научного ...»

-- [ Страница 1 ] --

Philosophy of Education

Б.М. Бим-Бад

С.Н. Гавров

Модернизация института семьи:

макросоциологический и

антрополого-педагогический

анализ

Москва

2010

Рецензенты А.Ю. Бутов, доктор педагогических наук, профессор Л.Н. Воеводина, доктор философских наук, профессор Бим-Бад Б.М., Гавров С.Н. Модернизация института семьи:

макросоциологический и антрополого-педагогический анализ:

Монография/ М.: Новый Хронограф, 2010. – 337с.

Монография доктора педагогических наук, профессора, академика Российской академии образования Бориса Михайловича Бим-Бада и доктора философских наук, ведущего научного сотрудника Сектора социокультурных процессов и систем Российского института культурологи МК РФ Сергея Назиповича Гаврова, посвящена проблематике института брака и семьи.

Эти исторические изменения рассматриваются с точки зрения макросоциальные изменений и изменений в воспитании, в том, что формирует человека, а соответственно и институт семьи. Изменения семьи как социального института особенно ускорились в эпоху модерна – модернизация изменила и продолжает изменять мир вокруг нас, изменив и нашу повседневную жизнь, отношения между людьми, в том числе брак и семью. Авторы рассматривает проблематику воспитания, исторически обусловленные изменения целей и приемов социализации и инкультурации человека.

Монография предназначена профессиональному научному сообществу, а так же студентам и аспирантам, обучающимся по специальностям социология, социальная антропология, демография, педагогика и психология, культурология. Книга будет любопытна читателям, интересующимся проблематикой гендерных отношений, социаизации и инкультурации личности, изменениями института семьи и эволюцией семейных отношений в контексте модернизации.

Bim-Bad BM, Gavrov SN Modernization of the family: macrosociological and anthropological and pedagogical analysis: Monograph. M.: New Chronograph, 2010. – 337 p.

©Б.М. Бим Бад ©С.Н. Гавров, ©Новый Хронограф, Оглавление Предисловие. Часть I. Модернизация института семьи: макросоциологический анализ. Глава I. Модернизация и семья. Параграф 1. Модернизация: основные определения. и характеристики. Параграф 2. Семья как социокультурный феномен. Глава II. Трансформация семейных отношений.

в рамках христианской/постхристианской цивилизации. Параграф 1. Семья в эпоху премодерна. Параграф 2. Семья в эпоху модерна. Глава III. Семейные отношения в России:

от премодерна к модерну. Параграф 1. Семья в контексте традиционного российского общества. Параграф 2. Семья и брак в Советской России. Параграф 3. Современная Россия: переходное общество – переходные формы семейных отношений. Часть II. Ребенок отец старика.

История института семьи сквозь призму педагогической антропологии. Глава IV. Педагогическая антропология Иммануила Канта и Георга Вильгельма Фридриха Гегеля. I. Великая тайна. II. Воспитуемы! III. Антропология? Это о нашем самовоспитании. IV. В чем состоит богатство души. V. Гегель как практик и теоретик образования. Глава V. Педагогика Запада в поисках своих оснований. Параграф I. Персоналии. Решения общетеоретических проблем педагогики. Заключение. Литература. Приложения. Семья представляет собой относительную, но не абсолютную цель.

Абсолютная цель природы человека заключается в том, чтобы стать личностью[1].

Предисловие Макросоциальные процессы, направленные на переход от традиционного общества к обществу современному (модерну), совокупность которых принято называть модернизацией, изменили сначала облик Европы, а затем и всего мира. Формирование модерна (современности) явилось следствием многих политических, экономических и интеллектуальных трансформаций, взаимно усиливающих и обуславливающих друг друга.

Нас более всего интересуют модернизационные изменения, происходящие в сфере семейных и брачных отношений. Естественно, что процессы макросоциальных изменений нельзя рассматривать без сравнения с тем, что было до модерна, с формами бытования семейных и брачных отношений в период премодерна, традиционного общества. Иными словами, нам важно понять, от чего, от каких институциональных форм семьи мы идем, и что произошло с ними в процессе модернизационных трансформаций.

Известный американский социолог и футуролог Э. Тоффлер характеризует современное общество как общество «второй волны», перехода от доминирования сельскохозяйственного производства к промышленной революции. Из всего многообразия процессов, составляющих общество модерна по Тофлеру, нам более всего интересен процесс изменения семьи, формирование современной нуклеарная семьи, состоящей из двух поколений (родители и дети)[2].

Эта характеристика новой двухпоколенческой, состоящей только из родителей и детей нуклеарной семьи кажется на первый взгляд чуть ли не случайной, но она выражает в себе самый главный процесс и результат модернизации. Человек модерна все больше становиться личностью, все более эгоистической и все менее склонной жить в парадигме служения любым социальным общностям, будь то нация, соседская община, или даже семья. Это случилось не сразу, не единомоментно. Это результат длительного, многовекового процесса модернизации.

В рамках нашей монографии мы и рассмотрим, как все это происходило, как эволюционировал институт семейных отношений.

Возникшие в процессе модернизации гражданское общество и государство формируют взаимно поддерживающие друг друга институциональные структуры. Процессы формирования воли и мнений в рамках гражданского общества лучше всего отвечают трем нормативным условиям: эгалитарной взаимности, добровольному самопричислению, свободе выхода и ассоциации.



Сказанное в полной мере относится и к человеку в рамках современной семьи. Эгалитарная семья (семья, основанная на равенстве участников) сегодня стала нормативной в ареале христианской/постхристианской цивилизации, свобода выхода – развода и прекращения семейных обязательств – также получила максимальное распространение, так же, как свобода самопричисления – свобода выбора брачного партнера, вне зависимости от его (ее) принадлежности к определенной страте общества.

Мы знаем, что история Европы и Америки с конца Средних веков – это история все большего обособления индивида. Этот процесс начался в Италии в эпоху Возрождения и, по-видимому, достиг своей наивысшей точки только сейчас. Потребовалось больше четырехсот лет, чтобы разрушить средневековый мир и освободить людей от самых явных ограничений. Во многих отношениях индивид вырос, развился умственно и эмоционально; степень его участия в культурных достижениях приобрела невиданные прежде масштабы.

Важно помнить, что общество модерна состоит из граждан, обладающих неотчуждаемыми правами: гражданскими, политическими, социальными, и универсализация этих прав стала результатом борьбы тех, кто был их лишен. А современник и коллега К.Г. Юнга, психолог и психотерапевт доктор Э. Нойманн утверждает, и мы вполне солидарны с его позицией, что анализ обнаруживает западную личность в постоянном движении как вперед, так и назад, но с устойчивым продвижением в направлении, определенном в самом начале:

к освобождению человека от природы и сознания от бессознательного[3].

Действительно, все более выделяясь из природного окружения, человек получает все большую степень свободы, его деятельность все меньше зависит от запрограммированности природных ритмов. Это великое освобождение человека, как и любой сложный макросоциальный процесс, несет в себе разное, то, что можно оценивать не только как достоинства, но и как естественно вытекающие из них недостатки.

В переплетении модернизационных процессов для нас особенно важны революция в солидарности и идентичности личности, поскольку большинство форм, в которых обычно проявляет себя солидарность, в том числе брак и семья, больше не получают адекватной поддержки в общественном мнении и опираются только на индивидуальное моральное чувство или желание признания.

Еще раз подчеркнем самое важное. Сегодня человек в ареале христианской/постхристианской цивилизации во все большей степени становится личностью, неспособной жертвовать во имя любых социальных общностей, ставить общие (групповые) интересы выше частных. Чем выше уровень образования и материального комфорта, прежде всего среди женщин, тем ниже уровень рождаемости, эта корреляция абсолютна, проявляясь в разных регионах земли, в том числе и в странах третьего мира.

Одновременно диверсифицируются формы семейных отношений, в некоторых странах Европы и Северной Америки легализованы однополые браки, причем нетрадиционные семьи получают тот же объем юридических прав, что и традиционные, в том числе и право усыновления детей. Эти процессы ставят под сомнения ценностные основания, на которых длительное историческое время основывалась западная цивилизация.

Но несмотря на всю глубину и масштабность наблюдаемых социокультурных трансформаций, все больше меняющих человека и общество, гендерные роли, семейные отношения и содержательное наполнение семьи, она «остается местом наиболее глубоких и значимых человеческих связей, местом наиболее долгосрочных надежд и наиболее бескомпромиссных конфликтов»[4].

Сегодня скорость исторической и социокультурной динамики перманентно возрастает, наиболее развитая часть мира переходит от индустриальной к постиндустриальной экономике и соответствующему новому положению вещей типу социальной организации. Эти процессы самым серьезным образом сказываются на семье и семейных отношениях. Потому и важность научного анализа и изучения в рамках специализированных учебных курсов эволюции институциональных форм семейной организации и отношений, современного состояния семьи в ареале христианской/постхристианской цивилизации, в том числе и в России, не вызывает сомнений.

В процессе работы над учебным пособием нами использовались следующие научные методы: структурно-функциональный; динамический; сравнительнокультурный (исторический), основываясь на законах и принципах диалектики, историзма и системности, позволяющих раскрыть внутреннюю логику изменений института семьи и семейных отношений.

Одним из наиболее важных социологических принципов является принцип историзма. Он гласит: для того, чтобы понять любое современное явление, необходимо обратиться к его истокам и процессам, которые его породили.

Невозможно понять современные взгляды на социальные изменения без знания того, из каких более ранних концепций они вытекают и каким теориям противопоставляются. В учебном пособии мы следуем этому принципу как содержательно, так и структурно.

Проблемное поле, в рамках которого написана эта монография, имеет выраженный междисциплинарный характер, включая в себя проблематику, разрабатываемую в рамках социологии и антропологии. Достаточно вспомнить классическое и в рамках избранной нами тематики примечательное определение антропологии, которое дал Б. Малиновский: «Антропология – это изучение того, как мужчины обнимают женщин»[5].

Нами затронута также проблематика, разрабатываемая педагогией и социальной психологией, демографией, историей, кросскультурными исследованиями, проведен контент-анализ значительного массива научных публикаций по избранной тематике.

Так, известный английский социолог-феноменолог Д. Уолш вполне справедливо полагает, что характеристики явлений, исследуемых демографией (возрастная структура, размер семьи, миграция, численность населения), представляются так, будто это строго объективные данные. Однако анализ показывает, что и для их объяснения необходима интерпретация связанных с ними социальных значений[6]. Таким образом, сегодня предмет изучения демографии включает в себя также изменение мнений, мотивов, установок, ценностных ориентаций, причем не только в инструментальном аспекте достижения цели или удовлетворения потребности.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 46 |