WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 54 |

«Г.К. Граф м оряки Очерки из жизни морского офицера 18 9 7— 1905 г г. Москва Вече УдJ 94(47) ББК 63.3(2)521 Г78 Граф,Г.К. Г78 Моряки. Очерки из жизни морского офиgера ...»

-- [ Страница 1 ] --

$ Мо р с к а я летопись

Г.К. Граф

м оряки

Очерки из жизни морского

офицера 18 9 7— 1905 г г.

Москва

«Вече»

УдJ 94(47)

ББК 63.3(2)521

Г78

Граф,Г.К.

Г78 Моряки. Очерки из жизни морского офиgера 1897Г.К Граф. М:Всчс, 2012.- 320 с.: ил. - (Мор­

1905 rr. / -

ская летопись).

ISВN 978-5-4444-04 79-9 Имя Гаральда Карловича Графа хорошо извссn10 всем, юrrсрссуюпJИМ­ ся историей Pyc.cxoro флота. Он прославился нс морскими сражениями с неприятелем (xar.11 и их было достаточно), 11с изобретениями или научными открыТИ.llМи, не путешествиями, как многие и многие офиtJсры, а своими мемуарами. В юrиrс Графа перед читаТСА.11Ми прсдсrаст яркая картина 110вссднСВ11ой жизни морских офюJсров прсдреволюtJИОIПtОЙ России. Хороший литературный слог, живая память, 11рскрас11ая 1tабАЮдателъность, спосо&­ ность несколькими штрихами дать характеристику сослужив~µ все iJl'O посrавило труды Г.К. Графа в число лучших книг о Русском флаrс ко1ща XIX - начала ХХ века.

уД){. 94(47) ББК 63.3(2) 1s8N 978-5-4444-0479-9 О l!мели11А.Ю,11ослссловис, примечания, Q ООО «ИэдатсАЬСТВО сВсч~.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Было 7 часов утра. Толпа мальчишек-подростков высыпала во двор дачи, в которой помещался пансион Антонины Лаврен­ тьевны М. (Мешковой. — Примеч. ред.)1, в местечке Шувалово, под Петербургом. Антонина Лаврентьевна уже много лет впол­ не успешно подготовляла к экзаменам в Морской корпус Мальчиков поставили во фронт и повели на вокзал. Сегод­ ня был знаменательный день, день вступительного экзамена в младший класс или, как говорили, в 4-ю роту. Все нервничали, но подтрунивали друг над другом и старались храбриться. Настрое­ ние создавалось бодрое и веселое. Среди этих мальчиков был и я. Хотя я и не происходил из морской семьи, но меня всегда привлекала морская служба, она была моей мечтой. Что именно меня влекло, я не мог себе объяснить, тем более что моря не знал и даже никогда не видел. Не знал я, конечно, и всей сущ­ ности морской службы. Но меня тянула, чисто инстинктивно, стихия, люди, которые всю жизнь служат на кораблях, все их интересные приключения, о которых я уже успел прочитать.

Привлекала и форма морского офицера, такая отличная от дру­ гих и красивая своею простотой. Мне было жалко мальчиков, которые не стремились поступить в Морской корпус.

Но вот поезд довез нас до Петербурга, а финляндский пароходик но Неве быстро домчал до Васильевского острова, как раз к пристани против Морского корпуса. Все поспешно с серьезными лицами вышли на набережную, вошли в подъезд, Г.К. ГРАФ поднялись по широкой лестнице и вошли в классный коридор с бесконечным числом дверей. Первыми предстояли письменные экзамены, и для этого всех отвели в одну из больших ротных зал, в которой были расставлены столы и скамейки.

Кому не приходилось переживать волнений перед экза­ менами, когда наступает последний момент и экзаменаторы входят в класс! Как замирает сердце, когда раздают бумагу для письменных работ или начинают вызывать к доске. У кого не екало сердце, глядя на серьезные и важные лица экзаменато­ ров, которые в этот момент кажутся какими-то священными особами и оттого особенно страшными-.

Всех экзаменующихся было около 100 человек. Нас рассади­ ли по алфавиту, так что пришлось сидеть рядом с незнакомыми мальчиками. Один из экзаменаторов начал диктовать, а мы быстро за ним записывали. Головы усилешю работали, чтобы на свои места посадить предательские «ять», не забыть поста­ вить на конце правильно «я» или «е» и вообще превозмочь все трудности правописания, которые далеко не всем одинаково давались. Время летело быстро, и мы не заметили, как диктовку окончили. Дали ее прочесть, но лучше бы этого и не делали, так как при чтении все казалось неверным, и зачастую верное переправлялось на неверное.

Затем дали короткий перерыв, и начался экзамен по ариф­ метике и алгебре. Всех разбили на две смены и раздали задачи.

Задачи были нетрудные, но от волнения тяжело было собраться с мыслями, и цифры как-то путались. Тройное правило, про­ порции, корни квадратные, уравнения с одним и двумя неиз­ вестными — все это угрожало перепутаться и положительно выйти из повиновения. Я кончил задачи одним из первых и, хотя чувствовал, что их решил не совсем правильно, боялся, чтобы не вышло еще хуже.

Первый день экзаменов, и притом еще очень серьезных, закончился. Мы все повеселели и оживленно делились между собой впечатлениями, сверяли ответы, вспоминали ошибки, пеняли на себя за рассеянность и утешались, что авось до удо­ влетворительного балла дотянем. Всем дышалось легче, точно

МОРЯКИ

гора с плеч скатилась, и только некоторые сидели пригорю­ нившись, так как определешю знали, что провалились, а среди них были и такие, которые держали экзамен уже второй, а то и третий раз. Особенно помню одного, очень неспособного маль­ чика, который сдавал их уже третий раз. Он сильно заикался и был некрасив, за что мы его прозвали «мафукой». При всем старании он не мог преодолеть школьной премудрости, и все его усилия пропадали даром За математику я был спокоен, а вот по диктовке уверенно­ сти совсем не чувствовалось: она у меня всегда прихрамывала, и тут можно было срезаться. Ну, авось! Надежда не умирала.

Когда мы вернулись в пансион, Антонина Лаврентьевна учинила нам строгий допрос кто что, как написал и решил, и тут уж не стеснялась в комплиментах вроде: «дуб стоеросовый», «мозги вывихнуты», «я так и знала, что из вас ничего не выйдет и зря на вас деньги тратят», и т.п.



За этим днем быстро полетели дни других экзаменов и особешю промежутки между ними, когда все старались наскоро повторить то, что, казалось, знали слабее. Это было жаркое вре­ мя, и сама Антонина Лаврентьевна и все учителя с раннего утра и до позднего вечера не давали нам вздохнуть, и мы сиживали за уроками по десять часов.

Здесь нельзя не вспомнить и саму Антонину Лаврентьевну М, Это была, несомненно, замечательная в своем роде женщина* высокого роста, очень полная, с красивыми, чисто русскими чертами лица, энергичная и властная, она ярко напоминала легендарный тип русской помещицы-барыни, которая умела управлять своими крестьянами, и все перед ней трепетали.

Каких только сорванцов и лентяев не было у нес в пансионе, а она умела не только заставить себя слушаться, но и прилежно учиться. Целыми днями М. наблюдала за занятиями. Она пре­ подавала русский язык и часто доводила до отчаяния своих учеников, заставляя их по четырс-пять раз переписывать дик­ товки, в которых было много ошибок. Когда увещания и слабые наказания не действовали, она, не задумываясь, прибегала и к физическому воздействию, которое выражалось тем, что она неожиданно подходила к провинившемуся и пребольно драла его за уши, в присутствии всего пансиона. Мы, конечно, ее за эти качества очень боялись и~ уважали. Полагаю, что многие из нас только благодаря ей вышли в люди и сделались полезными офицерами.

Хотя М. круглый год держала пансион, но особенно усилен­ ные занятия происходили летом Большинство отдавали детей только на это время, чтобы «натаскать» к экзаменам, да и долго держать в пансионе многим было не по средствам Летний курс длился три месяца, и за это время мы не имели, кроме воскресений, да и то для тех, кто хорошо учился, свободных более двух-трех часов в день. В эти часы нас обычно посылали гулять или купаться.

Этот период был очень тяжелым испытанием, но мы всегда вспоминали и вспоминаем Антонину Лаврентьевну с глубоким уважением и благодарностью за ее выдаклцуюся добросовест­ ность во взятом на себя деле2.

Уже довольно многие провалились на экзаменах, но я пока удачно миновал «подводные камни» и продолжал успешно «вы­ гребать». Мне было труднее, чем многим товарищам, так как я окончил только второй класс гимназии, а для поступления в 4-ю роту требовалось знание программы трех классов, а по не­ которым предметам и четырех, так что в пансионе пришлось за три месяца пройти полный курс 3-го класса. Да и по летам я был самым молодым, и мне только в декабре исполнялось 13 лет. Но желание поступить в Корпус помогало преодолеть все трудности, а подчас и лень, и усталость.

Вот наконец и последний экзамен сдан и объявлены от­ метки за письменные работы. Я все благополучно выдержал.

Мое ликование трудно сейчас описать. То-то героем теперь можно будет вернуться домой и поважничать перед братом и сестрами. Шутка ли: кадет Морского кадетского корпуса, 4-й роты! Наверное, вновь назначаемые министры не чувствуют такой важности, как чувствовал ее в то время я. Вот только не­ сколько огорчало, что еще приходится ходить без формы. Но форма скоро будет!

МОРЯКИ

ГЛАВА ВТОРАЯ

Десять дней, оставшихся до начала занятий в Корпусе, про­ летели как сон. Настал день явки в Корпус — 1 сентября 1898 г. В последний момент стало немного жутковато: ведь как-никак нам придется подчиняться военной дисциплине, иметь дело со столькими мальчиками, жить целую неделю вне дома и все время находиться под надзором офицеров.

Корпус встретил новых питомцев очень приветливо. Ротный командир подполковник Д. (Данчич Арсений Михайлович. — Примеч. ред.У был добрый, спокойный и снисходительный на­ чальник. Другие офицеры тоже оказались не слишком страшны­ ми, и вся наша шумная молодая компания почувствовала себя свободно и сразу перестала стесняться. Даже начали острить по поводу немного кривых ног одного дежурного офицера лейте­ нанта П. (Попов. — Примеч. ред.)5 и прозвали его «циркулем».

Прозвище это так за ним и утвердилось.

Нас долго выстраивали во фронт по ранжиру и распреде­ ляли номера коек, шкафов, конторок и т.д. Как только все это кончилось, начались шум, беготня, а кое-где и драки.

Для классных занятий нас разделили на пять отделений, так как принято было около 125 человек. Такой прием в 4-ю роту был произведен оттого, что Морское ведомство приступило к постройке большого числа новых кораблей и нужда в офицерах предвиделась большая.

Номера давались нам по росту, т.е. самый высокий — право­ фланговый — имел номер первый и так далее. Рост связывал нас как во фронте, так и в столовой. Только в учебном отношении распределение по отделениям было сделано по успешности выдержанных экзаменов, так что самое последнее отделение состояло из наиболее слабых по познаниям.

Затем много времени пошло на переодевание новичков с ног до головы, на пригонку шинелей, брюк, голланок6, фура­ жек и т.д. Но как шинели, так и голланки оказались без погон, а фуражки — без кокард и ленточек, так что мы несколько напоминали арестантов. В таком виде предстояло ходить до корпусного праздника, который был 6 ноября. До этого дня нас усердно учили отданию чести — проходя и становясь во фронт. Все старались делать отчетливо, чтобы на испытаниях не провалиться и не остаться еще на некоторое время без по­ гон. Для нашего обучения были приглашены унтер-офицеры лейб-гвардии Финляндского полка, которые усердно обучали нас военной выправке.

Вначале меня многое поражало в Корпусе, и я проникался к нему все большим уважением Само здание было большим и величественным, с длинными коридорами, огромной столо­ вой и светлыми обширными ротными помещениями. Чудные картины морских сражений в картинной галлерее, росконшый аванзал, музей с массой интересных вещей, бриг «Меркурий»7в столовой и зеркальное окно, выложенное мрамором, с датами посещения Корпуса Императором Николаем Павловичем, когда он сидел на этом окне и разговаривал с кадетами, — все казалось таким интересным и красивым Образцовая чистота и порядок, хорошая пища и одежда.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 54 |
 



Похожие работы:

«Коротаев А.В., Халтурина Д.А., Малков А.С., Божевольнов Ю.В., Кобзева С.В., Зинькина Ю.В. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд.3, сущ. перераб. и доп. М.: УРСС, 2010. Введение. Тысячелетние тренды Человеческое общество – это сложная неравновесная система, постоянно развивающаяся и изменяющаяся. Сложность, многофакторность и противоречивость социальной эволюции приводят исследователей к закономерному выводу о том, что любое...»

«ДЕБЮТ Сборник статей аспирантов и магистрантов по программе История и культура регионов России (научный руководитель программы д-р ист. наук, проф. А.А. Севастьянова) Рязань 2011 УДК 91C ББК 63.3(2) Д25 Рецензенты: В.В. Боярченков, д-р ист. наук, (РГРТУ) О.Д. Попова, д-р ист. Наук (РГМУ им. И.П. Павлова) Дебют : сборник статей аспирантов и магистрантов по программе История и культура регионов России / под науч. ред. Д 25 А.А. Севастьяновой ; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. — Рязань, 2011. —...»

«ПОДСЕКЦИЯ СЕМИОТИКИ И ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ИСКУССТВА ИСКУССТВО СЕЛЕНИЯ КУБАЧИ КАК ВАЖНЕЙШАЯ ЧАСТЬ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ДАГЕСТАНА Акаева Эмилия Качаковна, Расулова Зумруд Залимхановна Студенты 2-го курса Дагестанский государственный педагогический университет, художественно-графический факультет, Махачкала, Россия Dama.S@ru Творчество мастеров дагестанского селения Кубачи, – признанного художественного центра, - отличается чрезвычайной многогранностью оригинальных форм. Медночеканное, оружейное,...»

«Росписи крестьянских домов Русского Севера Росписи Севан Ольга Георгиевна архитектор, закончила МАРХИ (1971), защитила кандидатскую диссертацию Народное крестьянских деревянное жилище Русского Севера (Архангельская и Вологодская области) (1981), работала гл. архитектором домов проектов института Спецпроектреставрация. В настоящее время заведующая сектором Русского Российского института культурологии, президент Российского Комитета по селам и малым городам ЕКОВАСТ. Автор (в соавторстве)...»

«Игумен Иннокентий (Ерохин В. В.) СТАНОВЛЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ПРИМОРЬЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия Москва – 2010 Работа выполнена на кафедре истории Русской Православной Церкви Богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Научный руководитель: кандидат богословия Бежанидзе Георгий Вениаминович Официальные оппоненты: доктор церковной истории Петрушко...»

«Аннотация Автор книги, известный американский исследователь и историк джаза, знаком советскому читателю по своей работе Становление джаза. В монографии, посвященной творчеству выдающегося американского музыканта Луи Армстронга (1900-1971), автор ярко и профессионально рассказывает о пути становления своего героя, отказываясь от традиционной для прессы США романтизации суперзвезды. Дж. Коллиер показывает, как коммерциализация культуры, расовая дискриминация помешали полному осуществлению...»

«М. Олесницкий Нравственное богословие © Сканирование и создание электронного варианта: Библиотека Киевской Духовной Академии (www.lib.kdais.kiev.ua) Киев 2012 Нравственное Богословие Профессор Киевской Духовной Академии Доктор Богословия М. Олесницкий, 4-е издание, С-Петербург 1907 г. Содержание: Введение. Понятие о нравственности и Нравственном Богословии; идея блага. Вера и нравственность. Отношение между нравственным и догматическим Богословием. Отношение Нравственного Богословия к...»

«ТАЙНЫ ИСТОРИИ ФАЛЬСИФИКАЦИИ Посвящается всем жертвам международного терроризма Книга издана по решению Ученого Совета Института по Правам Человека Национальной Академией Наук Азербайджана БАКУ – 2009 1 РЕЦЕНЗЕНТЫ: Искендеров А. - доктор исторических наук, проф. ВГУ Гасымлы М. - доктор исторических наук, проф. ВГУ НАУЧНЫЕ КОНСУЛЬТАНТЫ: Ахундов Н. - доктор исторических наук, проф. Академия Государственного Управления при Президента Азербайджанской Республики Дарабади П. - доктор исторических...»

«Ан-Ниффари КИТАБ АЛ-МАВАКИФ (фрагменты)* Предисловие История суфизма, рассмотренная под углом зрения формальных структур ее развития, показывает, что отношение учитель–ученик является одной из базовых структур передачи мистического знания и бытования в среде его духовных адептов. Так, понятие силсила, или духовная цепочка, по которой передается мистическое знание, является одним из важнейших понятий в суфизме. Неслучайно каждое суфийское учение, претендующее на некоторую значимость,...»

«Патрик Уайт Древо человеческое Патрик Уайт (1912 – 1990) – крупнейший австралийский писатель, лауреат Нобелевской премии за 1973 г. Его книга Древо человеческое была и остается выдающимся явлением австралийской литературы XX века. Содержание Патрик Уайт Часть первая Часть вторая Часть третья Часть четвертая Патрик Уайт ДаваяАвстралии роста материального благосостояния и столь же беспримерного торжества чем когда бы то ни было[1]. Междувремениистории и интеоценку послевоенному периоду в истории...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.