WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Переходные исторические эпохи – их называют то бурными, то смутными – всегда заставляют людей переосмысливать свое место в мире. Именно в эти периоды остро актуальными ...»

-- [ Страница 1 ] --

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры - Русское издание

№ 1, 2009 - http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/inhaltruss11.html

Виктор Шнирельман

Евразия или Европа? Роль Украины в евразийском и Евразии

в украинском дискурсе1

Переходные исторические эпохи – их называют то «бурными», то «смутными» –

всегда заставляют людей переосмысливать свое место в мире. Именно в эти периоды остро актуальными становятся такие понятия как «народ», «нация», жгучий интерес вызывают их территориальные пределы и особенности их исторического пути, общественная мысль обращается к образу «самобытной культуры», и ведутся неутомимые поиски «духовности». Ярким примером всего этого служит Германия XIX в., где поиски германского единства и попытки осмысления места Германии в мире вызвали небывалый взлет немецкой классической философии и исторической мысли. При долгом и мучительном отсутствии желанного политического единства многие немецкие интеллектуалы искали такое единство в немецкой культуре и общегерманской истории раннего средневековья. Иных вдохновлял романтизированный образ первобытных германцев, нарисованный античными писателями, и к началу XX в. это даже привело к попыткам «возродить»

древнюю языческую религию с ее развитым пантеоном во главе с яростным Вотаном.

Результаты деятельности немецких интеллектуалов по созданию единой немецкой нации оказались весьма противоречивы. С одной стороны, им удалось привить немцам чувство общности. Однако, так как эта общность обосновывалась не гражданским статусом (полнокровного гражданского общества в имперской Германии еще не было), а культурой, то, с другой стороны, стремление сохранить свою «самобытную культуру» (сегодня это назвали бы «экологией культуры») неизбежно вызывало подозрения в отношении «инородцев», доходившие в определенные периоды до шовинизма и ненависти.

Германский опыт имеет для нас основополагающее значение, ибо формирование интеллектуальной мысли в Российской империи происходило под прямым и непосредственным влиянием немецкой философии, филологии и историографии.

При этом у немцев учились не только русские славянофилы, но и духовные лидеры становящихся на ноги национализмов многих народов России. Почему немецкий культурный национализм казался российским интеллектуалам гораздо соблазнительнее французского политического национализма? При том, что наЭто – уточненный и слегка расширенный вариант статьи, опубликованной в сб.: И.А.

Снежкова, Л.В. Остапенко (ред.). Россия и Украина: этнополитические аспекты взаимодействия. М.: РУДН, 2007. С. 8-42. Статья размещается на сайте с согласия редакции сборника.

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры - Русское издание № 1, 2009 - http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/inhaltruss11.html ционализмы в Германии и России складывались в совершенно разной политической обстановке – Германия, как отмечалось, страдала от раздробленности, тогда как в России проблема «собирания земель» давно уже была пройденным этапом, - их объединяло одно – отсутствие гражданского общества и политических свобод. А при отсутствии притягательных политических принципов, на которых могла бы консолидироваться современная нация, националистам не оставалось ничего иного как обращаться к идее культурного единства. С тех пор лозунги культурного единства и «самобытной культуры» не перестают соблазнять самых разных националистов, помогая им уходить от животрепещущих вопросов внутренней социальной дифференциации.

Между тем, такие идеи сыграли с Германией злую шутку, создав почву для нацизма и, тем самым, приведя ее к краху. Однако, хотя самой Германии с огромными усилиями удалось преодолеть свое позорное наследие, идея национализма, основанного на «самобытной культуре», сохранила свою притягательность и до сих пор не страдает от недостатка поклонников. Именно об этом применительно к Восточной Европе и бывшему Советскому Союзу писал с тревогой Эрнест Геллнер, обсуждая свои знаменитые «часовые пояса» национализма в Европе2.

Еще раньше о том же задумались некоторые русские эмигранты-интеллектуалы, создавшие в 1920-х гг. учение о России-Евразии. Пережив революционную травму и отчетливо понимая, что Советская Россия была неспособна предложить приемлемые политические принципы для формирования нации, они также решили сделать ставку на культурное единство. Вместе с тем, сознавая силу активно проявивших себя этнонациональных движений, они не могли с ними не считаться. Поэтому, сохраняя верность «единой и неделимой России», эти эмигранты прилагали титанические интеллектуальные усилия для того, чтобы превратить культурный конгломерат в единое интегрированное целое. О том, к каким ухищрениям они при этом прибегали, мне уже приходилось писать3.

Здесь достаточно напомнить, что, прекрасно сознавая всю сложность этнокультурной мозаики России, они пытались представить ее единым культурным полем, где наличие локальных культур якобы нисколько не мешало формированию общего культурного ландшафта. Для этого они смещали акцент с поиска уникальных культурных корней к идее интенсивного межкультурного взаимодействия в условиях единого природно-географического ареала. На их взгляд, оба фактора – необходимость адаптации к сходным природным условиям и выработка общих культурных кодов в ходе плотного культурного общения – создавали идеальную основу для взаимопонимания и дружеских отношений между многочисленными народами России. В русле такого дискурса вопросы неравных социальных статусов разных этнических и религиозных групп и их дискриминации оказывались второстепенными. А о каких-либо правах человека и вовсе речи не Геллнер Э. Условия свободы. М.: Ad Marginem, 1995. С. 124-126.



Шнирельман В.А. Евразийская идея и теория культуры // Этнографическое обозрение. 1996.

№ 4.

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры - Русское издание № 1, 2009 - http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/inhaltruss11.html было. Индивид был интересен евразийцам лишь как представитель своей этнической группы, и он получал лишь те права, которыми наделялась соответствующая группа. Тем самым, этничность объективизировалась и, как мы сказали бы сегодня, реифицировалась. Трудно не заметить, что все это хорошо соответствовало пятой графе советского паспорта.

Еще одним важным элементом евразийства была историческая концепция. Ее стержнем являлось утверждение о том, что история евразийского континента развивалась вокруг степного пояса, служившего ядром для крупных континентальных культурных и государственных общностей, создаваемых время от времени усилиями самых разных вовлеченных в этот процесс народов4. В соответствии с этим евразийцы считали Монгольскую державу прямой предшественницей Московского царства и придавали «туранским народам» большое значение в складывании евразийской культурно-исторической общности. У евразийцев были различные причины для конструирования такой концепции. Одна из них заключалась в стремлении легитимизировать Российскую империю путем апелляции к далекому прошлому и навязать тюрко-монгольским народам идею о неразрывности их исторического пути с русскими. Все это делалось, в частности, для закрепления прав Российского государства на сравнительно недавно завоеванные восточные окраины (Туркестан и т. д.). Что же касается западных земель, то по отношению к ним евразийцы оперировали общепринятой у русских националистов идеей триединства русского народа, включавшего великороссов, украинцев и белорусов. Им казалось, что этого достаточно, но дело обстояло как раз противоположным образом.

Как известно, евразийцы подразделяли культуру на «высокую» (элитарную) и «низкую» (этнографическую) и отводили русской культуре почетное место фундамента для формирования «высокой» общеевразийской культуры. Так, например, по мнению Л. П. Карсавина, «русское первенствовало и первенствует доныне как наилучший носитель общеевразийского», и в этом у русского начала не было и не предвидится конкурентов5. Н. С. Трубецкой также был согласен с тем, что по определенным причинам русский народ был призван играть первенствующую роль среди всех других народов государства6.

Ясно, что такая позиция была неприемлемой для интеллектуалов нерусского происхождения, вступавших в ожесточенный спор с евразийцами. Это особенно отчетливо высветила дискуссия об «украинской проблеме», проходившая во второй половине 1920-х годов. Дискуссия имела свою предысторию, интересную тем, что позволяет обнаружить дореволюционные корни евразийского дискурса и рисует ту накаленную атмосферу, в которой воспитывались будущие активисты евразийского движения. Речь идет об обсуждении украинского вопроса в 1911– Вандалковская М.Г. Историческая наука российской эмиграции: евразийский соблазн. М., 1997; Вилента И.В. Идея самобытности России в исторической концепции евразийцев // Вестник Московского университета – Серия 8: История. 1998. № 1.

Карсавин Л.П. О педагогике // Евразийская хроника. 1926. № 4.

Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм // Евразийская хроника. 1927. № 9. С. 25.

Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры - Русское издание № 1, 2009 - http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/inhaltruss11.html 1912 гг. на страницах либерального журнала «Русская мысль», где оппонентами выступали видный общественный деятель, редактор этого журнала П. Б. Струве и писатель Б. Кистяковский, подписавшийся псевдонимом «Украинец»7. Несмотря на господствующую в стране реакцию, Струве полагал, что все мыслящие люди России должны задуматься о будущем культурном облике страны, ибо реакция пройдет, а культурно-языковые проблемы останутся, причем в условиях демократии их острота возрастет. Позиция самого Струве заключалась в том, что в будущей России он видел «национально русское государство», понимая под «русским» триединство великороссов, малороссов (украинцев) и белорусов. Такой взгляд не в последнюю очередь диктовался данными всероссийской переписи 1897 г., по которой великороссы составляли 43% населения, тогда как численность всего восточнославянского населения достигала 65% обитателей России.

Это-то доминирующее «триединство» Струве и объявлял «русской нацией», видя в ней «растущую национальную силу, творимую нацию (nation in making)», отличавшуюся своими общерусской культурой и общерусским языком. В «малорусском» и «белорусском» он видел локальные варианты этой культуры, имеющие исключительно второстепенное областное значение8. Он не только не признавал их равноценными «русской культуре», но в полемическом задоре доходил до того, что объявлял их несуществующими: «Как культуры, равноценные или равнозначные с той, которую любители этнографических терминов называют великорусской, но которую и история, и здравый смысл предписывают называть просто – русской, культура «малорусская» и «белорусская» еще должны быть созданы.

Их еще нет»9.

Больше того, Струве фактически использовал термины «русский» и «великорусский» как синонимы и отводил великорусским (русским) культуре и языку роль гегемона. При этом он всячески пытался принизить политическую подоплеку этого феномена. Признавая определенную роль государства в распространении русской культуры и языка, он все же делал акцент на «естественности» их широкого бытования во всех уголках империи. В частности, Струве подчеркивал роль капиталистического хозяйства в сложении единого языка и преодолении культурной разобщенности и настаивал на том, что в современном обществе интегрирующие силы действуют не в пример успешнее дифференцирующих10. О неславянском населении Российской империи Струве в этом споре не упоминал, как бы молчаливо признавая, что общерусские язык и культура будут иметь определяющее значение и для него. Но, как нетрудно заметить, это население оставалось за пределами «русской нации», и читатель мог лишь строить догадки относительно его статуса и прав в том демократическом государстве, которое рисовалось в воображении Струве.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 



Похожие работы:

«ОТ ВОЛКОВЫСКА ДО ХАРБИНА. ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ДИНАСТИЯ СКИДЕЛЬСКИХ (КОНЦ Х1Х – СЕРЕДИНА ХХ В.) В ДОКУМЕНТАХ И МАТЕРИАЛАХ Гродно 2011 УДК 94(476.6) ББК 63.3(4 Беи) Ч-46 Рекомендовано Советом факультета истории и социологии ГрГУ им. Я. Купалы. Рецензенты: Ярмусик Э.С., кандидат исторических наук, доцент; Хилюта В.А., кандидат исторических наук, доцент. Черепица, В.Н. Ч-46 От Волковыска до Харбина. Торгово-промышленная династия Скидельских (конец ХIХ – середина ХХ в.) в документах и материалах :...»

«- ПЛАНЕТА ФАЭТОН КНИГА 1(ГИБЕЛЬ ТРЕТЬЕГО РИМА) Новая фантастическая история продолжения Звездных Войн в Солнечной Системе Итак, Michael Nostrodamus представляет перевод новой фантастической истории Planet Faeton, Книга1. Часть 1 - Новая Империя Возрождается. Серия 1 - Гости из Прошлого. Книга1. Часть 2 - Таинственные Люди в Черном. Серия 2 - Гости из Настоящего. Книга1. Часть 3 - Гибель Раши, Третьего Рима. Серия 3 - Гости из Будущего. КНИГА 2(ДОРОГИ ИЗ ЗЕМНОГО АДА) Новая фантастическая история...»

«78 Зибольд Ф. Путешествие по Японии, или Описание Японской империи, в физическом, географическом и историческом отношениях, дополненное сведениями и известиями из Кемпфера, Фишера, Дефа, Шарльвуа, графа Гогендорна, Крузенштерна, Тунберга, Титсинга, Варениуса и др. 2 тома [из 3-х]. СПб., издание А.А. Плюшара, 1854. Формат издания: 16,7 х 11,5 см.; Том I – IV, 387 с., 7 л. ил. Том II – 309 с., 6 л. ил. Редкость. Экземпляр в старинных полукожаных переплетах. Крапленые обрезы. Потертости, утраты...»

«ПУТЕШЕСТВИЕ В ПРОШЛОЕ Книга четвертая ПЕРСЕЙ и ОДИССЕЙ Одесса “Печатный дом” 2008 ББК 39.41:63.3(0)32 УДК 656.61(091) 652 М 482 Автор: И.К.Мельник, доктор исторических наук, путешественник Фотоиллюстрации: Д.Топал И.Мельник Технический редактор Р.Сапига Компьютерный дизайн и верстка А.Втюрин Компьютерный набор С.Воропаева Корректор Н.Бессараб Мельник И.К. Путешествие в прошлое. Персей и Одиссей. — Одесса: Печатный дом, 2008. — 236 с.: ил. ISBN 978-966-389-148-4 И.К.Мельник — автор ряда...»

«Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова ВРЕМЯ ЧИТАТЬ! Издательские проекты Алтайского края Сборник методических материалов Барнаул 2013 Сборник издан в рамках реализации проекта Время читать! Издательские проекты Алтайского края на средства гранта Губернатора Алтайского края УДК 024 ББК 78.373.8 В 818 Составители: Л. А. Медведева, С. А. Самарина ВРЕМЯ ЧИТАТЬ! Издательские проекты Алтайского края : В 818 сб. метод. материалов / Упр. Алт. края по культуре и арх. делу...»

«Взятое в качестве эпиграфа язвительное замечание было сделано известным шведским биографом и библиографом Юханом Хинриком Лидном (1741-1793)1 в адрес анонимного автора книги, опубликованной в 1659 г. без указания места издания и под типичным для той эпохи длинным названием: Unbemannte Gedult, oder Trost-Gedancken, in zustossenden Unglck und Gefngnus: welcher Gestalt sich ein Mensche darinnen verhalten und aufrichten solle; zu nebst Gefngns-Seuftzern, etlicher geistlicher, umb Erlsung...»

«О. Ю. Елина Сельскохозяйственные опытные станции в начале 1920-х гг. : Советский вариант реформы * Историки по-разному оценивают ситуацию в науке в первые годы после революции, и, прежде всего, во время НЭПа. Одни говорят о мягкой линии государства, предполагавшей значительную автономию науки. Другие находят в событиях тех лет приметы перестройки культурной жизни, которая в некоторых областях оказалась гораздо более жесткой, чем грядущая культурная революция. Именно к этому периоду относят они...»

«при участии В.Ю. Матвеев, заместитель директора Государственного Эрмитажа Государственного...»

«Международный союз работников пищевой и табачной промышленности, сельского хозяйства, ресторанного и гостиничного обслуживания, общественного питания и смежных отраслей (IUF) является глобальной профсоюзной федерацией, представляющей интересы рабочих, занятых: • в сельском хозяйстве и на плантациях, • в производстве и переработке продуктов питания и напитков, • в гостиничном, ресторанном обслуживании и в сфере общественного питания, • на всех стадиях табачного производства. IUF ведет свою...»

«Аннотация 12 апреля 1961 года навечно вошло в историю нашей Родины, В историю всего человечества В этот день советский космический корабль-спутник Восток с майором Юрием Гагариным на борту поднялся в космос и, совершив полет вокруг земного шара, благополучно вернулся на Землю. Эта беспримерная победа человека над силами природы воплотила в себе гений советского народа, могучую силу социализма, его неоспоримое превосходство над умирающим капиталистическим строем В книге Дорога в космос...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.