WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 69 |

«ПРОИСХОЖДЕНИЕ РОМАНА Теоретико-исторический очерк СОВЕТСКИЙ ПИСАТЕЛЬ Москва, 1963 8Р2 К 58 Исследование В. Кожинова посвящено проблеме зарождения романа в ...»

-- [ Страница 4 ] --

Что же отличает повествовательную миниатюру Леонардо от малых жанров древнего и средневекового эпоса — сказки, легенды, басни, притчи и т. п.? Прежде всего следует уяснить процесс высвобождения собственно художественного смысла. В притче о трех кольцах — трех религиях — синтетически выступает философское, религиозное, моралистическое, художественное содержание. Образное повествование оказывается в значительной мере формой идеологии вообще. Литература предстает не как специфическая сфера «человековедения», но скорее как «обществоведение» в целом, легко вбирающее в себя любой материал. Художественный образ человека, действующего в определенных обстоятельствах, является в первую очередь формой этого нерасчлененного мышления об общественном мире в целом.

Принципиально иной характер имеет рассказ Леонардо, ибо образы людей создаются в нем не для того, чтобы в их действиях и речах запечатлеть какой-либо общий, отвлеченный от непосредственного содержания их личностей смысл; образы интересны сами по себе. Это, конечно, вовсе не значит, что искусство тем самым отвлекается от общества и погружается в изолированную сферу жизни личности. Даже в кратчайшей сценке Леонардо личности выступают в сложных общественных обстоятельствах, в прямой соотнесенности с современной социальной борьбой. Все дело в том, что образ человека как определенной целостной реальности, как конкретной личности становится исходной точкой всего отношения художника к миру, пунктом, от которого как бы начинается «отсчет», и, во-вторых, самим мерилом для оценки всех вещей и отношений мира.

Это глубокое изменение природы искусства имеет совершенно реальные и конкретно-исторические причины, всесторонне исследованные Марксом. Рассматривая проблему соотношения личности и средневекового, феодального общества, Маркс утверждает в «Капитале»:

«Несомненно... что общественные отношения лиц...

проявляются здесь именно как их собственные личные отношения». Поэтому «крепостные и феодалы, вассалы и сюзерены, миряне и попы» — все эти общеответные «оболочки» — являют собой неотъемлемые «характерные маски, в которых выступают средневековые люди по отношению друг к другу» 1. В феодальном обществе «дворянин всегда остается дворянином, разночинец — всегда разночинцем, вне зависимости от прочих условий их жизни; это — не отделимое от их индивидуальности качество». Лишь в период распада феодального общества впервые возникает «отличие индивида как личности от классового индивида» 2.

Иначе говоря, в средневековом обществе в его классическую пору (и, конечно, в классический период античного общества) сословные свойства индивида и есть его личные свойства. Человек поступает и сознает прежде всего в зависимости от того, кем он является в обществе, и поэтому можно без преувеличения сказать, что у него вообще нет личного начала в современном смысле слова или, по крайней мере, оно выражено в очень слабой степени. Во всяком случае, это личное начало всецело подчинено сословному.

Между тем в рассказе Леонардо определяющим оказывается именно личное начало. Все содержание заключается, собственно, в «игре» личного и сословного, но в игре, которая ведется с позиций личного. Купец хочет съесть курицу один и для этого использует сословный признак своих соперников: они монахи, им нельзя в этот день есть мяса. С самого начала ясно, что монахи с удовольствием съели бы эту курицу, но, поскольку купец напоминает им об их сословном лице, они вынуждены подчиниться. Однако затем оружие купца оборачивается против него же: монах сбрасывает его в воду, сам ссылаясь теперь на сословное существо своей личности, будто бы имеющее для него первостепенное, всепоглощающее значение. В этой сцене человек прикидывается монахом, совсем скрываясь под своей «характерной маской»; при известии о том, что у купца есть при себе деньги, самое К. Маркс. Капитал, т. I. M., Госполитиздат, 1950, стр. 83 — 84. — Курсив мой. — В. К.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 3. М., 1955, стр. 77.

тело монаха как бы теряет способность нести далее свою ношу. Человек мгновенно и полностью подменен монахом.

Однако в целом рассказ обнаруживает именно то, что маска стала легко отделимой, снимаемой. Собственно говоря, само комическое содержание этой фацетии основано на противопоставлении человека и средневековых масок.

И в финале рассказа, как бы отбросив в сторону эти сословные маски, открыто улыбаются друг другу человеческие лица; лицо купчика не просто «краснеет» — оно покрывается краской человечности. Перед нами уже не монах и купец, но личности, или, выражаясь точно, частные люди, бытие и сознание которых ранее, в сущности, не было предметом искусства.

Гораздо позже описываемого здесь переворота в искусстве Бальзак заметил, что писатели античности и средневековья «забыли» изобразить частную жизнь.

«Отрывок Петрония о частной жизни римлян скорее раздражает, чем удовлетворяет нашу любознательность» 1, — сетовал великий «историк частной жизни».

Но дело, конечно, не в забывчивости, ибо сама частная жизнь в рабовладельческом и феодальном обществах находится в неразвитом, зачаточном состоянии, выступая, по словам Энгельса, лишь «вне официального общества»

либо как результат «распада гибнущего древнего мира», отклонения от господствующих общественных отношений.

Именно в таких условиях возникает упомянутый Бальзаком «Сатирикон» Петрония или позднегреческая повествовательная идиллия «Дафнис и Хлоя». Сама же по себе структура античного и феодального общества не дает почвы для частной жизни, непосредственно личных отношений «Бальзак об искусстве». Сост. В. Р. Гриб. М. — Л., «Искусство», 1941, стр. 6.



между людьми. «Всякая частная сфера, — говорит Маркс, — имеет здесь политический характер или является политической сферой» 1.

Конечно, в древней и средневековой поэзии — особенно на поздних этапах — можно найти произведения, обращающиеся к «частной» проблематике. Причем вполне естественно, что за последнее столетия именно эта линия привлекала специальное внимание исследователей и читателей: в XVII — XIX веках возникает обостренный интерес к позднегреческой эротической повести, эллинистической лирике и драме, к теме личности в памятниках христианства и рыцарском эпосе. Но центральное, основное направление античного и средневекового искусства предстает перед нами как освоение политической, непосредственно общественной жизни людей. Гомеровский эпос, классическая трагедия и комедия Греции, римская сатира, героические поэмы средневековья, рыцарские повествования являются, пользуясь словами Белинского, художественным выражением «государственной жизни», и в качестве основных персонажей здесь выступают «представители стихий государственности: цари, герои, военачальники, правители, жрецы»2, взятые прежде всего с точки зрения их политического, официального бытия.

Закономерно, что литература на этой стадии развития имеет непосредственно исторический характер.

Аристотель, сопоставляя поэзию и историю (то есть хронику событий), видит различие в том, что историк говорит о «случившемся», а поэт о «возможном», о событиях, которые только могли бы произойти. Нетрудно видеть, что это разграничение художественной и исторической литературы оказывается недостаточным при анализе многих новелл Боккаччо или упомянутой фацетии Леонардо. Ведь здесь речь идет совершенно не о тех событиях, которые являются объектом для исК. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, т. 1, стр. 255.

В. Г. Белинский. Полное собрание сочинений, т. VII. М., 1955, стр.

торика. С точки зрения историка, «события» рассказа Леонардо вообще не являются событиями. Важнее всего, однако, то, что они не являются достойными эстетического интереса событиями не только для историков, но и для поэтов эпохи Аристотеля.

Даже значительно позже, в период начавшегося распада античного общества, крупнейший писатель этого периода Лукиан (II век н. э.) с возмущением и насмешкой говорит о прочитанном им повествовании, автор которого «упомянул о битве при Европе менее, чем в семи строках, но зато потратил двадцать или еще более того мер воды на пустой... рассказ о том, как какой-то всадник мавр, по имени Мавсак, блуждал по горам, ища воды, чтобы напиться, и встретил нескольких сирийских землевладельцев за завтраком. Сначала те испугались его, но затем, узнав, что он из их друзей, приняли его и угостили; оказалось, что один из них сам был в Мавритании, так как там служил в войске его брат.

Затем следуют длинные рассказы и отступления о том, как он охотился в Мавритании, где видел много слонов, пасущихся стадами, и как едва не был съеден львом, и каких больших рыб покупал в Цезарее...

Мы оставались бы в неведении относительно очень важных вещей и для римлян было бы нестерпимым ущербом, — саркастически продолжает Лукиан, — если бы Мавсак, страдая от жажды, не нашел воды и вернулся бы в лагерь не пообедавши. А я, однако, умышленно упустил много еще более важного: что к ним пришла флейтистка из соседней деревни и что они обменялись подарками, мавр подарил Мальхиону кинжал, а тот — Мавсаку пряжку, и еще многое другое...» Лукиан категорически утверждает, что автор рассказа о войне «должен видеть и изображать...

события... как они представляются ему, наблюдающему как бы с птичьего полета... И во время битвы он должен смотреть не на одну какую-нибудь часть и не на одного определенного всадника или пехотинца — если только это не Брасид, стремящийся вперед, и не Демосфен, препятствующий высадке, но сначала на полководцев...

Вдохновенный Гомер поступал так же, несмотря на то, что был поэт» 1.

Лукиан действительно характеризует здесь содержание основной линии античной поэзии — во всяком случае, повествований о войне. Но нам трудно преодолеть в себе эстетическое обаяние, какую-то несомненную и очень нам родственную прелесть рассказа о мавре Мавсаке — прелесть, сохранившуюся даже в иронической передаче Лукиана. Этот рассказ — совершенно не случайно до нас не дошедший — представляет собой неожиданный прообраз многих современных повествований, изображающих жизнь простых людей на войне. Он чем-то напоминает, например, военные романы Хемингуэя, Ремарка, Сарояна.

В повести о Мавсаке мы видим, как грандиозной, но уже лишенной человеческого смысла войне эпохи распада рабовладельческой империи противопоставляется «естественная» и по-своему богатая и содержательная частная жизнь; пока решаются судьбы мира, беззаботный мавр блуждает по горам, ища воды, завтракает с крестьянами, слушает рассказы об охоте на львов и о больших рыбах Цезареи, получает в подарок пряжку, любезничает с флейтисткой из соседней деревни...

Но, как легко заметить, вытащив на свет сегодняшнего дня этот забытый, как бы умерший и вместе с тем исполненный живого трепета рассказ, мы оказываемся перед сложным противоречием. Ведь мы утверждали, что частная жизнь впервые становится объектом художественного освоения в итальянской новелле Возрождения. И вдруг выясняется, что в эпоху Римской империи существовала повесть о Мавсаке, явно родственная знакомой нам фацетии Леонардо. Лукиан подверг ее резкой критике, но это не могло остановить развития данного направления в литературе.

И во времена Лукиана, и особенно позднее появляется сосредоточившихся на изображении именно частной жизни.

Лукиан. Собрание сочинений в двух томах, т. II. М. «Academia», 1935, стр. 149, 158 — 160.

Это, во-первых, повествования, известные теперь под названием «позднегреческие романы» — «Херей и Каллироя»

Харитона, «Левкиппа и Клитофонт» Ахилла Татия, «Эфиопика» Гелиодора, «Дафнис и Хлоя» (приписывается Лонгу) и несколько других крупных эпических произведений.

Все они близки по содержанию и форме, представляя собой как бы сочинения разных авторов по одной заданной художественной схеме: любящая пара по воле злого случая разлучается накануне свадьбы — девушку обычно похищают, возлюбленный отправляется в трудные поиски.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 69 |
 



Похожие работы:

«В книге в обобщенном виде излагается исторический путь Оренбуржья с древнейших времен до наших дней. В отличие от прежних подобных изданий в этом учебном пособии значительные события и факты освещаются в связи с деятельностью многих известных в истории края личностей. Книга адресована учителям и учащимся средних учебных заведений и студентам Оренбургской, Челябинской областей и Башкирии. ВВЕДЕНИЕ Оренбуржье - удивительный край. Мы любим его просторы, реки, раздольные степи и леса, бодрый...»

«ТЕМА ОПИСАНИЯ ЧЕЛОВЕКА ЧЕРЕЗ СХОЖДЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ У СВТ. ВАСИЛИЯ ВЕЛИКОГО И ЕЕ ЦЕРКОВНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО-ФИЛОСОФСКИЙ КОНТЕКСТ1 Д. С. Бирюков В текстах, важных для истории святоотеческой мысли и вообще — истории философии, существуют узловые места, значимые сразу для нескольких направлений последующего развития мысли. Нам хотелось бы сосредоточить внимание на одном из таких мест в творениях свт. Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской, — это начало второй книги трактата...»

«А.М.Вершик То, что А. Д. Александров человек выдающийся, нам стало ясно сразу. На нашем втором курсе ленинградского матмеха он начал читать дифференциальную геометрию в 1952–1953 учебном году, потом, на третьем курсе он читал небольшой курс “Основания геометрии, и позже, уже на пятом, интересный и очень субъективный курс истории математики, который, насколько я помню, ни до, ни после этого он не читал. Вообще на факультете не было потока, которому бы А. Д. читал столько курсов. Это были первые...»

«Содержание Предисловие к русскому изданию 9 О книге Владо Дамьяновски 10 Об авторе 11 Введение 12 Вступление 15 1. Единицы измерения СИ 19 Основные единицы 19 Производные единицы 20 Метрические приставки 21 2. Свет и телевидение 23 23 Немного истории 24 Основы теории света и глаз человека 29 Световые единицы 33 Измерение освещенности с помощью экспонометра 37 Вычисление количества света, падающего на фотоприемник 41 Цвет и телевидение 43 Цветовая температура и источники...»

«Проблемы теории государства и права Учебно-практическое пособие Рекомендовано экспертным советом по дистанционному образованию Института экономики, управления и права в качестве учебно-практического пособия для системы высшего и дополнительного образования КАЗАНЬ 2006 I. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Авторы программы: к.ю.н., доцент Краснов А.В. (Темы 1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10). Окончил Казанский государственный университет по специальности Юриспруденция в 1996г. с отличием. Обучался в аспирантуре при...»

«3 Об издательстве Рубрика Об издательстве И здательство Бертельсманн Медиа Москау специализируется на выпуске полноцветных книг высшего полиграфического качества и успешно работает на рынке уже около 20 лет В этом каталоге мы предлагаем только лучшую продукцию издательства, которая удовлетворит запросы и вкусы самых взыскательных покупателей В нашей стране хорошая книга во все времена считалась признаком высокой культуры и драгоценным подарком, поэтому высококачественные полиграфические издания...»

«ГАСТРОИНТЕСТИНАЛЬНАЯ ЭНДОСКОПИЯ Практическое руководство Донецк – 2007 1 ББК 54.132+54.133+53.433ф К 64 УДК 616.33/.34 072.1(035) Рекомендовано к изданию Ученым Советом Донецкого государственного медицинского университета (протокол № 1 от 4 января 2007 года) Рецензенты: В.Й. Кимакович — доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой эндоскопии и малоинвазивной хирургии Львовского национального медицинского университета им. Данила Галицкого В.А. Сипливый — доктор медицинских наук, профессор,...»

«СОБЫТИЯ И ЛЮДИ В ДОКУМЕНТАХ КУРСКИХ АРХИВОВ 110-летию архивной службы Курской области посвящается Сборник статей Выпуск ХI КУРСК 2013 УДК 908 ББК 63.3 (2 Рус – 4 Курск) С 55 С 55 События и люди в документах курских архивов. 110-летию архивной службы Курской области посвящается [Текст] / под ред. В.Л. Богданова. Курск: ООО Центр рекламы Лоцман, 2013. 173 с. Редакционная коллегия:Богданов В.Л. (гл. редактор) – начальник архивного управления Курской обл., Елагина Н.А. – директор ОКУ Госархив...»

«Тони Шей Доставляя счастье. От нуля до миллиарда Тони Шей Доставляя счастье. От нуля до миллиарда: история создания выдающейся компании из первых рук Десять главных причин, по которым вам стоит прочитать эту книгу 10. Вы хотите узнать, как меньше чем за десять лет мы в Zappos прошли путь с нулевых продаж до торгового оборота в миллиард долларов. 9. Вы хотите узнать о том пути, который в итоге привел меня в Zappos, и об уроках, которые я попутно получил. 8. Вы хотите узнать об ошибках,...»

«Управленческая элита как мы ее отбираем и готовим УДК 658.336.8 ББК 65.9(2)30-2 Т19 В. К. Тарасов Управленческая элита: как мы ее отбираем и готовим / В. К. Тарасов. ООО Издательство Добрая книга, 2010. – 496 с. ISBN 978-5-98124-461-2 Имя Владимира Тарасова широко известно специалистам в области менеджмента в России, Украине, Белоруссии, Китае, Японии, США и других странах. Его новая книга посвящена проблемам отбора и подготовки перспективных менеджеров; в ней содержится детальное описание...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.