WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 74 |

«сЛаВянскиЙ МиР истоРико-геогРафическое и этногРафическое иссЛедоВание МоскВа институт русской ...»

-- [ Страница 3 ] --

Описанная граница составляет предел северо-западного славянства. Она на южной стороне очень криволинейна и находится в зависимости не столько от течения рек, направления водоразделов или политических древнейших, классических жителей нынешней Германии, остались в виде славянского острова между Берлином, Кюстрином (Кострин), Дрезденом (Дрождяны) и Цитау (Житава) по течению р. Шпре (Спрева), занимая пространство от Пейчи (Печь) до Бауцена (Будушин) и от Мускау (МушEthnographische Karte der Oesterreich-ungarischen Monarchie, von. Czrnig.

Wien, 1868. Этнографическая карта славянских народностей Мирковича.

С.-Петербург, 1875. Allgemeiner Handatlas, geographisches Institut in Weimar.

ков) до Гойерсверда (Воэрец). В 1550 году этот остров был значительнее, занимая пространство на 2/3 больше настоящего, от Старнова до Любау (Любовь) и от Прибуса (Прибуш) до Луккау (Луков).

Эти люди совсем исчезли бы из списка славянских народностей, если б не сороковые года, которые призвали и возвратили к жизни много умиравших славянских родов*.

В Словакии, около Нейзоля (Новый Зволень) и Лаклавы (Лацлава), поместились также два больших немецких острова. У Смольницы и Кесмарка (Качмаров), левее Кошицы, сидят также два подобных острова.

Чехо-моравское население не выходит из своих настоящих границ, зато словаки и обитатели Горба, Карпатских гор спускаются далеко на равнины Венгрии, до Штульвейсенбурга (Белграда-Стольного), до устьев Гернада и еще далее. Неисчислимое количество островков – сел, деревень, хуторов, пасек, бахчей и т.п. человеческих насаждений и построений – окружают венгерскую нацию на севере со всех сторон, со времени появления ее на чужой равнине. Жители Карпат, в особенности Лемки, спускаются к долинам Дуная и Тиссы, по которым ежегодно слышатся неумолкаемая русская песня и русская речь, навстречу которой течет подобная же, единоплеменная с юга, с берегов Тиссы, Савы и Дравы**.

Помимо этой соединяющей север с югом общеславянской речи тянется по долинам Дуная и Тиссы с их притоками по немецко-мадьярской границе, от Пресбурга (Бретислав или Пожунь) чрез Оденбург (Шопронь), к местечку С.-Готарду на р. Раабе (Раба) и вокруг Нейзидлерского озера (Пейсо) целый ряд хорутанских поселеDas Sprachgebiet der ausitzer Wenden 1850–1872 von K. Audren. Petermanns geographische Mittheilungen. 1873.

Народные песни Галицкой и Угорской Руси. Головацкий. М., 1878.

ний, которые как бы связывают непрестанное общение севера с югом. Поселения эти отчасти основаны немцами-швабами для охраны своих границ от мадьяр (угры), – это остатки славян из княжества Коцела Блатнаго; вместе с тем они образуют ряд духовных станций, устои такого же моста, который тянется на 140 верст, соединяя словаков с хорутанами. По всей этой интересной местности, по границе Штирии (Стырко), идет хорошая проезжая и железная дорога от Вены (Видень Виндобона, Виндонисса) на Шопронь и далее, разветвляясь, к Грацу (Градец) с одной стороны и в Фюнфкирхен (Печь) с другой.

У местечка С.-Готарда на р. Рабе начинается словенская, или хорутанская (Виндская), граница, которая направляется к югу, к р. Муре, чрез Нейгауз (Добра) и (Чернецкое) озеро, граница идет по долине Пустерталь (Пустая долина) и по течению р. Гайль (Голь, Быстрица) до истоков Рокколаны (Росалан) и здесь переходит в Италию, к резянам (рязане), обхватывая всю долину Резии (Резанскую, Рязанскую долину). Далее граница в Италии идет мимо Лузенёвы на Цергней (Чернёв), Препотто (Препот), Долинью (Долину) и Руттарсу, упираясь в Рекку (Реку, река Здобба или Изонцо) у Градишки, а оттуда к Триестскому (Терстскому) заливу у берегового селения Тибана (Дуйно).

От того же С.-Готарда на р. Рабе идет к востоку граница между мадьярами и румынами с одной стороны и южными славянами с другой. Направляясь по меридиану к югу на Мур, где при пересечении реки кончается хорутанская речь и начинается кроатская, она следует по течениям рр. Муры и Савы до Градицы, между Георгевичем (С. Георген) и Веровичем. Далее идет сербская, или славянская, граница, вплоть до устьев Дравы. Тут по Дунаю и Пшесе, извиваясь и перемешиваясь с другими славянскими наречиями, а также с колонистаминемцами, мадьярами и румынами, сербская речь тянется к северу по древнему пути славян, навстречу прикарпатским словакам и угроруссам. Она доходит до Белграда-Стольного (Штульвейсенбург), Мариятерезиаполя (Сабодка) и Чегедина (Сегедин). По Дунаю, к востоку, сербская речь тянется до Вейскирхен (Белая Церковь) и Новой Молдавы. Отсюда, по левой стороне Дуная идет румынская, а по правой – сербо-болгарская речь. Последняя, т.е. болгарская, начинается у Видина (Будина), продолжаясь до Черновод. Между Белградом и Будином по Дунаю сидит много румын. Они же теперь отделяют в Добрудже Болгарию от России, хотя там имеются великорусские колонии (некрасовцы) в виде незначительных островков.

В восточной части Балканского полуострова болгары доходят до Черного моря и населяют целыми массами побережье Мраморного и Эгейского морей. У Солоник (Терема, Солунь), Сереса (Сер) и вплоть до р. Марицы они сидят у самого Эгейского моря*. Греки остались на тех же приморских местах в виде колоний или фактоМатериалы для статистики Македонии и Фракии Теплова. СПб., 1877. Доп.

Светозарова. Русский вестник. 1882.

рий, которые своими гаванями и удобством торговли намечены были еще их предками в классические времена.

Это древнее греческое расселение по берегам Эгейского и Черного морей до того типично, что если на карту настоящего периода нанести все древние греческие колонии, то можно быть уверенным, что на этих местах в обновленном виде найдутся опять торгующие греки.



С тех пор как Византия сделалась столицей Восточной Римской империи, а в особенности с принятием христианства, греки, как хозяева Балканского полуострова, расселились и по внутренним городам, где их теперь можно встретить, к северу от Балкан в ограниченном числе, а к югу в довольно заметных группах. Между Бургасом и Ахтеболью уселась группа некрасовцев, покинувших Россию в конце XVIII столетия.

На юге, в Фессалии и Эпире, вокруг оз. Охриды, Драча, Приштины, Нового Базара (Рассы) и Скутари (Скодры), случилось такого рода смешение говоров и народов, которое и по сю пору не дает настоящего понятия о населении этой пересеченной местности. Поэтому разоблачение ее в новом виде будет небезынтересно.

Некоторые полагали, что прибрежье Адриатического моря, от Скодры до р. Арты (Аракс), в корне населено древними пелазгами. Нет сомнения, что они там некогда жили, но тысячелетние последующие исторические событие совершенно сгладили их пребывание в Иллирии и Эпире. Затем уже известные народные движения греков с юга, фракийцев и славян с востока, римлян и итальянцев с запада и наконец влахов и авар с севера доставили слишком большой материал для образования совершенно нового населения, которое ныне известно под именем скипетаров, албанцев, арнаутов или эпиротов. Избыток этих названий уже доказывает, что историки, этнографы и филологи блуждают в неизвестА. Ф. риттих ности, обзывая жителей географическими названиями. За 500 лет до Р.X. тут уже были греческие дорические колонии: у устья Дрина, Лиссос (Леш); где теперь Драч – там Епидамнос; где Авлона – там Аполлония;

где Дукей (Дукадес) – там Орикон. Внутренность страны в гомерический период была малоизвестна, и в то время встречаются только три пункта: Додоне, Пассарон и Текмон, все вблизи Иоаннины (Янины)*. Мы так и полагаем, что греки дальше этих мест не шли, а колонии на берегу Адриатического моря доказывают не обладание прибрежными пунктами, а только существование сношений с теми народами, о которых они нам не дают никакого понятия. В римский период Иллирика, упоминаемая Нестором, Эпир, Фессалия, Македония и Румелия (Южная Болгария, Забалканская) и местность до Коринфского залива также не играли особой роли, за исключением эпохи Пирра, оставаясь как бы в забвении от избытка других, более интересных провинций. Некоторое любопытство возбуждали в римлянах прибрежье Адриатики, где ими основаны несколько городов, построены императорские резиденции. А между тем здесь-то именно, по Вардару (Великой) вверх до Ускюба (Искупа) вокруг Охриды, по р. Дрину и р. Воюце, водворялось давно и росло веками славянское население, гомеровы Энеты (Henetoi). Сюда же текли тысячами славяне с тех пор, как им был показан путь гуннами. В 581 году по Р.X. авары по предложению императора Тиверия Константина переходят чрез Дунай и усаживаются в Иллирии и Мизии**. Особенно славен был их каган, Баян, которого имя сохранилось и в русских народных преданиях, и в рассматриваемой местности, где течет река Баян, соединяя Скодрийское озеро с морем. Этот Atlas Y. Hellas Kiepert. Berlin, 1872.

Schafarik. Schlawische Alterthmer. eipzig, 1844.

дикий тюркский народ, водворившись в Далмации, Боснии и Старой Сербии, громил Константинополь целые столетия. Подвластные им здесь славяне терпели не менее, пока наконец не пришли к ним на помощь из БелоСербии (Белоруссии) нынешние сербы. Водворившись с 641 года и расправившись с аварами, они поддержали и укоренили уже погибавший славянский элемент в северо-западном углу Балканского полуострова*.

Почти одновременно с этими обстоятельствами водворился в 678 году среди славян, живших в Мизии, между Дунаем и Балканами, другой тюркский народ – болгары. Двигаясь и распространяясь постепенно на юго-запад, болгары в первой четверти X столетия, при царе Симеоне, дошли до Бургаса с одной стороны, а с другой – до рр. Дрина и Каламы. Он владел Македониею почти до Солуня, прибрежьем Адриатики, а на севере его царство шло по Сербской Мораве и терялось в вассальных владениях по Дунаю. Сначала Пресба, а потом Охрида сделалась главным городом Болгарии**.

Но в 1018 году византийский император Василий II Македонянин обратил Болгарское царство в вассальное владение, что продолжалось до 1186 года, когда болгары с помощью дако-романов и влахов снова восстановили свое царство, с главным городом в Трнове.

Эта помощь влахов послужила поводом к образованию на Нижнем Дунае в XIII столетии княжества Влахии, герцогства Блахии в Фессалии от Эгейского моря до Пинда, множества островков с населением теперешних куцо-влахов и к распространению болгар в большом числе по пути в Византию с одной стороны и до Драча и залива Арта с другой.

Шафарик. Die Ethnographie der Balkan-Halbinzel im 14 und 15 Jahrhundert, o. Herzberg, Petermaus Mittheilungen,. 24, 1878. Известия Константина Багрянородного о сербах, хорватах. Грота, СПб., 1880.

Herzberg. Исторический очерк Болгарии Бобрикова. СПб., 1875.

Следовательно, выходит, что уже очень давно болгары сидят вокруг Охриды, по рр. Рсану, Воюце и Каламе, около Солуни и Одрина (Адрианополя). Нельзя предполагать, чтобы Охрида и Пресба, будучи главными городами царства, стояли бы на окраине. Множество болгарских островов, нескончаемые славянские урочища покрывают все пространство между означенными реками. А там между ними встречаются греческие, на тех же местах, где они жили давно и где живут теперь.

Древняя Блахия, вокруг Лариссы, еще не расследована, и, по предположению Лежана*, там теперь живут турки, в чем мы, однако, сомневаемся, как и в том, чтоб помаки были турки. К этой Блахии, до р. Саламврии, также идет правильный ряд болгарских поселений и урочищ, а между ними встречаются очень большие влашские и греческие поселки и местечки. Правее Янины лежит громадный остров куцо-влахов, окруженный славянскими (радовицкий род) и греческими урочищами, первые по р. Каламе, Луро, Араксу (Арте) и Астропотамо вплоть до залива Арты. Население этой части Албании, от моря до Пинда и от залива Арты до р. Шкрумбы (Скурмба), известно под названием тосков. Исповедания оно православного, либо они шииты. На основании изложенного мы вправе продолжать болгарское население к западу и югу, пока хватит болгарских урочищ.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 74 |