WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 74 |

«сЛаВянскиЙ МиР истоРико-геогРафическое и этногРафическое иссЛедоВание МоскВа институт русской ...»

-- [ Страница 1 ] --

Р ус с к а я э т н о г Раф и я

Русская этногРафия

Серия главных книг самых выдающихся русских этнографов

и знатоков народного быта, языка и фольклора, заложивших

основы отечественного народоведения. Книги отражают главные вехи в развитии русского образа жизни – понятий, обычаев, труда, быта, жилища, одежды – воплощенного в материальных памятниках, искусстве, праве, языке и фольклоре:

Ярослав Мудрый Гильфердинг А. Ф. Миллер О. Ф.

Нестор Летописец Глинка Г. Надеждин Н. И.

Владимир Мономах Громыко М. М. Пассек В. В.

Русская Правда Даль В. И. Потебня А. А.

Нил Сорский Державин Н. С. Пропп В. Я.

Иосиф Волоцкий Драгоманов М. П. Прыжов И. Г.

Иван Грозный Ермолов А. С. Риттих А. Ф.

Стоглав Ефименко А. Я. Ровинский Д. А.

Домострой Ефименко П. С. Рыбников П. Н.

Соборное Уложение Забелин И. Е. Садовников Д. Н.

Азадовский М. К. Забылин М. Сахаров И. П.

Аничков Е. В. Зеленин Д. К. Снегирев И. М.

Антоновский М. И. Кайсаров А. С. Срезневский И. И.

Анучин Д. Н. Калачов Н. В. Сумцов Н. Ф.

Афанасьев А. Н. Калинский И. П. Терещенко А. В.

Барсов Е. В. Киреевский П. В. Толстой Н. И.

Батюшков П. Н. Коринфский А. А. Фаминцын А. С.

Безсонов П. А. Костомаров Н. И. Флоринский Т. Д.

Бодянский О. М. Кулиш П. А. Худяков И. А.

Болотов А. Т. Ламанский В. И. Чулков М. Д.

Будилович А. С. Максимов С. В. Шангина И. И.

Бурцев А. Е. Максимович М. А. Шейн П. В.

Буслаев Ф. И. Мельников П. И. Шергин Б. В.

Веселовский А. Н. Метлинский А. Л. Якушкин Е. И.

Гальковский Н. М. Миллер В. Ф. Якушкин П. И.

аЛександР Риттих сЛаВянскиЙ МиР истоРико-геогРафическое и этногРафическое иссЛедоВание МоскВа институт русской цивилизации УДК 94(367) ББК 63.3(49)=Сл Р Риттих А. Ф.

Славянский мир. Историко-географическое и этноР графическое исследование / Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2013. — 576 с.

В книге публикуется главное произведение выдающегося русского мыслителя, этнографа, картографа Александра Федоровича Риттиха «Славянский мир», ставшее своего рода манифестом славянского движения. В книге собраны обширные историко-этнографические сведения о славянах.

«Великое славянское племя, – писал Риттих, – должно объединиться, но объединиться не на федеративном начале (ибо федерация не соответствует характеру славян), а в форме присоединения к России». Масса славян, по мнению Риттиха, «давно уже смотрит на восток, откуда восходит солнце ее лучших надежд на будущее... только Россия, и по своей истории и по своему современному политическому положению, может соединить в свое лоне разорванный мир славянский».

Книга публикуется впервые после 1885 года.

ISBN 978-5-4261-0039- © Институт русской цивилизации, ПРЕ Д ис ЛоВиЕ Выдающийся русский этнограф, картограф и публицист Александр Федорович Риттих родился в 1831 году.

Образование он получил в Николаевской инженерной академии и в Академии генерального штаба. В 1862– 64 годах наблюдал в Минской губернии за постройкой и ремонтом православных церквей и открыл до 30 народных школ. В то же время им был составлен «Атлас народонаселения Западнорусского края по исповеданиям, со статистическими таблицами и перечнем всех православных церквей Западнорусского края». Во время Русско-турецкой войны Александр Федорович заведовал перевозкой раненых и больных с театра войны; позже командовал пехотной бригадой, затем дивизией; в году вышел в отставку. Главные его труды, кроме указанного выше: «Этнографическая карта славянских народностей» (С.-Петербург, 1874), «Этнографическая карта Европейской России» (С.-Петербург, 1875), «Этнографическая карта Кавказа» (С.-Петербург, 1875), «Славянский мир» (текст и 42 карты, Варшава, 1885), «Материалы для этнографии Царства Польского: Люблинская и Августовская губернии» (С.-Петербург, 1864), «Материалы для этнографии России: Казанская губерния» (Казань, 1870), «Материалы для этнографии России: Прибалтийский край» (С.-Петербург, 1875), «Австро-Венгрия, общая статистика» (С.-Петербург, 1874), «Aperu gnral des travaux ethnographiques en Russie pendant les trente dernires annes» (Харьков, 1878), «Числовое отношение полов в России» (Харьков, 1879), «Этнографический очерк Харьковской губернии» (Харьков, 1879), «Переселения» (Харьков, 1882), «Еврейский вопрос в Харькове»

(Харьков, 1882), «Ce que vaut la Russie pour la France» (Париж, 1887), «Русский военный быт» (С.-Петербург, 1893), «Русская торговля и мореходство на Балтийском море»

(С.-Петербург, 1896), «Славяне на Варяжском море»

(С.-Петербург, 1897), «Чехия и чехи» (С.-Петербург, 1897), «Современные дворянские вопросы» (С.-Петербург, 1897), «Славяно-французский конгресс в Париже в 1900 году»

(С.-Петербург, 1899), «Восточный вопрос» (политикоэтнографический очерк, С.-Петербург, 1898), «Четыре лекции по русской этнографии» (С.-Петербург, 1895).

Широкую известность приобрели исследования Риттиха «Славянский мир», ставшие своего рода манифестом славянского движения. В книге были собраны обширные историко-этнографические сведения о славянах – местами, впрочем, спорные.

По Риттиху, славяне с древнейших времен расселились чуть ли не по всей Европе и части Азии, дойдя до Северной Испании, Бретани, до низовьев Рейна, до Южной Англии и Скандинавии. По его мнению, напр., «Аттилла не ходил попусту по разным землям Европы.

Он шел туда, где были славяне, которых он освобождал от ига готов, греков, римлян и подобных врагов всему славянству». На Кавказе славяне жили по обе стороны хребта, заселяя в Закавказье весь бассейн Аракса, Чороха, всю Армению: там были «Древлянское княжество», «Тмутаракань», «Басанейская Русь» и пр. «Остатки славян Тмутаракани переименовались в косогов, яссов, черкес, кабардинцев, абадзехов и в другие уже больше известные истории народы».



Названия многих городов Европы с корнем «буд»

(Буда-Пешт, Будва в Далмации и пр.) «не могли бы возникнуть без народа будин», а будины (Геродота) – это предки венедов, а позже сербов, имя «сербы» означает «людей, употребляющих для снятия хлебов серпы» – «значит, сербы были земледельцы с незапамятных времен».

Исходное же место расселения славян, по мнению Риттиха, – Северо-западная Индия. При этом «факт прибытия славян в Европу» автор относит «к эпохе, одновременной с созданием Карфагена».

«Из трех основных рас, – считал Риттих, – положивших начало народам старого света: кушитской, или хамитской, семитической и арийской, или индоевропейской, только последняя явилась носительницей человеческого прогресса. Ни узкопрактическая смышленость хамитов, ни идеализм семитов не заключали в себе истинных основ для духовного развития человечества.

Широким полетом мысли, обнимающим всю сферу мироздания, пытливостию, которой тесна земля и которая стремится за пределы ее в бесконечность, отличается только ариец». Но арийцы опять-таки не все одинаковы.

«Лучшим представителем этой богатой духовными силами и многосторонней отрасли человечества является славянин. Недаром гордые римляне из массы варваров отличали голосистых ретов, ретующих, словоизвергающих, поющих и на все слово имущих словен. Особенно богатство речи, обусловливаемое разнообразием выражаемых ею понятий, указывает на разносторонность натуры человека-славянина. В своем шествии с отдаленного востока до крайних пределов запада он с удивительною разумностью и с истинно-художественным чутьем вбирал в себя все лучшее, что могли представлять ему природа и другие отрасли человечества, перерабатывая приобретенное в свою духовную консистенцию».

«Великое славянское племя, – делает вывод Риттих, – должно объединиться, но объединиться не на федеративном начале (ибо федерация не соответствует характеру славян), а в форме присоединения к России».

Масса славян, по мнению Риттиха, «давно уже смотрит на восток, откуда восходит солнце ее лучших надежд на будущее. Здесь, под сению едино- и самодержавия (Божья держава, Бог держит, помазанник) исчезали споры, и древние споры-славяне сделались русскими; здесь господствующая вера – православие, столь близкое всем славянам по их первоучителям св. Кириллу и Мефодию;

здесь язык развивался в полную и могучую речь; здесь на громадном пространстве нравы, обычаи, вес, мера, счисление времени и все, чем живет величайшее государство, все стало единым, все слилось в один могучий аккорд, к звукам которого Европа прислушивается с недоумением и боязнью». «Да, только Россия, и по своей истории и по своему современному политическому положению, может соединить в своем лоне разорванный мир славянский».

Дата смерти Александра Федоровича Риттиха и по сей день остается неизвестной.

Во время Польского восстания 1862–1863 годов нам впервые пришлось ближе познакомиться с русским народом в его массе. Симпатичные черты этого народа возбудили в нас мысль поработать для его пользы, а отношение к России Запада и взгляд на нее европейских народов определили характер и направление самой работы. С одной стороны, голословное, но безапелляционное отрицание достоинств в великой славянской отрасли человечества вообще и беспрерывные заграничные нападки на невежество русских в частности;

преднамеренное закрывание глаз на все хорошее, самобытное, что дали Европе славянство и Россия, вековая то скрытая, то прорывающаяся наружу злоба и гордое самомнение и эгоизм наших противников; с другой – скромная, безответная молчаливость великого народа пред злобными выкрикиваниями его недоброжелателей, – вот что побудило нас предпринять в свое время ряд географических, этнографических и исторических исследований о России. Цель этих работ заключалась в том, чтобы ознакомить с Россией и славянский мир, и, отчасти, самих русских и наконец представить правду о ней пред лицом целой Европы.

Мы счастливы, что с помощью великих деятелей нашего отечества и добрых людей такое предприятие могло начаться и теперь по возможности закончено. Западнорусский край, восточная половина Привислянского края, Средняя Волга, Прибалтийский край, Кавказ и, наконец, вся Европейская Россия разработаны ныне этнографически настолько подробно, что пригодились в качестве руководства лучшим иностранным географам.

Но это была только половина дела; для его завершения необходимо было заглянуть к соседям, где по сю пору живет столько родного, при совершенно других условиях жизни. Было время, когда население бассейна Днепра, Вислы и Двины не знало своего нынешнего востока, зато тем теснее оно было связано с родами, жившими по Эльбе, Дунаю и Вардару. Эта связь славянского Востока с Западом продолжается, выражаясь в духовном общении славян, которого чужие люди порвать не в силах; если не общая вера, то общность языка и быта берут и непременно возьмут верх над всеми попытками наших врагов обособить жизнь России и славянства: нет таких средств, которыми можно бы было остановить биение общеславянского пульса в отдельных членах великого славянского организма, или таких преград, которые могли бы изменить направление однородной жизни, широкой волной бьющей в течение тысячелетий из одного общего источника.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 74 |