WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

«рима ЦиЦенене Библиотека им. Врублевских Литовской академии наук Рукописная книга и ее рецепция в Великом княжестве Литовском XIV–середины XVI вв. Цель статьи — ...»

-- [ Страница 1 ] --

SLAVISTICA VILNENSIS 2013

Kalbotyra 58 (2), 59–77

рима ЦиЦенене

Библиотека им. Врублевских Литовской академии наук

Рукописная книга и ее рецепция

в Великом княжестве Литовском

XIV–середины XVI вв.

Цель статьи — проанализировать эволюцию представления о рукописной

книге и ее рецепции обществом ВКЛ. Для этого требуется установить, каким образом в обществе проявлялась рецепция книги и как это отраженo в источниках того времени. Материалом исследования послужили рукописные кодексы, архивные документы и объекты искусства. Установлено, что книга удовлетворяла служебные, общественные и личные потребности членов общества того времени. С увеличением числа экземпляров и собраний, с повышением разнообразия взаимоотношений человека с книгой в обществе ВКЛ изменялось и само представление о книге. Если на раннем этапе кодекс воспринимался как статичный, сакральный, целостный объект, мало подверженный человеческому влиянию, то уже с XV в. можно говорить о книге как о мобильном, меняющемся объекте, крайне зависимом от связанного с ним человека. Книги мигрировали в географическом и жизненном пространстве.

В начале XVI в. изменилось восприятие целостности книги. Понятие о кодексе как о единице, физически объединяющей отдельные произведения (книги), сменило понятие кодекса как единого целого (нового произведения), имеющего общие внутренние и внешние признаки.

Ключевые слова: рукописная книга, средневековые кодексы, книжная культура, книга и средневековое общество, Великое княжество Литовское.

Исследование рецепции рукописной книжной культуры как явления позволяет уточнить наши знания об условиях развития письменности, выявить новые или еще не вполне изученные факты и тенденции в истории культуры Великого княжества Литовского (далее — ВКЛ), а также по-новому интерпретировать уже известные данные. Рецепция и распространение книги оказывали влияние на социальное, культурное и интеллектуальное развитие общества, формировали новые социальные привычки. Как объект духовной и материальной культуры книги воплорима ЦиЦенене щают в себе потребности общества и тем самым свидетельствуют о его развитии. Поэтому важно изучить не только участие общества в процессе усвоения, восприятия, то есть рецепции этого явления, но и сам процесс распространения книги в обществе. Хотя истоки историографии рукописной книги ВКЛ восходят к началу XIX в., ее общественному функционированию до сих пор уделялось недостаточное внимание.

В некоторых исследованиях раскрывалось влияние отдельных грамотных людей на распространение в ВКЛ списков различных сочинений [Темчин 2006; 2009; 2010a; Чистякова 2010; и др.], составлялись перечни мастеров книги — переписчиков, переплетчиков и иллюминаторов [Paceviius 2002; Карский 1979; Гальченко 2003; Запаско 2003;

Столярова 2000], реконструировались отдельные книжные собрания [Gudmantas 2003; Темчин 2010b; Морозова, Темчин 2005; Морозова 2006; и др.], проводились текстологические исследования отдельных рукописных книг [Чистякова 2008a; 2008b; 2009]. Уделено внимание восточнославянской литературе ВКЛ как модели культурной интеграции [Teminas 2009] и руськомовной книжности как проявлению религиозной идентичности [Teminas 2008; 2011]. Путем сведения воедино различных составляющих книжной культуры, долгое время разделенных по национальному или конфессиональному принципу, был собран разноязычный, многокультурный и поликонфессиональный корпус книг ВКЛ, позволивший по-новому рассмотреть аспект социального назначения книги. Это позволило установить, в каких слоях населения ВКЛ книга как явление была воспринята и утвердилась, а также выяснить, какие основные способы функционирования книги адаптировались и получили распространение [Cicnien 2010]. Однако вопрос о том, как люди понимали и воспринимали книгу, до сих пор остается открытым.

Цель статьи — проанализировать эволюцию представления о книге и ее общественной рецепции в ВКЛ. Для этого нужно установить, каким образом в обществе проявлялась рецепция книги, как это отражалось в источниках того времени. Временные рамки исследования — начало XIV в.–1569 г. Географическое пространство — хронологически меняющаяся территория ВКЛ.

Для изучения эволюции рецепции книги и представления о ней как общественном явлении были использованы три группы источников. Первая — это сами кодексы и их фрагменты (280 экземпляров), отдельные элементы книг (колофоны, провененции или маргинальные записи). Изучались кодексы как церковного (различных конфессий), так и cветского содержания на церковнославянском, руськом и латинском языках, созданные и функционировавшие в ВКЛ. Вторую группу источРукописная книга и ее рецепция в Великом княжестве Литовском...

ников исследования составили документы (книги счетов, тестаментызавещания, инвентари имущества, различные реестры), на основе которых были получены данные о книгах, находившихся в собственности частных лиц и в собраниях различных институций, о функционировании кодексов, о восприятии книги и способах ее описания в источниках того времени. В третью группу источников вошли произведения искусства, созданные в течение изучаемого периода.

С целью сбора максимального объема информации исследование проводилось путем сочетания нескольких методов: источниковедческого, аналитическо-синтетического, библиографического, описательного и просопографического. Основным критерием отбора данных стало тем или иным образом зафиксированное взаимоотношение человека с рукописной книгой. Использование всех упомянутых методов исследования создает возможности для интерпретации накопленного массива разрозненных данных, а также для формулировки более общих выводов о рецепции рукописной книги обществом ВКЛ. При оценке фактов и явлений делалась установка на историчность. Разумеется, количество и качество накопленных данных позволяет делать лишь предварительные выводы.



Общественная рецепция книги. Сосуществование разных культурных традиций в ВКЛ, на стыке восточной и западной цивилизаций, стимулировало их взаимодействие, создавало благоприятные условия для формирования собственной культурной, научной и религиозной политики. С середины XV в. в ВКЛ сложились благоприятные условия для распространения и функционирования рукописной книги, сформировалась ранняя книжная общественность [Cicnien 2009; 2010]. В данном исследовании это понятие охватывает как различную социальную среду (напр., двор правителя, церковных иерархов, магнатов, горожан и др.), так и отдельных лиц, так или иначе участвовавших в коммуникационном цикле рукописной книги. В настоящее время собраны данные более чем о 200 личностях, в окружении которых функционировала рукописная книга. В их число входили правители, магнаты, священники и должностные лица различного ранга, дворяне, горожане, студенты.

Смена столетий знаменовала заметные социальные перемены в ранней книжной общественности: если в XIV в. книга функционировала только в великокняжеском окружении, в среде удельных князей и церковных иерархов, то с середины XV в. она вошла в жизнь магнатов, священников и студентов, а с XVI в. уже получила распространение среди дворян и горожан. В зависимости от основных способов функционирования книги всех этих людей можно разделить на заказчиков, даририма ЦиЦенене телей, владельцев и книжных мастеров [Cicnien 2010]. На основании немногочисленных сохранившихся записей на книгах можно судить об изменениях в социальном положении переписчиков — священников и мирян, а также о том, как распределялся между ними репертуар переписываемых книг.

Оба процесса были предопределены изменениями в отношении общества к книге. Самые ранние записи свидетельствуют о том, что чаще всего заказывались, переписывались и дарились книги духовного назначения. Такие книги, причисляемые как к сакральной (евангелия, псалтыри, тексты Ветхого Завета), так и к литургической и паралитургической литературе (разнообразные книги гимнов, минеи, прологи и др.), переписывались только священниками. В середине XV в. увеличились потребности общества в книгах, и писцов-священников стало явно недостаточно. В это время произведения церковной литературы (книги проповедей, патристические сборники, минеи) уже переписывались как священниками, так и мирянами. Светскую литературу (судебники, научные книги) переписывали писцы из мирян. Исключением могут считаться только летописи, составленные в канцелярии смоленского епископа.

Переписчики книг происходили из разных регионов ВКЛ, Московской Руси и Польши, однако в зависимости от места работы или места жительства своего заказчика они мигрировали. В конце XV–середине XVI вв. сформировались центры переписки книг — в монастырях, церковных институциях (митрополия, капитул), великокняжеской канцелярии, а также канцеляриях крупных магнатов. В течение обсуждаемого периода расширялась география заказов на книги, увеличивалось разнообразие их репертуара и число экземпляров. С конца XV в. книги стали заказываться также для личного пользования, люди начали дарить их друг другу, собирать в своих поместьях. Можно с уверенностью говорить о частных книжных собраниях, существовавших на переломе XV– XVI вв. и состоявших как из рукописных, так и печатных разноязычных книг разнообразного репертуара [Roka 2002], которые владельцы стали помечать особыми печатями собственности — экслибрисами. Несмотря на утрату сакрального значения, книги имели высокую ценность, ими очень дорожили. В обсуждаемый период, с XIV в. по вторую половину XVI в., менялся общественный взгляд на книгу. Взаимоотношение с книгой стало более разнообразным: с XIV в. для одних людей кодекс служил рабочим средством, для других был символом особого статуса или определенной моды, а для третьих — духовной потребностью, выражающейся в творчестве.

Рукописная книга и ее рецепция в Великом княжестве Литовском...

С конца XIV–начала XV вв. можно говорить о появлении в ВКЛ первых творцов словесности. Так, митрополит Киприан был автором множества писем, проповедей, новой редакции Жития киевского митрополита Петра и т. д.; митрополиту Григорию Цамблаку принадлежат жития святых, похвальные слова, службы; митрополит Исидор писал теологические трактаты, комментарии к Евангелию от Луки и под. Произведения этих авторов сохранились в рукописных книгах1. В 1460 и 1462 гг. киевский монах Кассиан подготовил две новые редакции “Киево-Печерского патерика”, а около 1483 г. бернардинец отец Станислав представил виленскому капитулу составленное им “Житие св. Станислава” [Kantak 1933, 170–171].

Текстологические исследования отдельных кодексов начала XVI в.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |