WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 71 |

«Перед Вами книга, которую мы долго ждали. Книга о длинной и богатой истории института, который стал опорой и источником развития целого ряда химических отраслей ...»

-- [ Страница 1 ] --

От издателей

Перед Вами книга, которую мы долго ждали. Книга о длинной и богатой истории института, который стал опорой и источником развития

целого ряда химических отраслей производства нашей страны.

Наверно такие книги надо создавать чаще. Потому что за 80 лет произошло столь много и буднично-необходимого, и запоминающегося, яркого, что охватить все просто невозможно. Хотя и обидно – в книгу не попало очень многое: люди, события, подразделения, о которых и хочется, и нужно бы рассказать… Но не объять… Автор в этих условиях предпочел форму мемуарной мозаики, передающей характер времени, хотя и не претендующей на полноту информации.

Помощь ему оказали те, кто откликнулся на объявления, в свое время призывавшие в институте и на заводе рассказать о былых годах, буднях и праздниках УНИХИМа. Спасибо всем.

Для того, чтобы хотя бы отчасти устранить вынужденную (объективно и субъективно) неполноту книги, ее последней главой, «официальной», стали статьи Т. Е. Стаховской, а также В. М. Шамрикова и Р. М. Берштейн, очерчивающие ретроспективу трудовых достижений нашего предприятия в периоды становления, расцвета и сегодняшнего дня.

Несмотря на множество вопросов, которые, безусловно, вызовет эта книга, дать ей жизнь – наш долг перед прошлым и будущим.

От автОра Э та книга не совсем обычная. Я бы даже сказал: совсем необычная. Хотя поводом для ее появления послужило вполне нормальное, конкретное и даже знаменательное событие – юбилей Уральского научно-исследовательского химического института, сокращенно именуемого УНИХИМ.

Если бы я поставил целью написать традиционную монографию об истории института, который не без основания считался и, несмотря на перипетии нынешнего смутного времени, до сих пор считается флагманом прикладной науки на Урале, то начал бы с архивного документа, дающего повод праздновать юбилей.

И, несмотря на то, что книга получилась совсем не такая, какие обычно принято издавать в подобных случаях, я все-таки обращусь к архивному свидетельству, которое держу в руках. Передо мной выписка из протокола заседания правления Северного химического треста («Северохима») № 34/264 от 17 января 1930 года об организации в Свердловске с 1 февраля того же года Уральского научно-исследовательского химического института (УНИХИМ). Руководящие товарищи, члены правления, заслушав доклад товарища Вольфа Федора Федоровича, постановили то, что в общих чертах уже известно из названия протокола, а также утвердили докладчика в должности заместителя директора по научно-технической части. А директором учрежденного форпоста химии на Урале был назначен Александр Евменьевич Маковецкий.

Причины, по которым появление УНИХИМа оказалось жизненно необходимым, в протоколе обозначены, причем в весьма откровенных и жестких формулировках, которые не очень-то гармонировали с доминировавшим в 30-е годы стилем советского официоза – бодрым, экзальтированным, победно рапортующим. Имеет смысл процитировать.

«Резкое отставание химпромышленности СССР от новейших достижений мировой химической техники…»

«Ничтожное использование богатейших естественных производительных сил Урала...»

«Слабая изученность сырья Урала и методов его химико-технологической переработки...»

«Почти полное отсутствие новых производств...

«Большая зависимость химпромышленности от импорта...»

«Недостаточный объем ведущейся в СССР, и в частности на Урале, научно-исследовательской работы в области химической промышленности...»

«Необеспеченность этой работы соответствующей материальной базой, распыленность наличных средств и сил...»

«Отсутствие научно-технического центра химической мысли на Урале».

Чем, согласитесь, не комплект улик для применения 58-й статьи?

И призрак ГУЛАГа не мог не возникнуть близ строящегося на углу улицы 8 марта и переулка Химиков нового здания института. Жернова репрессий не пощадили главных руководителей УНИХИМа, а его основатель, профессор Александр Евменьевич Маковецкий, в скором времени был арестован. Нет, его не посадили в лагерь, всего лишь отправили в ссылку, в город Казань, а там даже предоставили профессорскую должность в химико-технологическом институте. Повезло? Можно было бы сказать и так, если бы не трагическая гибель известного ученого.

Это случилось в 1939 году, в Ленинграде, после отбывания срока. По общепринятой версии – самоубийство: Александр Евменьевич выбросился из окна, не выдержав травли, устроенной ему органами НКВД. Однако ученики Маковецкого, близко его знавшие, не могли поверить тому, что человек мужественный, бескомпромиссный, сильный, контролировавший свои эмоции в любой ситуации и не позволявший никаким невзгодам себя сломать решил по собственной воле свести счеты с жизнью, которую на самом деле очень любил. Стало быть, не сам шагнул из окна? Кто-то помог? Вполне вероятно, учитывая специфику того непростого времени.

Но пока это всего лишь домысел.

Следующий директор нового научно-исследовательского института, Моисей Лазаревич Златопольский, был расстрелян в 1938 году, когда репрессивный молот крушил налево и направо. До вступления в январе 1931 года в директорскую должность Моисей Лазаревич был заместителем председателя «Северохима». А по поводу «крамольного» протокола, о котором зашла речь и который не стал поводом для гонений, можно определенно сказать: он вовсе не очернял ситуацию, а отражал истинное положение дел. И предписывал УНИХИМу определенную миссию.

Весьма важную. В сфере глобальных задач, которые намеревалась решить охватившая страну индустриализация.



Надо заметить, УНИХИМ возник не на пустом месте. Базой для его развития послужила Уральская центральная химическая лаборатория научнотехнического отдела ВСНХ, которая существовала с 1920 года, выполняла исследовательские работы для промышленных предприятий, но то, что устраивало заказчиков в 20-е годы, уже не соответствовало грандиозному размаху 30-х. Требовалось серьезное укрупнение, и оно произошло.

Зародыш УНИХИМа, та самая лаборатория, располагалась в особняке на углу улицы Уктусской и Покровского проспекта, после переименования они стали называться улицами 8 Марта и Малышева. В начале 30-х годов стали строиться сначала первая, а затем и вторая половина нового здания, которое институт постепенно занял и где обитает до сих пор – на пересечении улицы 8 Марта и переулка Химиков. Одновременно по соседству был выстроен жилой дом для сотрудников. В общем, типичное воплощение принципа советского коллективизма: работа и быт рядом, все вместе, на виду друг у друга.

Если бы я хотел воспроизвести некую летопись УНИХИМа, то расположил бы в хронологической последовательности основные события, связанные с его деятельностью, перечислил бы достижения, научные разработки, технические внедрения, назвал бы всех крупных ученых, которые занимались здесь прикладной наукой, отметил бы вклад в общее дело рядовых сотрудников. Словом, написал бы, как положено, как принято, традиционно. Но будет по-иному. И вот почему.

Мы вместе с Татьяной Евгеньевной Стахровской, нынешним директором УНИХИМа по научно-исследовательской работе, просмотрели некоторое количество книг, посвященных научно-исследовательским институтам, вузам, заводам и пришли к выводу: да, хорошо, конечно, что такие книги изданы. И озадачились вопросом: интересно ли подобные произведения читать? И ответили: не очень, если честно. Когда текст посвящен исключительно науке или производству – это, прямо скажем, скучновато.

Железо не способно вызвать сопереживание у читателей. Волновать могут только люди, их судьбы.

Человеческая судьба складывается из последовательности фактов – как важных, так и, казалось бы, незначительных. Но иногда сущий пустяк может оказаться первопричиной, дающей толчок развитию событий, которые приводят к чему-то значимому. Нельзя однозначно определить, что в жизни главное, а что второстепенное. И неспроста, наверное, мы, забывая нередко нечто существенное, храним в памяти случайные, на первый взгляд, эпизоды, мимолетные впечатления, нюансы, подробности, заурядные факты.

И мы, бывшие сотрудники ныне не существующей лаборатории процессов и аппаратов №1, уже 16 лет ежегодно встречаемся почтить память Ивана Ивановича Шишко, заведующего лабораторией, сидим за столом, выпиваем, и закусываем, и не скорбим, а радуемся человеческому общению. Вспоминаем прошлое. И кажется нам, что незримый Иван Иванович где-то рядом, наблюдает за нами и вместе с нами радуется тому, что мы вместе, поскольку был он человеком общительным, жизнерадостным и очень добрым.

Мне, пришедшему в лабораторию в 1979 году после УПИ, тогда еще молодому специалисту, душевные качества шефа казались чем-то само собой разумеющимся. Начальник вроде отца – обычное дело. Думал, все руководители должны быть такими. Потом насмотрелся в жизни на самых разных начальников… В УНИХИМе я проработал 7 лет, затем радикально изменил линию жизни и стал блуждать в гуманитарных сферах: окончил киноведческий факультет ВГИКа и режиссерские курсы, снял четыре фильма, осуществил несколько телевизионных проектов, написал книгу краеведческой направленности, занимаюсь журналистикой, преподаю историю кино в Архитектурно-художественной академии. Ученым не стал, но об УНИХИМе вспоминаю с теплотой. Его люди оказали на меня огромное влияние. Что и не удивительно: почти каждый – интереснейшая личность. Высокая концентрация интеллектуалов в относительно небольшом пространстве.

В этой книге я хочу рассказать о людях УНИХИМа, о тех, кто здесь работает, и о тех, кого уже нет с нами. О том, как они живут сейчас и как жили прежде. С помощью слов попытаюсь вернуть утраченное время.

Многое было тогда иным: люди, взаимоотношения, ощущение действительности. Той страны уже нет, время стало другим, и теперь прошлое кажется чем-то зыбким, призрачным, ирреальным. УНИХИМ минувших лет – своего рода «Летучий голландец», корабль-призрак. Длинные мрачноватые коридоры, каюты лабораторий. Здесь присутствуют духи тех, кто ушел в мир иной, но чья жизнь была связана с этим старым домом. Прошлое и настоящее существуют параллельно и одновременно, и это не противоречит материалистической картине мира. Мистикой мы называем то, что недоступно нашим несовершенным органам чувств, но что иногда непостижимым образом проникает в повседневность.

Эта книга – путешествие во времени, не разъединенном на «вчера»

и «сегодня» и не спрямленном вектором линейной хронологии. С легкостью необыкновенной будем перепрыгивать из одного десятилетия в другое, заглядывать вперед и возвращаться назад, чтобы сделать затем очередной скачок. Почему так? Да потому, что связи между явлениями – событийные, смысловые, ассоциативные, метафорические – не всегда располагаются в той последовательности, которую задает привычная временная ось. На самом деле жизнь устроена гораздо сложнее. Как именно?

Этого нам понять, скорее всего, не дано. Но объективное существование какого-то «нечто» мы, пытаясь осмыслить действительность, все-таки ощущаем. В причудливом переплетении людских судеб. В мистических совпадениях. В предопределенности событий. В том, что все отражаются во всем. И в том, что каждый, так или иначе, прямо или косвенно, связан с каждым.

Эта книга прежде всего о людях. А жизнь человека во многом определяется его работой. Поэтому так называемой «деловой информации»

найдется место на этих страницах. Здесь будут исторические факты. Будут индивидуальные человеческие истории. И всевозможные случаи – драматические, трогательные, забавные, курьезные. Причудливая вязь событий, частично повествующая о том, как живут люди, что их волнует, тревожит, радует. И это – книга об УНИХИМе.

Сюжетный узел первой главы связан с 30-ми годами – вот уж действительно иная реальность, интересная и своеобразная, отчасти странная, не всегда поддающаяся рациональному объяснению.

Глава иная реальнОсть

ПЕРВЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 71 |