WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

«В книге кратко рассмотрено развитие генетики в XX веке и более детально — история генетики в СССР. Описано появление первых научных школ в Ленинграде и в Москве в ...»

-- [ Страница 5 ] --

Отметим, что в биологии, особенно российской, долгое время сохранялось сочувствие к гипотезе наследования приобретенных свойств, не говоря уже о том, что медики и работники сельского хозяйства были преимущественно стихийными ламаркистами. Дискуссии по вопросу наследования приобретенных свойств проходили в СССР в конце 20-ых годов и показали, что эта концепция достаточно широко распространена среди профессиональных биологов. Таким образом, выдвинутая Т.Д.Лысенко система взглядов “мичуринского учения”_ не вызывала и не могла вызвать всеобщего неприятия в научной среде.

Ситуация изменилась лишь в 50-ые годы. Ген был материализован в ДНК, а открытие двойной спирали сделало понятным, как реализуются свойства гена, в частности, его ранее таинственная способность к авто- и гетерокатализу. Новые открытия не только сделали понятной генетику для физиков и химиков, но и увлекли некоторых из них (так, например, в 50-ые годы с лекциями по генетике в Москве и Ленинграде выступал физик, впоследствии Нобелевский лауреат, И. Е. Тамм). В то же время Т. Д. Лысенко, и в эти годы, и до конца жизни игнорировавший новые факты, расширил круг своих интересов и стал высказываться по вопросам эволюции. Он отрицал внутривидовую борьбу и начал проповедовать идею перерождения видов (пшеница превращается в рожь, из яиц мелких лесных птиц рождаются кукушки). Естественно, что эти фантастические идеи возмутили биологов, знакомых с эволюционной теорией. Дискуссии по вопросам видообразования начались в 50-ые годы; Лысенко теперь противостоял значительно более широкий фронт биологов, чем это было в 30-ые годы. Генетику стали активно поддерживать физики и химики.

3. Факторы субъективные. Ни Н.И. Вавилов, ни Н.К. Кольцов не подходили на роль вождя советской науки. Их непролетарское происхождение, полученное при царизме образование, работа заграницей - все это делало их социально сомнительными элементами. Напротив, Т. Д. Лысенко, неслучайно названный “народным академиком”_, был с этих позиций идеальной фигурой.

Т. Д. Лысенко не был сознательным фальсификатором. Он принадлежал к типу параноидальных личностей, слепо верящих в свои идеи. Подобные личности нередко обладают способностью воздействия на окружающих, способностью убеждать их в своей правоте. Т.Д.Лысенко сумел добиться и долгие годы пользовался покровительством таких разных людей, как И.В.Сталин и Н.С.Хрущев. Одно из первых выступлений Лысенко было прервано репликой Сталина “Браво, товарищ Лысенко”_, после чего его карьера стремительно пошла вверх.

Т.Д.Лысенко обладал огромной изобретательностью и на протяжении 35 лет предлагал все новые и новые способы решения проблем сельского хозяйства: яровизация, переопыление самоопылителей, гнездовые посадки леса, жирномолочность коров. Новое предложение выдвигалось, рекламировалось и начинало широко реализовываться еще до того, как предыдущее проваливалось.

Снятие Н.С.Хрущева с поста генсека на Октябрьском пленуме ЦК КПСС в 1964 г. привело к немедленной переоценке ценностей, показав, что Лысенко держался на плаву только поддержкой Н.С.Хрущева. Через несколько дней после пленума в широкой печати появились статьи, реабилитирующие и пропагандирующие генетику. В декабре были уже намечены конкретные мероприятия по восстановлению генетики в системе Академии наук.

Сторонники Лысенко, занимавшие подчас высокие посты, свои должности в большинстве сохранили. Некоторые затаились, другие “перестроились”_, немногие третьи еще 20 лет пытались отстаивать положения “мичуринского учения”_. Сам же Т.Д.Лысенко, оставшись академиком, до смерти заведовал экспериментальной базой АН СССР в Горках Ленинских. Советская власть перед своим исчезновением успела “покаяться”_: осенью 1990 г. всем генетикам, свидетелям и участникам событий 30-50ых годов, кто еще был жив к этому моменту, в Кремле были вручены ордена. Одними из последних в истории СССР Героев социалистического труда стали С.М.Гершензон, Н.П.Дубинин, В.С.Кирпичников, Ю.И.Полянский, В.А. Струнников, которых наградили “за особый вклад в сохранение и развитие генетики и селекции, подготовку высококвалифицированных кадров”_.

Трофим Денисович Лысенко (род. 29.09.1898; ум. 20.11.1976) академик АН СССР.

Родился на Украине, в крестьянской семье, после окончания двукласной сельской школы учился в училище садоводства и на двухгодичных курсах по селекции, в 1925 г. заочно окончил Киевский сельскохозяйственный институт. Работал в Азербайджане, в г. Ганджа, на селекционной станции, где проводил опыты по влиянию сроков посева на продолжительность фаз развития растений.

С 1929 г. работал в Украинском институте генетики и селекции (позднее - Всесоюзный селекционно-генетический институт) в Одессе, в 1934-1938 гг. - директор Института.

В 1934 г. Т.Д.Лысенко избран академиком АН УССР, в г. - академиком ВАСХНиЛ, в 1939 г. - академиком АН СССР; с 1938 г. по 1956 г. и в 1961-1962 гг. - президент ВАСХНиЛ, в 1941гг. - директор Института генетики АН СССР. Трижды удостоин Сталинской премии. Герой социалистического труда ( г.), награжден 8 орденами Ленина.

С 1965 г. до своей смерти руководил экспериментальной базой АН “Горки Ленинские”_.

О Т.Д.Лысенко см:

Трофим Денисович Лысенко. Материалы к биобиблиография ученых СССР. Авт. вступит, статьи Глушенко И.Е. М. Изд. АН СССР.

1953. 132 с.

Медведев Ж.А. Взлет и падение Лысенко. М. Изд-Книга. 1993, 4. Восстановление генетики: 1956- Исторически лысенковщина была обречена, но, поддержанная мощью партийно-репрессивного аппарата, продолжалась три десятилетия. В 1948 г. все генетические исследования в СССР были прекращены. Генетики выбирали для себя одну из нескольких возможных линий поведения: ни с чем не соглашаться, “ошибок”_ не признавать и, как следствие, уйти из науки; признать “ошибки”_, но сохранить возможность работы в близких к генетике областях; продолжать по мере возможности заниматься наукой, платя за это обязанностью включать в публикации и в лекции дежурные фразы о “мичуринском учении”_. Нам, живущим в другую историческую эпоху, не следует судить тех, кто избрал для себя ту или другую линию поведения. Безусловного осуждения достойны лишь те, кто перешел в лагерь Лысенко, став в нем активным функционером (как, например, сотрудник вавиловского Института генетики, выполнивший тонкие исследования на дрозофиле, Н. И.



Нуждин). Об этом приходится напоминать потому, что в некоторых публикациях продолжаются попытки мазать грязью ученых, много в дальнейшем сделавших для восстановления генетики.

После расправы над Н.И. Вавиловым, Г.Д. Карпеченко, Г.А.

Левитским любое выступление против лысенковщины требовало большого мужества. Особо же должны быть отмечены как те ученые, которые в труднейшей обстановке 50-ых годов устно или письменно выступали против Лысенко, так и те, кто начал вести исследования в области генетики, преподавать эту науку и готовить молодые кадры. Надо отметить еще одно обстоятельство. Великая Отечественная война и события 1948 года привели к тому, что к концу 50-ых годов большинству генетиков было 50 и более лет; среднего поколения практически не осталось. Была реальная опасность потери преемственности научных поколений.

Восстановлением научных школ в эти годы наша наука обязана в первую очередь четверым: С. И. Алиханяну, Н. П. Дубинину, М. Е. Лобашеву, Н. В. Тимофееву-Ресовскому.

С.И.Алиханян, бывший в 1948 г. доцентом кафедры генетики, после августовской Сессии ВАСХНиЛ из МГУ был уволен. Он перешел на работу в Институт антибиотиков; его работы, выполненные в этом институте, сыграли важную роль в становлении отечественной антибиотической промышленности. В лабораторию селекции пришли работать молодые сотрудники, с которыми С.И.

Алиханян освоил и начал применять новые для того времени методы генетики микроорганизмов.

Эта отрасль генетики по сути была в нашей стране создана С.

И. Алиханяном, и начало этому было положено еще в середине 50ых годов. В 1958 г. коллектив лаборатории перешел во вновь организованный Радиобиологический отдел Института атомной энергии. Руководители этого, находившегося в особом положении, института И.В. Курчатов и А.А. Александров создали для биологов возможность заниматься наукой без оглядки на Т.Д. Лысенко. С.И.

Алиханян использовал представившиеся возможности: началась публикация выполненных на современном уровне работ, состоялись первые защиты кандидатских диссертаций молдых генетиков (1959 г. - С.З. Миндлин; за ней диссертации защитили Т.С. Ильина и С.В. Каменева). На базе лаборатории С.И. Алиханяна в 1968 г.

был организован Институт генетики и селекции промышленных микроорганизмов (ВНИИГенетика), где были выполнены превосходные работы по молекулярной генетике и разработаны научные основы биотехнологии и где в крупных ученых выросли ученики С.И.Алиханяна: В.Г. Дебабов, В.Н.Крылов, Э.С.Пирузян, В.В. Суходолец, А.И. Степанов и др.

Вторая в Москве лаборатория, в которой были возобновлены генетические исследования, была лаборатория радиационной генетики в Институте биофизики АН СССР. Развитие атомной промышленности, проводимые СССР и США испытания атомного оружия подтолкнули развертывание исследований по радиобиологии. Стали проводиться международные конференции по мирному использованию атомной энергии, на которых советской науке полагалось выглядеть достойно. Лысенковцы не могли обеспечить сколько-нибудь удовлетворительный уровень разработки проблемы. Как результат, была организована лаборатория радиационной генетики при Институте биофизики АН СССР. Заведующим лабораторией был утвержден Н.П. Дубинин, которому удалось собрать в ней большинство видных московских генетиков, получивших, наконец, впервые с 1948 г. возможность вернуться к работе по специальности. В лаборатории работали: М. А. Арсеньева, М. Л.

Бельговский, Я. Л. Глембоцкий, А.А. Прокофьева-Бельговская, Д.

Д. Ромашов, 3. В. Сахаров, Б. Н. Сидоров, Н. Н. Соколов, Г. Г. Тиняков, В. В.Хвостова, Р. Б. Хесин. Действие радиации изучалось на широком круге объектов, в том числе с использованием полученной из-за рубежа коллекции линий дрозофилы. Помещений лаборатории, однако, выделено не было, и исследования были начаты в предназначенных на снос домиках на территории Карантинного питомника (рядом с Автобазой АН, ныне - пересечение ул. Вавилова и пр. 60-летия Октября), а потом - в Главном Ботаническом саду АН. На базе этой лаборатории, уже после развенчания Т.Д.

Лысенко, в апреле 1966 г. был организован Институт общей генетики АН СССР; Н.П. Дубинин оставался директором ИОГен АН СССР до 1981 г. Аспирантуру лаборатории радиационной генетики и Института общей генетики закончило очень большое число молодых людей. Многие из тех, кто стал генетиком под руководством Н.П. Дубинина, продолжают работать в России и в странах СНГ: А.П. Акифьев, У.К. Алекперов, А.Б. Бигалиев, Р.К. Лякявичус, В.А. Тарасов, В.А.Шевченко, А.-К.Эргашев и др.

Н.П. Дубинин, только что организовавший лабораторию радиационной генетики в Москве, был приглашен академиком М.А.Лаврентьевым в 1957 г. для создания еще одного генетического учреждения - в Академгородке под Новосибирском. В Институте цитологии и генетики СО РАН, ставшем в дальнейшем самым крупным институтом в области генетики в стране, начали работать известные генетики, представители ленинградской и московской школ, сохранившие на сибирской почве традиции своих учителей.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |