WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 ||

«Социология воображения Культура / Искусство / Театр ВЫПУСК 1 Евразийское Движение Москва 2013 Печатается по решению кафедры Социологии международных отношений ...»

-- [ Страница 58 ] --

Рав Хекадаш: Когда им кажется, что они настигли ее, она делает скачок в 6 0000 локтей и предстает перед людьми в разных обличиях, заставляя их блудодействовать с ней.

Рав Зуся: Потом снова пускаясь в полет, два архонта облетают вселенную и, наконец, прибывают к точке отправления.

Рав Мигуил: Рав Зуся, к какой еще точке, я потерял нить рассказа?

Рав Мизузей: ARIEL SEMEHAZA KOKAVIEL BARAQIEL

ARMAROS

Рав Абсолом: GADREEL SHAMSHIEL Рав Кушейну: Что?

Рав Тарабаратон: Шедбаршемот шертатан… Рав Хагодол: Анис перке барух хагодол иешивот ешибот хамот хохма мицей маца Начинается эхолалия – говорят одновременно нечто невразумительное. Раздается грохот.

Появляется огромная рогатая красно-кровавая тень (громовым голосом): Ну что?! Не ждали!

ЗАНАВЕС

VI. РЕЦЕНЗИИ Н. Сперанская. Путь к Новой Метафизике. М. Евразийское Движение, 2012.

Это чрезвычайно экстравагантное направление мысли, сложившееся в общих чертах в 70-е годы «Южинский кружок». Эта группа метафизиков-нонконформистов оперировала причудливым языком созданного на основе никому не известного тогда в России Канселье), черной литературы (от гностических мотивов в творчестве авторов Серебряного века до рассказов, стихов и «Шатунов» Ю. Мамлеева) и радикального нонконформистского философствования, вообще не поддающегося никакой внятной классификации. Этот кружок держался на трех фигурах:

Юрий Мамлеев, Евгений Головин и Гейдар Джемаль, хотя вокруг гравитировала целая констелляция своеобразных «обособленных личностей» – от советских ученых до непризнанных художников и душевнобольных.

Ядро Южинского переулка ставило перед собой предельные вопросы: Бог и мир, дьявол и бытовые пейзажи позднесоветской эпохи, время и смерть, «я» и Абсолют, преступление и стихия ужаса, конец света и зачем он начался… Формально эти вопросы чем-то отдаленно напоминали тезисы «экстренной лекции индусского профессора Сен-Вербуда, известного разоблачителя чудес и суеверий» из трэшевой советской комедии 1936 «Однажды летом».

Приведем их здесь, если кто забыл:

1. Бога нет! А что же есть?

2. Человек это венец Творения (рабочий, колхозник, бухгалтер) 3. Гибель факиров.

4. Что наша жизнь? Игра? Нет! Гимн труду! Гимн солнцу!

5. Говорящая отрубленная голова: загадка природы.

Фатима Ханум, Сен-Вербуд. Отвечает на вопросы публики и дает справки. Сцены из колхозной жизни. Освобождение узников капитала.

Билеты 50 коп. и 3 рубля.

Фильм «Однажды летом» настолько ужасен в каждом своем кадре, что его никогда не показывали. Но это неважно… Итак, мы введены в атмосферу, где созревала «новая метафизика» – в эпицентре умопомрачения, автоматического дискурса, не предполагающего даже намека на рефлексию ни у того, кто его произносит, ни у того, к кому он обращается. В этой автореферентной системе сошедшей с ума страны вспыхнула точка сознания. И в параллельном маршруте сосредоточилась над тем: «а что же есть?»

Выводы были катастрофичны. Опуская логику рассуждений, перейдем к главному: «Мир вокруг есть живой ад. Грань между там и здесь стерта. С ума сошли не просто люди, а видимо, боги.

Но в плотном мясном кошмаре разлагающейся плоти человеческой истории мерцает семя страдающего духа. Забытого всеми, неуместного, заброшенного… Уголек в залитой водой печи… Недоразумение? Гибель факиров? Игра? Нет! Страшный и паРецензии радоксальный умысел. Бог может все, но Он не может страдать.

Человек же может. А значит, он попробует… И инфернальные пейзажи открываются в новом смете: не просто наказание, расплата, тюрьма, но обнаружение тайной воли самого Божества, копающего ход туда, куда зовет голос – голос из Ничто…»

Натэлла Сперанская, судя по возрасту, не могла знать антуража, в котором вызревала «новая метафизика». Старый дом с коммуналкой Мамлеева давно снесли. Сам он уехал, потом вернулся. Снесли и СССР, где жили «замечательные люди» Евгения Головина – гоняющий электронных голубей академик Степан Электричкин, женившийся сам на себе слепой политрук Александр Саломонович Упырев или трехногая Мария Петровна Питонова. Это исчезло, отошло как родовые воды.

А «новая метафизика»? Она и в свое время была чем-то подобным миражу – вроде была, а вроде ее и не было… Попытка зафиксировать давала то банальности, то потерявший остроту плоский анекдот… И когда «старый мир» рассыпался, легкий мираж потерял, казалось, последнюю нить – тонкую связь с провалившимся под землю адом.

Однако как видно не совсем. Юная писательница и философ Натэлла Сперанская волевым образом реанимирует тонкий мираж, обращается с ним как с ценнейшей и притом плотной, вполне осязаемой реальностью – и мы, читатели, начинаем ясно различать грани этого экстраординарного мышления, увлекаемся его маршрутизацией, незаметно втягиваемся в его структуры.

Однажды в рамках «Нового Университета» проходил семинар «Инфернальные пейзажи» с участием Е.Головина, Ю.

Мамлеева и А. Дугина. Обсуждался вопрос: могут ли персонажи Мамлеева жить в ином антураже? Тогда вопрос остался открытым, мнения разошлись. Н. Сперанская решительно отвечает: могут. И она демонстрирует глубинное сновидческое знакомство с ними – пусть они названы иными именами и помещены в иные контексты. Это безошибочно то же самое. Это поле «новой метафизики». Казалось, о ней никто не вспомнит более. Мадмуазель Сперанская вспомнила. Обратила взгляд.

И… коготок увяз, всей птичке… Стоп. Это правильный образ. Птица. В планах «новой метафизики» могут парить только птицы. И мне кажется, я догадываясь, как зовут этих птиц… Есть такие птицы, у которых шея похожа на змею; они закидывают ее назад, как чеченцы одного тайного вирда во время зикра; когда она видит, что кто-то приближается к ее гнезду, она шипит (птицы таких звуков не издают)… Таких птиц маги Античности распинали на золотом шаре, и тогда они рассказывали собравшимся в круг теургам о судьбах богов, о тайнах солнечного света, о предстоящих похоронах, о многоэтажных палатах Тартара, о кишащих в воздухе демонах и душах героев, о ненависти и изменах жителей Олимпа, о кровавых горах и серебряных виселицах и о тоске Высшего Божества, утратившего логическую нить того, что Оно замыслило и тут же, как и положено Всемогуществу, осуществило, но что-то пошло не так… «Халдейские оракулы» называют таких птиц «июнги» и считают, что таково мистагогическое имя «ночи». Только Великая Птица-Ночь может созерцать сидящего в пещере Фанеса – остальные видят лишь его отблески. Только птица-июнга знает доступ к его пещере… Неоплатоники (Ямвлих, Прокл, Дамаский) много и обстоятельно размышляли о чине июнг, этих хранительниц-исследовательниц «новой метафизики». Они отводили им специальный этаж в ноэтическом космосе – этаж «трех ночей», где обитает вибрирующий и пылающий, танцующий божественный мрак.

Вот как они понимали и его структуры.

В этой схеме все просто и наглядно, даже, думаю, слишком… Посмотрим на средний мир Абсолютного Интеллекта, на «место Ночи». Этот «место Ночи» есть поле абсолютной Жизни (), изливающейся из Бытия (которое расположено выше и всегда неизменно, равно самому себе). Жизнь, как мы знаем, есть явление абсолютно интеллектуальное, сложенное из экстатического сочетания, неразличимо андрогинного, умопостигаемого и упомостигающего, сплавленных в одно, еще не разведенных по верхним и нижним этажам ноэтической архитектуры.

Ночь переливается через пределы Бытия, поэтому Ночь дерзка и даже в чем-то аморальна. В ней всё неравно самому себе, всё низвергается водопадом излишества, проникая в самые далекие уголки того, что она своим проникновением и создает… Платоники объясняли факт появления чего-то другого, кроме апофатического трансцендентного, Единого тем, что оно благо, доброе, то есть, толковали они, не жадное, не скаредное… Единое не может проявить себя, не перестав быть Единым, но оно не может и не проявить, не может не перестать… Потому что оно громокипящий кубок, от внутренней ярости и вибрирующего желания не способный удержаться в своих границах… Единое пересекает границы, создавая их и одновременно преодолевая их – в том же самом очаровательном, ворожейном жесте… Так Ночь уходит корнями в Единое, вызревает в нем. Но проявляется в виде колдующей птицы через этап, на среднем тайном и пьяном уровне генады-июнги, птицы-сестры… С метафизическим портретом автора разобрались. Теперь о содержании.

Подходы к «новой метафизике» осуществляются в ходе парадоксального опыта трансгрессии. Теперь мы знаем, что это таков полет июнги, Ночь – великий трансгрессор, бесконечность ноэтической Жизни, всегда выходящей за пределы, преодолевающей границы, дерзко осуществляющей выход за… Отсюда приоритеты, на которых останавливается внимание автора, ставшего сегодня известной под именем мифической «Натэллы Сперанской», воображаемого персонажа, сотканного их пронзительных интуиций, подземных путешествий, томительных ожиданий, смертоносных жестов, задом наперед прочитанных книг, изобретенных нездешней фантазией новаторских гримуаров… Перед нами проходит галерея трансгрессоров – Арто, Ницше, Батай, Лотреамон, Эвола… Они помещены в мантии доктрин, символов, пьес, стихов, теорий, картин. Стеллы и констелляции развернутой стереомы верхней Тьмы; иллюстрации героического зодиака, где точкой созвездий можно стать, только пройдя серию химических смертей и магических воскрешений.

Мерами возгорающийся и мерами потухающий огонь дифференцированных личностей – портретная галерея этого «Дневника Июнги», заметки на полях, играющие афоризмы и амбивалентные рассуждения никогда не определенного до конца существа… Первая часть книги лежит явно «по ту сторону Севера, по ту сторону льда, по ту сторону сегодня…» Jenseits. И может быть интересна она лишь жителям магического зарубежья. Еще одна книга, читателями которой могут быть «мнимые сущности»… Еще одна редкая, исключительная книга. И снова ни для кого… Вторая часть произведения… Ах, эта вторая часть… Перед нами что-то совсем другое… Нет, не так, в чем-то то же, но в чем-то… Какая грустная и какая одинокая девушка… Почему ей так близка боль далеких от нее заблудившихся в лабиринтах безумия, желания и тоски, давно сгинувших персонажей?

Кто посвятил ее в родники невыносимого страдания, которого слишком много и которое столь бесстыдно и столь откровенно? Кто ее так глубоко задел золотой иглой ужаса? Кто ее ударил наотмашь стальной ладонью? И как она еще может дышать после этого… В колодцах последнего, удушливого одиночества… Можно только гадать, какая драма и какое преступление прячутся в биографических родниках искусно модерируемой экзистенциальной истерики….

Вторая часть «Пути» – это произведение другого автора.

Еще человеческого, чрезвычайно обаятельного. ПронзительноРецензии го. Обреченного. Которого, видимо, уже нет в живых. Пьесы, сценарии, постановочные планы помещены в экзистенциальные пейзажи post-mortem. Так затухают планеты, бросая в черное небо свой последний, мучительный, человекоподобный, прощальный вздох.

«Путь к Новой Метафизике» – книга, которая обязательно должна стоять на полке у тех, кто коллекционирует зарницы ада, горизонты смысла и знаки времени.

Дугин А.Г. Логос и мифос. Социология глубин. М.: Академический проект, 2010.

Книга создана на основании спецкурса автора. Излагаются принципы «социологии глубин» (Ж. Дюран), основанные двух «этажах» – на уровне рациональном («коллективное сознание» – Э.

Юнг). Описываются понятия «социального логоса» и «социального мифоса».

Принципы «социологии глубин» применяются к изучению регионоведческих и социологических проблем Кавказа, а также для исследования российской идентичности и ее исторической трансформации в зависимости от перехода от одного типа общества к другому.

Все разделы снабжены контрольными вопросами.

Исследования проведены с использованием методологии «социологии воображения», основанной на наложении друг на друга пластов «социального логоса» и «социальных мифов», что позволяет углубленно анализировать социальные процессы и закономерности современной России.

Обращение к данной теме вызвано необходимостью осмыслить как трансформационные процессы, протекающие в современном российском обществе, так и изменение базовых моделей социальности в последние двадцать лет в мире в целом. Кардинальные структурные политэкономические и социальные сдвиги, произошедшие в нашей стране за это время, вызывают насущную потребность в теоретико-практической экспликации механизмов произошедшей трансформации.

Модернизация экономической и политической сфер, бурное развитие информационных технологий, интенсификация процессов глобализации, в которые все активнее встраивается российский социум – все это требует появления новых, адекватных актуальной ситуации, теоретических концепций, методик описания и прогнозирования. Качественные изменения в экономической и технической сферах, сопровождающие переход к инновационному типу развития общества, без сомнения, существенно сказываются на социальной структуре, общественном сознании и образе жизни людей. При этом не следует забывать о том, что модернизационные тенденции вступают в сложные и противоречивые отношения с исторически сложившимися формами социального бытия и сознания. Особенно ярко эти социальные дисбалансы и контрасты, связанные с сосуществованием современных и архаических структур, проявляются в странах «полупериферии» (по И. Валлерстайну), к которым можно отнести и современную Россию, – oсoбеннo, в такoм региoне, как Кавказ.

Социология воображения в версии, сформулированной автором, таким образом, оказывается одним из вариантов новой постнеклассической социологии, переоценивающей потенциал и наследие классической социологии XIX и неклассической XX века.

А.Г. Дугин. Социология воображения. Введение в структурную социологию. М.: Академический проект, 2010.

Учебное пособие Александра Гельевича Дугина, профессора социологического факультета МГУ, кандидата философских наук, доктора политических наук, отношений» социологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Социология прочитанного на социологическом факультете в течение весеннего семестра 2008-2009 учебного года на кафедре «Истории и теории социологии» (зав. кафедры – декан факультета В.И. Добреньков).

Учебное пособие написано для обучения по специальности «Общая социология», код направления по ГОС 540405.

Учебное пособие призвано обогатить социологическое знание структуралистской методологией. Подобный шаг в отношении языкознания был уже предпринят в начале двадцатого века лингвистом Фердинандом де Соссюром и его учениками (в числе которых были русские филологи-структуралисты Роман Якобсон и Николай Трубецкой). В пятидесятые-шестидесятые годы прошлого века структуралистский метод был применен к философии и культурологии плеядой французских структуралистов, прежде всего Клодом Леви-Строссом (в области антропологии), Полем Рикером и Роланом Бартом (в области философии). Профессор Дугин удачно применил структуралистскую парадигму к социологии.

Новизна теоретических построений автора заключается, прежде всего, в постулировании необходимости социологического изучения «коллективного бессознательного» (К.Г. Юнг).

По мнению ученого, концепт «коллективного бессознательного» не менее важен для социологии, чем концепт «коллективного сознания», введенный Э. Дюркгеймом. Именно поэтому социологию воображения можно охарактеризовать также как «социологию глубин», «Tiefensociologie» (по аналогии с аналитической психологией Юнга, называемой в науке «психологией глубин», «Tiefenpsycholigie»). При этом А. Дугин творчески использует научный концепт «имажинэра» (l’imaginaire), «воображающего-воображения-воображаемого», предложенного французским исследователем Жильбером Дюраном. В частности, Дугин строит свою методологию интерпретации социальных фактов и явлений на дифференциации, проводимой Дюраном между «режимом диурна», diurne, и «режимом ноктюрна», nocturne, (а в рамках «ноктюрна» – между «ноктюрном мистическим» и «динамическим»), которая, по мнению Дугина, определяет различие в алгоритмах функционировании разных обществ, социальных институтов и структур. Автор предлагает инновационную модель приложения режимов воображения к различным явлениям социальной жизни и основывает на этом их классификацию.

Значительный интерес для сoциoлoга представляет собой идея о соотношении мифа и логоса в функционировании социума, что явлется методологическим моментом для структурного соотнесения между собой рациональных и иррациональных элементов, лежащих в основе формирования общесвтенного мнения, социальных решений, выборов, действи, оценок, ценностей, установок и т.д. «Миф» рассматривается как совокупность структур «коллективного бессознательного» и помещается в «знаменатель» условной дроби, а «логос» – как синоним «коллективного сознания» (Дюркгейм), вырастающего из «режима диурна» и нахоядщегося в «числителе». Автор учебного пособия прослеживает на примере развития запалРецензии ного общества этапы постепенного вытеснения «мифа» «логосом», а затем и трансформации самого социального логоса по цепочке: логос-логика-логистика-логема. Подобная динамика анализируется с использованием трех социальных парадигм:

Премодерн-Модерн-Постмодерн. Философское обоснование метода трех парадигм, принятого большинством историков науки, общества и культуры на Западе, дано в другой научной работе Дугина «Постфилософия»1.

Теме Постмодерна автором уделяется значительное внимание. Это вполне оправдано, учитывая постепенное наступление постмодернистской парадигмы на привычное нам общество Модерна в условиях глобализации. Сама картина мира теряет привычные классические очертания. Неслучайно Александр Дугин, отстаивающий тезис о том, что «время является социальным конструктом» (развивая идеи социолога Ж. Гурвича), детально пишет о восприятии времени в надвигающуюся эпоху Постмодерна, все более властно вступающую в свои права. При этом он привлекает концепцию «ризоматического времени»

одного из ведущих теоретиков постмодернизма, французского философа Жиля Делеза. Схожие метаморфозы автор отмечает и в изменении восприятия пространства в Постмодерне. Концептуальным подспорьем для этого служат теории Ж. Делеза о «ризоматическом пространстве» и «теле без органов».

Продуктивной для социологического анализа общественных трансформаций представляется периодизация динамики мифа в развитии европейского сознания Модерна и Постмодерна, выстроенная на основе воззрений Ж. Дюрана: миф о Прометее (модернистско-позитивистский), миф о Дионисе (сниженный массовый вариант декаданса), с определенной степенью вероятности, идущие им на смену мифы об Аполлоне и Гермесе. Автор сопоставляет социальную динамику мифов по Дугин А.Г. Постфилософия. М.: Евразийское Движение, 2009..

Дюрану с концепцией трех типов обществ (идеационное, идеалистическое, чувственное).

Чрезвычайно важной и актуальной представляется раздел учебного пособия Александр Дугина, посвященный социологии этноса. Фактически, и сложные проблемы межэтнического общения. Анализ фундаментальной категории этноса, последующей трансформации этноса в народ, а затем в нацию, является новаторской классификацией, позволяющей яснее осмыслить сложные процессы этногенеза и социально-политический динамики, связанной с ним.

Пособие автора полностью соответствует современному научному уровню развития социологической науки, творчески продолжая тенденцию современной социологии к междисциРецензии плинарному подходу, удвоению герменевтического метода (Э.

Гидденс), расширению объектов исследования и инновационных гносеологических стратегий.

Данное учебное пособие «Социология воображения. Введение в структурную социологию» может быть рекомендовано для студентов и аспирантов гуманитарных факультетов российских ВУЗов по специальности «Общая социология», а также представляет собой значительный интерес в качестве факультативного учебного пособия для философов, политологов, культурологов, психологов, историков, религиоведов, антропологов, этнологов.

Мамлеев Ю. В. После конца. – М.: Эксмо, 2011.

И не просто понять, а пережить экзистенциальный ужас, возникающий в лишь потом начнется самое невообразимое – вторжение человеческого утрату иллюзии, а затем неописуемый ужас; в дрожи земли угадываются спазмы роженицы. Но когда две противостоящие силы сходятся на поле битвы, земля рождает свою погибель.

В новом романе Юрия Мамлеева мы видим картину падшего человечества, видим глазами Валентина Уварова, которого знакомый мир его «вчера» словно выплюнул в чужое и завораживающе-страшное «завтра». Есть ли человечество после конца? Есть. И это человечество, возникшее на руинах старого мира. После превращения земли в вихрь Божьего Гнева эта уставшая, изнасилованная мощью космического деструдо мать исторгает из себя странных чад, которые были уже не образом и подобием Бога, а маленькими, озлобленными, грубыми существами, лишёнными вертикального измерения. Подойди хотя бы один из них к вратам познания, он бы увидел их запертыми. И разве не удивительно, что даже посреди этого парализованного бездуховностью остатка человечества неожиданно возникают люди нового типа. Естественно, они ненавидимы и преследуемы первыми. Их можно было бы назвать единственными наследниками Последней Доктрины. Горстка избранных, возникших на пепелище мира. Пугает ли читателя этот эсхатологический срез реальности, знает ли он, что в отличие от героев романа «После конца», нам не придётся ждать очистительного огня для того, чтобы пройти испытание адом?

Мы проходим его уже сейчас.

Несомненно, наша эпоха, эпоха десакрализации, неумолимо движется к своему концу. Давно известно, что западная цивилизация, погрязшая в материализме, обречена на гибель. В романе Юрия Витальевича говорится о новой цивилизации, в которую вошла и Россия. Эта цивилизация избавилась от «интеллектуализма крыс», в полной мере присущего прошлой. Боги вновь стали сходить на землю, а потом произошло неотвратимое: нижние слои бытия выпустили на волю демонов, и тогда свершилась битва двух могуществ, ставшая точкой отсчёта.

Страшный эпизод романа, запомнившийся своей подлинной метафизической глубиной: героиня по имени Юлия принимает решение больше не существовать, убить свою душу, уничтожить себя как духовную целостность, как бога, заключённого в храме хрупкого и несовершенного тела. Это решение было продиктовано отнюдь не очевидными мотивами, такими, как неспособность выносить страдания, переживать боль, справляться с усталостью от мира и самого себя. Юля выбрала этот путь по одной единственной причине – существует знание, обладая которым, ты больше не можешь найти себе места ни в аду, ни в раю, ни в одном из миров. Это знание оказывается столь непосильной ношей, что ответом на фундаментальный вопрос бытия может быть только решительное «нет». Знание, о котором идёт речь, есть сила, превосходящая любое земное могущество. В одной из своих книг Юлиус Эвола даёт интересную трактовку известного библейского предания о падших ангелах. По его мнению, их падение было результатом непреодолимого влечения к силе, к могуществу. Шакти означает «супругу» бога, но также имеет значение «мощи, силы». Ангелы пали из-за воли к власти, которая оказалась выше их способности данную власть удержать. Завоевание божественной силы, знания, может иметь две возможности: 1) действительное завоевание этой силы героем, 2) сокрушительное падение, влекущее за собой проклятье. Иными словами, есть «триумфаторы, прошедшие испытание, и есть те, кому отказывает отвага, и кто терпит поражение, испытав смертельное воздействие той самой силы, которую они надеялись завоевать», как пишет Эвола. Обретение божественной силы всегда сопряжено с битвой, испытанием, вызовом. И в жертве бога Одина, и в дерзком ослушании Адама мы видим стремление к могуществу, силе и мудрости. «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно». Став как боги, знающие добро и зло, первые люди могли обрести бессмертие, но лишь при одном условии – вступив в битву с Господом. Проклятие стало их уделом, ибо вызов не был брошен, и вместо взятия царствия божия силой, Адам и Ева были изгнаны из рая, облачившись в кожаные одежды смерти. В «Герметической традиции» Эвола пишет о построении второго «Древа Жизни» и «жестокой битве», целью которой является доступ к «центру Дерева, растущего посреди земного рая». В этом контексте отношение к богам должно быть переосмыслено: не молитвы и воззвания с просьбами о милости, но решительное вступление в битву, сакральная теомахия. Юлии не хватило дерзкой сверхчеловеческой смелости для того, чтобы одержать победу. Героиня в мире после конца уходит к «несуществующим». Можно рассмотреть соотношение желания абсолютного небытия с растворением в Боге, Абсолюте, поставив между ними если не знак равенства, то знак вопроса. Можно решиться на неожиданное предположение, что желание небытия скрывало под собой желание выйти за границы ада, рая, целого веера неизвестных человеку миров, что вновь приводит нас к Последней Доктрине, учении о выходе из Абсолюта. Иными словами, есть знание, с которым больше нельзя находиться ни «под» Абсолютом, ни в слиянии с ним. Это знание обязывает порвать с бытием как таковым. Это знание несовместимо ни с чем, ибо запредельно в буквальном смысле этого слова. В «Судьбе бытия» Юрий Мамлеев пишет, что «в самом Абсолюте должна быть заложена возможность отхода от Него, возможность «бунта». Она была в начале (и не она ли есть Слово?), она будет в конце, она появится после… [конца], устояв и перед гневом Бога, и перед смертью человека.

ABSTRACT

The anthology includes texts devoted to the sociology of imagination, the theory of art and sociology of art. The authors both foreign and domestic are the world-famous researches in this field and belong to different scientific schools and directions. Main research paradigms are described. The book includes also the original fiction texts:

novels, stories and plays.

Социология воображения 119992, Москва, ГСП-2, Ленинские горы, 3-й учебный корпус, социологический факультет E-mail: seminar@socio.mscu.ru Подписано в печать 14.12.2012. Формат 60x84/16.

Бумага офсетная. Печать цифровая. Гарнитура Таймс.

117105б Россия, Москва, Варшавское ш. 1, стр. бизнес-центр W-Plaza, офис A

Pages:     | 1 |   ...   | 56 | 57 ||
 


Похожие работы:

«Христианское Учение О Мире ВВЕДЕНИЕ • ЧАСТЬ I. ОСНОВНАЯ ИДЕЯ ХРИСТИАНСКОЙ МЕТАФИЗИКИ • o ГЛАВА I. ИДЕЯ ТВОРЕНИЯ o ГЛАВА II. ИЕРАРХИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА БЫТИЯ o ГЛАВА III. УЧЕНИЕ О ПОВРЕЖДЕННОСТИ ПРИРОДЫ ЧАСТЬ II. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ХРИСТИАНСКОЙ МЕТАФИЗИКИ • o ГЛАВА I. СОСТАВ БЫТИЯ o ГЛАВА II. СОСТАВ БЫТИЯ (продолжение) o ГЛАВА III. ЖИЗНЬ МИРА (проблема эволюции) o ГЛАВА IV. ЧЕЛОВЕК В МИРЕ ЧАСТЬ III. БОГ И МИР • o ГЛАВА I. БОГ В МИРЕ o ГЛАВА II. ДЕЙСТВИЯ БОГА В МИРЕ o ГЛАВА III. О КОНЦЕ ИСТОРИИ...»

«Кабалистический миф из уст Орфея – название статьи Йегуды Либеса, в которой он доказывает древность кабалистической традиции (Libes 1998). Либес не имеет в виду голос Орфея: речь идет о том, что миф, рассказанный Орфеем (“as told by Orpheus” в английском варианте статьи), – эхо недошедшего до нас еврейского источника. Моя идея в другом – кабалистическая традиция включает в себя орфический момент: кабала живет в устах Орфея. Либес сравнивает орфический миф – из космического яйца выклевывается...»

«Радиоактивность – самопроизвольный распад атомов некоторых химических элементов – явление значительно более старое, чем наша Земля. Возможно, ей, как и всему сущему, положил начало Большой взрыв, который, по мнению современных астрофизиков, произошел около 20 миллиардов лет тому назад. С тех пор радиация постоянно заполняет космическое пространство. О радиоактивности написаны десятки тысяч статей и сотни книг. Открытие этого явления – одно из величайших событий в истории науки. Оно вызвало...»

«Александров А. Ф. А 46 Тайны магических цифр. — М.: РИПОЛ КЛАССИК, 2000.— 448 с. Серия Все загадки Земли Почему Владимир Путин победил на выборах? Что объединяет Петра I, Екатерину II и Бориса Ельцина? Каково истинное лицо Нострадамуса и что пророчествовал монах Авель? Почему были украдены скрипки Стра­ дивари? Что поведал папирус о сотворении мира? Как на самом деле по­ гиб крейсер Варяг? Могли ли быть иными исходы Ледового побоища и битвы на Курской дуге?. Простые вычисления приведут вас,...»

«Эфирная среда и универсум Апатиты 2004 Ф.Ф. Горбацевич Посвящается светлой памяти Феликса Иосифовича Горбацевича Эфирная среда и универсум Апатиты 2004 Издание осуществлено на средства автора Ф.Ф. Горбацевич Эфирная среда и универсум. Моногр. – Санкт-Петербург: Изд-во АЛЬФА ШТАМП, 2004. 112 с., илл. Излагается место и роль эфира в универсуме. Эфир представляется как всепроникающая среда, состоящая из частиц двух равных, но противоположных по знаку, видов. Эфир обладает определенными...»

«Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я И С Т О Р И Я К У Л Ь Т У Р О Л О Г И Я АЛЕКСАНДР ДОБРОХОТОВ ИЗБРАННОЕ И З Д А Т Е Л Ь С К И Й Д О М Т Е Р Р И Т О Р И Я Б У Д У Щ Е Г О МОСКВА 2007 ББК 87(88.6) Р 83 : В. В. Анашвили, А. Л. Погорельский : В. Л. Глазычев, Л. Г. Ионин, В. А. Куренной А. Ф. Филиппов, Р. З. Хестанов L 83 Д А. Избранное. — М.: Издательский дом Территория будущего, 2007. (Серия Университетская библиотека Александра Погорельского). — 480 с....»

«БЕЗ БУРЖУЕВ Издательство: Посев. Франкфурт-на-Майне. 1979 (В Самиздате – Бедность народов под псевдонимом Адам Кузнецов)) Игорь Маркович Ефимов родился 8 августа 1937 года в Москве, в семье военного, который в год рождения сына был репрессирован. В 1960 году окончил Ленинградский политехнический институт, по образованию – инженер-турбинщик. Позже окончил Литереатурный институт им. М.Горького. Работал в НИИ по исследованию газовых турбин, преподавал в институте. Начал писать прозу в начале...»

«ОГОНЬ ОГНЕЙ СИЯЕТ ВНОВЬ Место центра Вселенной, по праву возвращенное Луне, позволило киевлянину Олегу Ермакову осуществить сокровенную мечту человечества — создать Теорию Всего — Вы написали такую огромную книгу о системе мира и ни разу не упомянули о его Творце! — Сир, я не нуждался в этой гипотезе. Диалог Наполеона и Лапласа Было бы поистине чудом, если бы человек сумел открыть общую основу всех наук — физики, биологии, психологии, социологии и др. Мы стремимся к такой цели, хотя и можем...»

«И.Ю. ГРИВАНОВ О.В. ГРИВАНОВА С.М. ГРИВАНОВА БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебно-практическое пособие Владивосток Издательство ВГУЭС 2010 ББК 68.9 Г 82 Рецензенты: Н.Г. Шкабарня, д-р техн. наук, профессор кафедры геофизики и геоэкологии ДВГТУ; Б.Е. Ламаш, д-р физ.-мат. наук, профессор, зав. кафедрой метеорологии, климатологии и охраны атмосферы ДВГУ Гриванов, И.Ю., Гриванова, О.В., Гриванова, С.М. Г 82 БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ [Текст]: учебно-практическое пособие. – Владивосток: Изд-во...»

«Физики продолжают шутить: МИР; Москва; 1968 Аннотация Что это такое? — Сборник научного юмора, скажете вы. — Но разве слова „наука“ и „юмор“ не исключают друг друга? — конечно НЕТ. Эта книга — несомненное доказательство того, что наука, как и другие сферы человеческой деятельности, имеет свои смешные стороны. Здесь вы найдте сплав сатирической науки и научной сатиры. (Из Предисловия) Физики продолжают шутить (сборник переводов) Физику Владимиру Иванову в знак признательности за создание...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.