WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 || 3 |

«А. Н. ИГНАТОВИЧ ЧАЙНОЕ   ДЕЙСТВО Москва 2008 Научный редактор текста и переводов А. В. Кудряшова Вступительное слово Нисикава Сотоку, Институт стран Азии и Африки при ...»

-- [ Страница 2 ] --

Заключительный раздел работы составляет подборка переводов классических сочинений о чайной церемонии.

Основное внимание в книге уделяется чайной церемонии классического типа, т. е. чайному действу, имеющему дзэнбуддийский философский, эстетический и религиозный субстрат. Данное обЗакладывание основ Чай стал известен в Японии в VIII в. Обычай пить чай про- мировоззренческой системе, а именно идея о буддийской религии как ник в страну, как и многое другое, на волне распространения на «инструменте» извлечения блага в этом мире, а не где-то в потустороностровах континентальной культуры, прежде всего китайской. нем существовании. Такое понимание функции буддийской религии Именно в это время завершается процесс становления молодого получило название «польза (выгода) в этом мире (в нынешнем сущеяпонского государства1, и заимствования с континента являлись ствовании)» – гэндзэрияку. В истории японского буддизма не было неотъемлемой частью данного процесса. ни одного заметного идеолога, который бы в той или иной степени не Не будет преувеличением сказать, что исключительную роль касался данного вопроса.

в становлении японского государства и формировании духовного В VIII в. японский буддизм превратился из системы только кульоблика раннефеодального японского общества сыграл Китай. Из тов в систему культов и доктрин. По мере накопления знаний догмаКитая были заимствованы не только принципы государственного тики и обосновывающих ее философских построений складывался правления, законодательство, т. е. все, что связано с организацией собственно японский буддизм, оригинальная идеология, имеющая общества, или же методы хозяйствования, научные и технические несколько подсистем. Принципиально значимой вехой на этом пути знания. Япония, оказавшаяся в ареале китайской культурной экс- было становление буддийских школ, которых к середине VIII в.

пансии, восприняла практически все идеологические течения, оформилось (точнее говоря, «устоялось») шесть. Каждая школа имела оформившиеся в Китае. Примерно в одно и то же время, в сере- свою догматику и набор философских положений, обосновывающих дине VI в., берегов Японии достигли буддизм2 и конфуцианство3, ее учение, так что становление школы означало знакомство, а затем очень скоро ставшие органическими компонентами социального и усвоение кругом ее адептов соответствующего доктринального и культурного развития японского общества. Распространение комплекса. Поэтому возникновение шести школ действительно было обеих идеологий патронировалось «сверху». Объективные великим событием: с этого времени можно говорить о формировании условия и ряд субъективных факторов благоприятствовали пре- интеллектуальной прослойки в среде буддийского духовенства. Наивращению в государственную религию именно буддизма, однако большее влияние на становление японского буддизма оказали три и конфуцианство в течение многих столетий занимало прочное из первых шести школ – Санрон-сю (яп. сю – «школа»), Хоссо-сю и стабильное положение в общественной жизни Японии, пока и Кэгон-сю5.

В начале IX в. в Японии возникают две новые буддийские школы – Тэндай и Сингон – со временем превратившиеся в крупнейшие на островах буддийские объединения. В их деятельности как в зеркале отразились все перипетии истории страны и общественной мысли IX–XII вв.

Школа Тэндай была основана монахом Сайтё (767–822), повластями и осуждалось буддийской церковью. Даосские влияния смертное имя – Дэнгё-дайси, после поездки в Китай в 804 г. Базисные догматические и философские положения школы были разработаны и систематизированы видным китайским буддистом Чжии и его учеником Мяолэ6. Организационное ее оформление произошло в или с дипломатическими миссиями – японцы привозили на острова храмах на горе Тяньтай, по имени которой школа получила свое предметы повседневного обихода. Островитяне перенимали стиль название («Тэндай» – японское произношение китайских иерогли- жизни, тем более, что следование китайскому образцу отвечало духу фов, которыми записывается слово «Тяньтай»). Тяньтайское учение времени. Правда, японцы отнюдь не являлись слепыми подражателями составило ядро доктринального комплекса Тэндай-сю, хотя уже во заморским обычаям и плоскими эпигонами иностранных идей. Нововремена Сайтё большую роль здесь сыграли элементы эзотерического введения и заимствования, как правило, приспособлялись к местным буддизма и амидаизма7, удельный вес которых с середины IX в. все условиям: что-то сохранялось без изменений, что-то изменялось, а более усиливался. Тэндай-сю была ориентирована исключительно на что-то не приживалось. В буддизме, например, сложилось самостоятельное течение – рёбусинто10, на основе китайской письменности аристократические слои японского общества. Прочная взаимосвязь на всех уровнях – политическом, экономическом и идеологическом была создана японская. Другими словами, континентальная культура, с – создавалась именно с аристократией. Остальные общественные одной стороны, стала субстратом новой, феодальной культуры Японии, группы в систему этих взаимосвязей не входили. а с другой стороны, сыграла роль стимулятора развития элементов Школа Сингон (школа истинного слова [Будды]) была основана местной дофеодальной культуры и превращения ее в культуру феодальмонахом Кукаем (774–835), посмертное имя – Кобо-дайси, относится ную (при сохранении основных местных, древнеяпонских черт).

к эзотерическому буддизму, поэтому ее учение именуют «тайным». Первые свидетельства о питии чая в Японии связаны с будНадо сказать, что в данном случае «тайное» означает истинное, «со- дийским ритуалом и буддийскими монахами. Имеются данные, кровенное» знание, которым обладает Махавайрочана – главный буд- что в 792 г. император Сёму, ревностный поклонник буддийского да эзотерического буддизма. Некоторые доктринальные положения учения, пригласил в императорский дворец для чтения Сутры о Сингон-сю и приемы культовой практики имели прямое отношение Махапраджня-парамите сто монахов, после чего устроил для них к становлению чайной церемонии. чаепитие [68, с. 32]. Среди буддистов бытовало мнение, правда, доВ первые десятилетия VII в. в Японию проник даосизм, при- кументально не подтвержденное, что Гёки (670–749), известнейшая чем в его религиозной разновидности8, однако здесь он не стал личность в японском буддийском мире своего времени, одним из ни самостоятельной религией, ни течением общественной мысли. первых начал выращивать чай в островном государстве [68, с. 14].



Правительство решительно пресекало деятельность приверженцев Традиция, берущая начало в буддийской школе Тэндай, утверждаосских верований. Тем не менее даосские представления доволь- дает, что семена чая привез в 804 г. из Китая Сайтё. Он якобы вырано глубоко внедрились в японскую культуру, став ее органическим щивал чай на восточном склоне горы Хиэй, где располагался главный элементом. Даосские мотивы прослеживаются в художественных храмовый комплекс школы [68, с. 21]. Чай упоминается в стихах произведениях (начиная со знаменитой поэтической антологии Кукая, также побывавшего в Китае, на основании чего делается вывод «Манъёсю» – «Собрание десяти тысяч листьев» – составленной в о знакомстве основателя Сингон-сю с чайным ритуалом.

Из японской летописи «Нихон коки» («Последующие анналы Японии») известно об интересе, проявленном к чаю императором Сага. В четвертую луну 815 г. по пути в провинцию Оми император буддийской церкви того времени, преподнес Сага собственноручно приготовленный напиток, за что был облагодетельствован одеждапричем, когда делали «кирпич», в чайную массу добавляли специи, ми с императорского плеча. Через полтора месяца Сага издал указ, окружавших столицу страны город Хэйан (Ямасиро, Ямато, Кавати, Сэтцу и Идзуми), а также в провинциях Оми, Тамба, Харима, и уроскамейках, покрытых циновками (яп. сёдзи), на которые во время жай ежегодно поставлять ко двору.

Согласно биографическому своду японских буддийских монахов «Гэнко сякусё» («Книга о монахах [составленная в годы] Гэнко»), Эйтю тридцать с лишним лет пробыл в Китае, откуда вернулся в 805 г. Можно согласиться с Т. Людвигом, который полагает, что возсверхъестественными способностями [66, с. 6].

можность обучиться правилам проведения чаепитий у Эйтю была намного большая, чем у Сайтё, который провел в Китае только год.

Скорее всего именно Эйтю следует отдать пальму первенства в ознатипов чаепитий?

комлении японцев с чайным ритуалом, сложившимся в китайской буддийской среде [123, с. 375].

ручном приготовлении Эйтю чайного напитка, Т. Людвиг приходит снадобье. Во-вторых, упоминание о собственноручном приготовледостаточных оснований для утверждения, что чай в то время употрении чая дает основание полагать, что Эйтю провел нечто подобное чайной церемонии, практиковавшейся в буддийских монастырях в Китае [123, с. 375], где приготовление напитка являлось частью В среде придворной аристократии чаепития распространялись в качестве развлечения и приятного времяпровождения что опять-таки копировало китайский обычай. В стихотворении, помещенном в поэтической антологии «Собрание уносящихся вдаль облаков» («Рёможно найти только в цзиньских памятниках (256–420 гг.), в частности унсю»), составленной в 814 г. под наблюдением императора Сага, говорится: в загородном доме, окруженном прудами, ловлю удочкой рыбу и, слушая звуки кото (струнный музыкальный инструмент. – т. 1, с. 127]. По имеющимся сведениям, чай в этот период готовили А. И.), пью чай и сочиняю стихи [41, с. 88]. Подобные стихотворения и употребляли следующим образом: чайный лист помещали в воду, можно встретить в других антологиях подобного рода: «Прекрасное собрание литературных цветов» (яп. «Сюрэйсю») (818 г.), «Собрание Долгое время чай пили только на юге Китая, поскольку именно в южных районах страны произрастал чайный куст. На севере же о му, обычай пить чай широко распространился здесь после того, как в первый год правления императора Сюань-цзуна (712 г.) чаепития начал практиковать буддийский монах Лумо из храма Линъян (пров.

Шаньдун). Очень быстро эта церемония стала известна в столице ники. Таким образом, в первой половине VIII в. питие чая становится общекитайской традицией.

В 70-х годах появляется знаменитая «Книга о чае» («Ча-цзин»).

Дошедшие до нас сведения об ее авторе Лу Юе весьма отрывочны и не всегда достоверны, хотя сохранилась автобиография Лу Юя – «Собственный рассказ о Лу и [его] литературных занятиях» (кит.

«Лу вэнъсюэ цзычжуань»). О Лу Юе имеются сведения и в таком авторитетном источнике, как «Книга (т. е. история. – А. И.) [династии] выйдя в отставку, вернулся на берега Тяоси. В 773–777 гг. должность Вероятно, Лу Юй был подкидышем: его нашел буддийский мо- каллиграф и поэт, строфы которого вырубали на каменных стелах.



Pages:     | 1 || 3 |