WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 113 | 114 ||

«Абгиз Сухум 2010 ББК 84(5Абх) 6-44 К 20 Руслан Капба. Хухут Бгажба. Жизнь и творчество. Перевод с абхазского С. Корсая Абгиз. Сухум, 2010. – 616 с. Книга литературоведа ...»

-- [ Страница 115 ] --

и «Человек в футляре». Позже, в 40-х годах перевел повесть грузинского писателя Лео Киачели «Хакы Авидзба» (эта повесть не раз была включена в программу хрестоматий абхазских школ).

Кроме перечисленного выше, в эту книгу вошли мои переводы, до сих пор нигде почти не опубликованные – басни и короткие рассказы, принадлежащие перу Сулхан-Саба Орбелиани, Льва Толстого, Аветика Исаакяна, Николая Тихонова, Решада Нури. Кроме того, юмор и шутки из устного творчества болгар, татар и карачаевцев. В конце, прибавил к ним и несколько переведенных мной стихотворений. Разумеется, немало еще осталось моих переводов, не вошедших в эту книгу. Но я не ставил перед собой задачу издания отдельным сборников всех своих переводов. К чему это. Я только лишь выбрал те из них, которые сам считал нужным предложить вниманию читателя». Благодаря переводам Хухута Бгажба в абхазскую литературу вошли лучшие произведения разных авторов, необходимые, как он считал, для развития нашей национальной литературы.

Во время выхода в свет книги «Переводы и пересказы» я работал редактором в издательстве «Алашара». И меня назначили редактором этой книги. В печати многие ученые и писатели не раз говорили об отношении Хухута Бгажба к своим рукописям, как он внимателен к мелочам, тщательно и скрупулезно готовит материал, прежде чем отправить его в издательство. Это, разумеется, облегчало работу редактора и помогало ему. Но все равно, как бы хорошо ни подготовил он свою рукопись, любил и умел прислушиваться с большим вниманием к мнению и советам редактора, мог сразу же взять на вооружение хотя бы одно хорошее слово, если оно было предложено редактором, поняв, что так оно лучше.

По прочтении рукописи книги у меня как у редактора возникли кое-какие вопросы и я, взяв рукопись, направился к нему. – Оставь ее, я прочту сегодня – завтра, зайдешь послезавтра за ней, – сказал Х. Бгажба, отбирая у меня рукопись и кладя ее на стол.

На третий день в обед я пришел к нему. Рукопись он перечитал и отметил пропущенные мной немногие корректурные ошибки. Мне стало чуть неловко от того, что я не увидел эти ошибки. Увидев мое смущение, он сказал:

– Обычно больше ошибок проходит в машинописном варианте, чем в рукописи – можно проглядеть пропущенные буквы из-за того, что глаз привыкает уже к тесту, не замечает. Поэтому нужно читать не спеша, с карандашом в руке буквально, по словам, так я всегда делаю, – начал говорить он, отложив рукопись, – задача редактора не только исправить корректурные ошибки, он должен стать правой рукой автора в улучшении качества книги. Здесь, что не увидят одни глаза, заметят другие, должен быть в силе и действовать принцип, по которому, как говорится, одна голова – хорошо, а две лучше, – так закончил он беседу со мной. Эти слова убедили меня, что он хотел бы, чтобы мое редакторство было более заметно, то есть, хотел, чтобы я Х. С. Бгажба. Переводы и пересказы. Сухум, на абх.яз.,1980, с.3–4.

увидел и исправил больше ошибок, а я же, к чему скрывать, не увидел, кроме нескольких.

Хухут Бгажба лично был хорошо знаком с поэтом Николаем Тихоновым. В 50-е годы XX века он не раз бывал в гостях у него. И сегодня в библиотеке ученого хранится не одна и не две книги Николая Тихонова с автографом поэта, подаренные Хухуту Бгажба, особенно в те годы, когда он возглавлял Союз писателей Абхазии. С большим уважением критик относился к поэзии Николая Тихонова. Одним из наиболее любимых им произведений поэта была рожденная в годы Великой Отечественной войны (1941–1945) поэма «Киров с нами».

Помимо поэзии, и прозаические и публицистические произведения Николая Тихонова хорошо известны и за пределами России, его переводили на многие европейские языки. И абхазы, хотя ее и не так много, но читают поэзию и прозу русского поэта и писателя Николая Тихонова на родном языке. К ним относятся и переведенные Хухутом Бгажба на абхазский язык два рассказа Николая Тихонова: «Герой партизан» и «Рассказ о Буденном». Эти произведения относятся ко временам гражданской войны, созданы самой реальной жизнью, они, хотя и небольшие объему, значительные по своему художественному мастерству. И переводчику, действительно, удалось, сохранив художественность и авторский стиль, сделать так, чтобы и они заговорили на чистом абхазском языке и глубоко затронули душу абхазского читателя.

Кроме того, в этой книге опубликованы короткие басни из известной книги, переведенной на многие языки народов мира, грузинского писателя Сулхан-Саба Орбелиани (1658–1725) «Мудрость вымысла»: «Государь и его три сына», «Верблюд и осел», «Человек и змея», «Черепаха и скорпион», «Коршун и утка», «Бездумный пловец», «Жадный бедняк», «Самое сладкое, самое горькое», «Государь и его сын», «Государь и художник».

В книгу «Переводы и пересказы» вошла и перевод повести грузинского писателя Лео Киачели «Хакы Авидзба» на абхазском языке. В этом произведении описываются события, связанные с приходом в Сухум 27 февраля 1918 года большевистского крейсера «Шмидт», командиром которого был боцман Кузьма Килга по прозвищу «Грозный». Писатель мастерски показал беспокойную атмосферу, метания сухумчан, великолепно выписал конкретные образы (Самсона Деванадзе, Нарыка Гулба, Раждена Ториа, Бакирбея Чачба, Кузьмы Килга и др.). Взаимоотношения молочного брата и княжеского сына, воспитанника крестьянской семьи, самоотверженность молочного брата по отношению к княжескому сыну, верность абхазским обычаям в повести раскрыты глубоко правдиво, жизненно и реально. Именно эти два образа – княжеского сына – Уджгуша Емхаа и его молочного брата – Хакы Адзба делают повесть реальной и близкой к абхазской действительности. По моему глубокому убеждению, из всех произведений неабхазских писателей, в которых создан образ абхаза, эта повесть, конкретно образ Хакы Адзба является одним из наиболее ярких и значительных.



Благодаря переводам Хухута Бгажба рассказы армянского писателя Аветика Исаакяна и турецкого писателя Решада Нури впервые вошли в абхазскую литературу. Это – «Верблюд Ахмеда», «Мальчик и море» и «Любовные письма».

Впервые на абхазский язык были переведены и «Габровские анекдоты»: «Габрово – болгарский город. Его жители издревле любят содержательные, нравоучительные, веселые, легкие и смешные короткие рассказы. В них отражаются встречающиеся в жизни хитрости, посмешища, тупоумие, вредные привычки.

Словом, габровцы создали известные, прославленные во всем мире блестящие анекдоты.

В книге содержится 60 анекдотов. Когда читаешь их, кажется, что они взяты из абхазского устного творчества, настолько близки нам, потому что так легко, просто, близко к абхазскому восприятию переведены эти анекдоты. Перечитывая, каждый раз, трудно удержаться от заразительного смеха, и так хочется, чтобы эти анекдоты не кончались.

В «Переводы и пересказы» вошли короткие юмористические рассказы, показывающие мудрость и юмор татар, карачаевцев.

Они были впервые переведены на абхазский язык, и, насколько мне известно, абхазский читатель получил огромное удовольствие от знакомства с ними.

Хухут Бгажба занимался и переводами поэзии. Об этом свидетельствуют и переводы английских народных песен: «Кузнец» и «Ягненок» и басен известного русского баснописца Ивана Крылова «Волк и кот», «Лиса и крот», «Лиса и осел», «Лиса и виноград». Х. С. Бгажба сумел вникнуть в «тайны» особенностей творчества великого мастера басни и четко передать их.

Глубокий смысл содержится в басне белорусского поэта Кондрата Крапивы «Сова, осел и солнце», которую перевел Хухут Бгажба. Действительно, это произведение заслуживает быть включенным в литературную школьную хрестоматию на абхазском языке, потому, что является образцовым по форме написания, раскрытию поэтических образов и идейному содержанию. Переводчику же удалось сделать ее действительно абхазским произведением. Сюжет произведения выглядит так:

как-то глубокой ночью сова в поисках пищи рыскала по глухому лесу, и вдруг ее застал рассвет. И день, осветивший всю природу вокруг, ослепил сову, она растерялась, не зная куда податься, испугалась, но решила спасти себя, кинуться в какоенибудь темное дупло, но не нашла ничего подходящего, дела ее стали плохи. Она испугалась, вся сжалась, не ведая, что делать, но, к счастью, появился на ее пути осел, который сказал ей: «Не плачь, моя милая, твою беду мы исправим, своими большими ушами я прикрою от тебя негодное солнце, чтобы оно не могло больше светить, станет темно, и ты продолжишь свой путь. В темноте не заблудишься и найдешь наконец-то темное дупло».

Но осел не смог своими большими ушами затмить солнце. Интересна мораль басни:

Значение этих слов, прожигающих, словно горячая пуля, Нацелено направляю я к фашистам – совам, И сочувствующим им – ослам.

В сборнике опубликовано известное стихотворение выдающегося русского поэта М. Ю. Лермонтова «Русалка». которое, по выражению В. Г. Белинского, отражает как нельзя лучше глубину поэта, его жизненную философию и недовольство.

В разделе «Пересказы» собраны абхазские устные народные сказания: «Это – общеизвестное дело, и в национальной литературе других народов немало такого рода примеров. Как они показывают, во время обработки народных сказаний обязательно нужно сохранить без всяких изменений идейно-эстетические особенности этих сказаний. А если это так, то добавленные таким образом мелочи и нюансы, напротив, содействуют более полному раскрытию образа народных сказаний», – писал Хухут Бгажба.

Эти пересказы написаны Хухутом Бгажба как художественное произведение, в основе сюжета которого лежат народные сказания. Стиль приближен к народной форме повествования.





К таким пересказам относятся: «Мачеха и падчерица», «Жадный мулла», «Ум и счастье», «Мудрая сноха», «Геройство зависит от обстоятельств», «Две женщины и две ласточки», «Лисий нрав» и др. Всего пересказов 28, разные по объему, но мысли, выраженные в них, взяты из жизни, по своему содержанию они глубоки, заставляют каждого задуматься. Кроме того, в отличие от сказок, в пересказах мы сталкиваемся с рассказами и притчами, которые имели или же могут иметь место в реальной жизни.

В последний год жизни Хухут Бгажба перевел книгу, в которой собраны древнейшие китайские басни и притчи под названием «Ларец мудрости». Книга на русском языке была издана еще в 1961 году издательством «Детская литература».

Помню, как эту книгу Хухут Бгажба покупал в маленьком книжном магазинчике на углу ул. Ленина (ныне Леона), у известного всем сухумским книголюбам Джамфера Кацуба (%ьамфер :ацъба). В этот день я застал Хухута в доме Хакыбея, вышли вместе.

– Руслан, если не занят, зайдем вместе в книжный магазинчик к Джамферу Кацуба – давно к нему не заходил, а у него попадаются очень хорошие книги. К тому же, обидится, если ничего не купим, будет укорять, – шутя, обратился он ко мне.

Действительно, Джамфер – очень хороший продавец книг, прекрасно разбирается в них. Таких людей, знающих и любящих свое дело – не так много, – продолжал он говорить, когда мы подошли к книжному магазинчику.

– Здравствуйте, Хухут Салуманович, Вы пришли как раз во время, я только что получил кое-какие новые книги, заходите сюда, – указал на свою маленькую каморку Джамфер, радуясь нашему приходу. – Посмотрите, думаю, вам понравится.

Помолчав, добавил: – не скрою, если бы у меня было еще несколько таких интересующихся книгами покупателей, как Вы и Николай Квициниа, то я смог бы месячный план выполнить за пятнадцать дней. Но, к сожалению, абхазам трудно покупать книги, это не только из-за нехватки денег.

Я не стал заходить внутрь магазинчика, куда Хухута приглашал хозяин, а остался снаружи, разглядывая витрину. Слова продавца книг о том, что абхазы и в старое время, и сегодня прохладно относятся к покупке книг, совершенно справедливы. Отчего это, почему мы не хотим покупать книги? Неужели нам трудно понять, что они, сотворенные человеческим разумом духовные памятники превыше всего?

Среди книг, купленных в магазинчике, был и «Ларец мудрости». Один экземпляр он купил мне, а другой – себе. И сегодня она находится в моей библиотеке.

– Это хорошая книга, прочти, в ней много мудрых мыслей, неплохо было бы даже перевести ее, к тому же, великая культура китайского народа, их фольклор и литература имеют тысячелетнюю историю, – сказал Хухут и дал мне в руки купленную для меня книгу.

Безусловно, я тогда же прочел книгу и мне очень понравились мысли, заложенные в коротеньких баснях.

Спустя ряд лет, однажды я пришел к Хухуту Бгажба домой (это было незадолго до того, как произошел с ним несчастный случай). На его письменном столе лежала, написанная его аккуратным почерком рукопись и книга «Ларец мудрости». Увидев, что я заинтересовался, сняв очки, обратился ко мне:

– Эту книгу, возможно, ты помнишь, мы купили с тобой у Джамфера, царствие ему небесное. Из этой книги несколько басен я перевел на абхазский язык. Было бы лучше, перевести всю книгу и издать ее отдельно. Она многое может сказать подрастающему поколению, но нет у нас возможностей.

Просмотрю еще раз и затем отдам редактору Борису Тужба ()ыжъба) несколько глав, чтобы он опубликовал их в газете «Апсны», и несколько басен отдам Николаю Квициниа для «Алашара».

Больно, что Хухут Бгажба не успел осуществить свое желание. После его смерти я сам отдал его рукопись – перевод редактору «Апсны». Они опубликовали несколько из этих переводов выборочно, но оставшихся, еще нигде не опубликованных гораздо больше.

Для того чтобы пояснить суть, Хухут Бгажба написал к ним маленькое предисловие: «Эти китайские басни очень древние, большинству из них удивительно много лет – около двух тысяч. Каждое поколение с любовью передавало эти басни последующему поколению. Их рассказывали крестьяне, в своих домах, им обучают детей в школах, с удовольствием их слушают рабочие, воины, пожилые люди, старики. Любят, потому что это – рассказы о доброте и совести; говорят о мудрости, истине, смелости, труде и справедливости; они осмеивают лень, лживость, жадность, высокомерие, алчность и бахвальство.

Я очень надеюсь, что они очень понравятся и тем, кто прочтет их на абхазском языке, прежде всего, детям, что они полюбят эти мудрые притчи.

Я перевел их на абхазский язык с русского языка, из книги под названием «Ларец мудрости», изданной в 1961 году в Москве».

Вызывает большое сожаление, во-первых, то, что он не успел перевести всю книгу, всего переведено на русский язык 42 рассказа, во-вторых, и переведенное в большинстве своем остается не опубликованными, лежит в его архиве, готовые к изданию, как и многие другие труды ученого.

Хухут Бгажба с ранней юности писал стихи. Среди них есть несколько опубликованных. К ним относится стихотворение «Воевать за свою Родину!», вошедшее в маленький сборник «За Родину»(1941) Ответственным редактором этой книги был литературный критик, тогдашний председатель Президиума Верховного Совета Абхазской АССР, М. Делба. Рисунок на обложке был сделан писателем Г. Гулиа. В предисловии к сборнику от имени АбГиза говорится: «Весь советский народ как один, вместе с непобедимой Красной Армией воюет против кровопийцы – гитлеровской фашистской Германии, вероломно напавшей на нашу страну.

В этой Отечественной войне советского народа не остались в стороне и наши писатели.

Писатели Абхазии (было бы правильнее сказать абхазские писатели, ибо в этот сборник вошли произведения только абхазских писателей – Р. К.) с большим воодушевлением приумножают свои произведения, посвященные героической борьбе трудящихся и Красной Армии.

В эту небольшую книгу вошли несколько из этих произведений». В сборник вошли стихотворения Дмитрия Гулиа, Мушни Хашба, Чичико Джонуа (тогда он писал Аджапуа, еще не взял себе псевдоним – Джонуа), Хухута Бгажба, Ивана Тарба, Сандро Сангулиа, Артема Амкуаб (ам6ъаб), Камуга Хурцлаа.

Здесь я хотел бы вспомнить о том, что позже, на основе этой маленькой книги, талантливый поэт и прозаик, самоотверженно защищавший родину во время Великой Отечественной войны (1941–1945) Чичико Джонуа, издал отдельной книгой произведения абхазских поэтов и писателей, погибших в Великой Отечественной войне – С. Кучбериа, В. Чичерия, В. Капба, Р.

Джопуа, П. Ануа, С. Цабрия, К. Хурцлаа, Ш. Ториа.

В статье, написанной Чичико Джонуа вместо предисловия, говорится: «…Сборник я озаглавил «За Родину!». Потому что, молодые поэты, чьи произведения в нем собраны, были совсем юными. Они с оружием в руках самоотверженно воевали ради защиты Родины. Я и сегодня горжусь ими:

в моей памяти они остались героями, бесстрашно идущими вперед на разгром фашистских захватчиков, вероломно наЗа Родину!», Сухум, 1941, с. 4.

павших на нашу страну, вместе со всей непобедимой Красной Армией.

Прошли десятилетия! Может, если эти молодые поэты, чьи имена названы в этом сборнике, могли бы прочитать свои произведения, укорили бы меня:

– Что же ты сделал?! Зачем же вытащил на свет божий даже те наши произведения, которых мы не печатали в свое время, стыдясь их несовершенства, от которых отказались, считая их слабыми?!

Но я бы сказал им в ответ:

– Но как долго мне нужно было ждать, ведь вы же все не возвращаетесь…». Да, так и не смогли вернуться домой эти молодые поэты.

Они отдали жизнь за Родину, которую разнесли в клочья и уничтожили уже совсем другие люди. Если бы им было суждено выразить себя в абхазской литературе сполна (такое счастье выпало очень немногим), то литература наша смогла бы еще больше расправить свои крылья, но… Об этом и сожалел поэт Ч. Джонуа.

Книга «За Родину!» увидела свет в первые месяцы войны, когда многие из молодых поэтов уже ушли на фронт. К. Хурцлаа оттуда прислал свое стихотворение, Ч. Джонуа написал свое стихотворение перед отправкой на фронт, другие еще находились в тылу, но и дела и слова их были направлены на борьбу против фашистских захватчиков. В то время слово писателя было особо значимым, оно воодушевляло народ, звало его к сопротивлению, борьбе. Книга была небольшой по своему объему, но имела большое значение. В ней показаны героизм и бесстрашие абхазского народа, который наряду со всеми народами Советского Союза встал на защиту Великого Отечества.

Эта идея раскрывается и в стихотворении Хухута Бгажба «Воевать за Родину».

Не будет силы, способной остановить нас, Весь наш народ встал на героический путь… «За Родину!», с. 11.

Стихотворение «Воевать за Родину» отражает тогдашний настрой и готовность сыновей наших. Несомненно, в то время абхазской литературе были необходимы подобные стихотворения. С ними перекликалось и стихотворение Хухута Бгажба, но это не означало, что он считал себя поэтом. Кто лучше критика Хухута Бгажба мог знать, сколь ответственно «звание» поэта, что этот «титул» является в литературе самым священным. Но все же, для себя, он и до последних лет своей жизни писал стихи. Своим аккуратным чистым почерком записывал их в маленькие блокноты, которых немало.

В те времена, когда выход в свет абхазских книг был чрезвычайно редким явлением, когда наглухо закрывали наши национальные школы – в 1947 году – Хухут Бгажба собрал и издал сборник «Поэты Абхазии». В этом сборнике опубликованы два его стихотворения: «Наш город», «Сухум» подписанные его литературным псевдонимом – Мзауч Абрыскил.

Он любил этот псевдоним, потому что, во-первых, Мзауч – чисто абхазское имя, а во-вторых, фамилия – имя героя абхазского народного эпоса Абрыскила давала ему романтическое чувство.

Я как-то спросил Хухута: «Почему Вы не публикуете свои стихи?

«Нельзя же печатать все, что пишем, Руслан», – коротко ответил он мне.

Война еще не закончилась, возможно, это было в конце года. Хухут Бгажба на неделю приехал из Сухума к нам в Арасадзыхь. На письменном столе лежал маленький блокнотик, весь исписанный стихами, это были написанные им стихи. Я, улучив время, когда его не было в комнате, прочитал все стихотворения, которые там были записаны его красивым почерком. Когда как-то напомнил ему, запомнившееся мне из этого блокнота стихотворение, он очень удивился. Приведу одну строфу из этого стихотворения:

– Это я имел в виду алычу, которая растет в саду нашего дедушки Екупа, она так красиво и пышно расцветала весной, что озаряла своим светом все вокруг, – сказал он тогда, и, вытащив из своего письменного стола старый, потерявший свой цвет, блокнотик, прочитал мне оттуда несколько стихотворений, – их я писал не для публикации, а просто для себя, как говорят русские, для души, когда любовь к поэзии переполняла всего меня, – сказал он мне, и, спрятав свой блокнот обратно в стол, перевел наш разговор на другую тему.

Теперь же, когда его нет в живых, читая хранящиеся в его архиве стихотворения, уверен в том, что их стоит печатать, и не только в качестве литературного наследия. Понятно, Хухут Бгажба был литературным критиком, языковедом, фольклористом, но по своей природе ему не было чуждо стихотворчество, он всей душой любил поэзию. иначе не сумел бы перевести на абхазский язык и классические поэтические произведения мировой литературы.

Хухут Бгажба писал не только стихи, но и прозаические произведения. В середине 30-х годов прошлого столетия он написал повесть «Пастухи». Отрывок из нее («Удачной охоты. дад!») вошел в хрестоматию по абхазской литературе.

Я думаю, если появится возможность издать все творчество выдающегося ученого и писателя, то не останутся в стороне и его художественные произведения. Ведь это наследие, а к нему нужно относиться с уважением.

Как отмечал ученый Ш. Д. Инал-ипа, огромен вклад Хухута Бгажба в написание программ и грамматики абхазского языка, в составление хрестоматий абхазской литературы.

Действительно, Хухут Бгажба очень интересовался образованием абхазского народа, проблемами школ, составлением и написанием учебников для абхазских школ. Он начал заниматься этой деятельностью с 40-х годов. Х. Бгажба принадлежал к тем ученым, у которых не опустились руки даже тогда, когда закрыли абхазские школы. Даже в то суровое время он продолжал составлять программы и литературные хрестоматии для абхазских школ. В 1949 году, когда судьба нашей нации висела на волоске, он написал и издал учебник грамматики абхазского языка для 3–4-х классов.

Он имеет собственную биографию. Дело в том, что прежде, чем издать любой учебник, он должен быть утвержден в министерстве образования. Но учебник, о котором идет речь, был издан без разрешения министерства образования Абхазской АССР.

– Отчего так вышло, Хухут, почему первое издание Вашей грамматики не было утверждено? – спросил я, когда он работал над третьим изданием этого учебника.

– Да, читатель видит, что ту мою книгу «не окрестило» министерство образования Абхазии. Когда я написал эту книгу, то за разрешением на издание книги, я пришел к министру Сигуа.

Мы были знакомы, он внешне очень приветливо принял меня, как родного. Голос у него был басисто-хриплым, звучал, словно слова отскакивали от стенки.

Когда я сказал о цели своего прихода и показал ему рукопись книги, он потемнел лицом, словно что-то схватило его за горло, а затем, посмотрев на меня, процедил:

– Но ведь есть грамматика (не прибавил слова «абхазская»), которую написал Шакрыл, для чего эта нужна, или же ты написал эту, «разрушив» ту? – спросил он.

– Нет, грамматика Константина Семеновича написана для старших классов, а моя – для начальных, – сказал я, и, не вдаваясь больше в подробности, остановился, желая услышать, каков будет ответ министра.

– Если написали – издайте ее, только министерство не будет утверждать. Нам не это нужно, у нас совсем другие планы.

Мы должны обеспечить школы учебниками, по которым абхазы смогут хорошо учить грузинский язык, – сказал он сухо, без тени приветливости. Я молча вышел из его кабинета, но мне сильно не понравилось, что он отказал утвердить право на издание книги, хотя и сказал сухо «издай».

Придя, домой, рассказал Андрею Максимовичу Чочуа о том, как меня принял Сигуа. Ему не понравился мой рассказ. Некоторое время сидел молча, а затем сказал: «Знаешь, что Хухут, конечно, лучше, когда учебник утвержден Министерством образования, стал бы более законной книгой, но и без этого издать можно, да и дети смогут учиться по нему».

Автор учебника сумел просто и доходчиво донести до школьников, что такое грамматика, дать им понятие о предмете. Вот что он пишет во введении: «Грамматика учит нас законам языка, например, построению слов, их изменению, дальнейшему взаимодействию. Грамматика делится на три части: фонетика, морфология, синтаксис.

Фонетика показывает нам звуки, составляющие слова.

Морфология отражает форму слов, правила их изменения.

Синтаксис же показывает взаимодействие слов, их взаимосвязь.

Изучение грамматики имеет огромное значение: благодаря ей мы познаем правила языка, учим писать правильно, говорить чисто.

Человек отличается от животных и своей речью, потому что, он наделен способностью говорить, словами выражает свои мысли. Животное не может говорить, произносить слова;

человек же говорит, произносит слова. Слово – средство выражения человеческой мысли.

Абхазский язык не везде одинаков. Бзыбские абхазы называют огурец – анаша, форель – акамлащ; кнут – айанчы; А абжуйцы говорят: акьантыр, акалмащ, айамчы.

В абхазской речи мы видим местные особенности. Они называются диалектами или местным говорами. Но существует еще общий для всех нас абхазский язык. На общем языке мы пишем газеты, книги, журналы... Подобный общий язык называют литературным языком.

Впервые абхазский литературный язык основал известный абхазский писатель Дмитрий Гулиа». После этого шло определение предложения, его составных частей, правописания и т.д. – все, что относится к программе 3–4-х классов.

Этот учебник после 1953 года был переиздан неоднократно уже по утверждению министерства образования Абхазской АССР. С каждым переизданием автор его дорабатывал, чтото обновлял, упрощал, делал доступнее для детского понимания.

Во время четвертого издания (1991) он привлек к совместной работе над книгой опытного методиста, специалиста абхазского языка и литературы М. И. Нинуа. С тех пор в других изданиях (1996, 1998) соавтором неизменно выступала М. И.

Нинуа. В них авторы намного улучшили качество и содержаХ. С. Бгажба. Абхазский язык. Грамматика и правописания. Учебник для 3-х и 4-х классов. Сухум, 1949.

ние учебника, обогатили его образцами литературных произведений.

Также Хухут Бгажба и Мара Нинуа совместно написали учебник «Абхазский язык» для 3-го класса. Он был издан в Сухуме, в 1981 году.

Х. Бгажба был соавтором и составителем неоднократно изданного учебника «Родная речь» для 3-го класса (вместе с П. Х.

Адзинба, С. Л. Зухба) и литературных школьных хрестоматий для 9–11-го классов.

После обратного перевода абхазского алфавита с грузинской на основу русской графики, понадобились значительные изменения в правописании. Дело не терпело отлагательств, нужно было все сделать быстро. Ибо абхазская наука, образование, школы, литература – все должно было вернуться к алфавиту, основы которого были заложены еще в 1865 году. Это случилось в 1953–1954 учебный год. Одним из первых за разрешение этой проблемы взялся Хухут Бгажба.

В ноябре 1954 года он опубликовал на страницах «Апсны капш» работу «Правила абхазской орфографии».

Позже она была издана отдельной книгой (1955) В ее предисловии Хухут Бгажба писал: «Орфография, говоря иначе, правописание, имеет большое значение для дальнейшего развития и удобства литературного (письменного) языка... Для дальнейшего развития абхазского литературного языка и его усовершенствования нужно особое внимание уделять орфографии, необходимо утверждать ее правила, словом, нужно установить общее и обязательное для всех правописание.

До сих пор проблемам абхазской орфографии не уделяется достаточного внимания, они остаются как бы на втором плане.

Правила правописания во многом расходятся, являются объектом споров, не установлены, кроме того, и существующие правила также не соблюдаются, например, когда слова нужно писать слитно, раздельно или через дефис. Также не установлены нормы написания послеслогов: мы их то пишем раздельно от слова, то вместе со словом (ашкол азы – ашколазы; ашкол а=ы – ашкола=ы; ашколайны9. Таких слов, которые пишутся по-разному, достаточно много.

При установлении общего правописания, прежде всего, должно учитываться грамматические особенности абхазского языка и формы развития абхазского литературного языка.

Учитывая то обстоятельство, что абхазский язык принадлежит к младописьменным языкам, при установлении норм правописания, нужно активно использовать разговорный язык. При установлении правил письма (особенно в тех случаях, когда слова пишутся по-разному, например: данцалакь – данцалагь – данцалак), иногда нужно принимать ту форму, которая имеет наибольшее распространение в письме, к чему более привычен читатель.

Так как язык не отражает давних литературных традиций, основой правописания абхазского языка должен служить фонетический принцип, в то же время, и морфологический принцип тоже должен выполнять вспомогательную функцию...

Эти два принципа являются предметом спора, но все же пока фонетический принцип не имеет преимуществ». Хухут Бгажба пишет: «В абхазском языке немало слов, которые пишут в двух, трех разных формах. Безусловно, на одном только правиле трудно остановиться, здесь нужно отметить несколько вариантов и форм одного слова, а затем и самостоятельное развитие каждого из этих вариантов. После этого мы можем остановиться на одном из вариантов. Но и в этом случае, бывает, когда необходимо оставлять и параллельные формы, например: дцоит, дцауеит, дцон, дцауан и т.д. Главной формой можно считать форму, в которой содержится звук о: дцон, дцоит, но все же нельзя отказать и параллельным формам: дцауан, дцауеит. Далее, и эти последние формы правильны с точки зрения словообразования, широко внедрились в язык и являются крайне полезными для абхазского поэтического языка. Поэтому устранение этих форм может в некотором роде ослабить богатство абхазского языка.

Для дальнейшего полноценного развития абхазского языка огромное значение имеет понимание и выделение диалекта, являющегося его основой. Основой любого литературного языка является один из территориальных диалектов.

В период установления абхазского письменного языка был применен более легкий по звучанию, удобный по своей фонетической системе – абжуйский диалект. Фонемы, содержащиеся в этом диалекте, являются общими для всех абхазских диалектов».

Как далее отмечает ученый, в литературном языке отражается фонетическая система абжуйского диалекта. Но это вовсе не означает, что в литературном языке должны отразиться все без исключения особенности абжуйского диалекта. Как известно, множественные формы итак должны дифференцироваться, к тому же преимущество должны получить более устойчивые Х. С. Бгажба. Правила абхазской орфографии. Сухум – 1960, с. 3–4.

формы, являющиеся общими для всех, которые содействуют дальнейшему развитию языка.

«Развитие литературного языка не зависит только от одного диалекта, если он и является его основой, потому что, в обогащении литературного языка принимают участие, содействуют и другие, не являющиеся его основой, диалекты, говоря иначе, одну лишь только основу, опорный диалект нельзя считать литературным языком. Понятие литературного языка намного шире, многое и из диалекта, который служит его основой, он может и не принять. Таков характер развития и абхазского литературного языка. Из диалекта в литературный язык входят слова, дополняющие его лексику. Бывает, когда два слова оспаривают формы, например, слова с одинаковым содержанием: а8ш, а5ьы6ъреи (кукуруза). В письменном языке преимущество получило слово, которое применяют в бзыбском диалекте, – а5ьы6ъреи. (Правда, это слово знакомо и в абжуйском диалекте, но там больше знают – а8ш), – писал Хухут Бгажба.

Автор «Правил абхазской орфографии» отмечает, что это – не учебник, но затем все же добавляет, что и в школе ими можно пользоваться при изучении грамматики абхазского языка.

Кроме того, эта работа может помочь людям, занимающимся составлением и написанием абхазских учебников и словарей, а также работникам издательств газет и журналов.

Во время подготовки ко второму изданию эта книга прошла через Комиссию, занимающейся установлением норм абхазского литературного языка, и сам автор ввел в новое издание много исправлений.

«Правила абхазской орфографии», написанные Хухутом Бгажба в 1954 году, более 60 лет честно служили абхазской письменности.

Со временем работа Хухута Бгажба, посвященная правилам абхазской орфографии, не потеряла свое значение. Хотя нововведения последних десятилетий, кардинально изменили состояние нашего алфавита. Это связано с тем, что в эпоху становления абхазской письменности, ее основоположниками П. Усларом, И. Бартоломеем, Д. Гулиа, К. Мачавариани, А. Чочуа, для упрощения орфографии, губные звуки не были указаны как самостоятельные буквы. Уже в наше время под руководством академика Ш. К. Аристава эти губные звуки признаны самостоятельными буквами. После этих изменений многое в созданных Х. Бгажба орфографических правилах не соответствует и не совпадает с нынешними правилами письма. Шесть нововведенных знаков в наш алфавит изменили многое. Это понятно. Только до сих пор нет ясности, насколько полезны эти изменения. Единственное, о чем мне хотелось бы сказать (возможно, есть и другие люди, придерживающиеся подобной точки зрения) – насколько проще будут правила абхазской орфографии, настолько будет проще писать и читать на абхазском языке. С этой точки зрения, на мой взгляд, работа Хухута Бгажба, служившая абхазской письменности свыше 60 лет, была написана более упрощенно и последовательно, лучше соответствовала основному грамматическому строю абхазского языка, особенностям его фонетической системы.

Недавно введенные в наш алфавит знаки, ставшие самостоятельными буквами, стали дополнительным, излишним грузом для читателей, как это было при всех сменах алфавита. Поэтому для непосредственного и поступательного развития письменности, художественной литературы нужно внимательнее относиться к опыту и традициям, которые были приобретены.

Пренебрежительное отношение к ним, частые нововведения (когда вполне терпимо то, что есть, и оно не мешает общему процессу развития), к чему скрывать, не дадут положительных результатов. Мы должны понимать, что нет в мире одного алфавита, способного в полном объеме охватить и объединить все звуки того языка, которому он служит. Подобного алфавита нет в целом свете ни у одного народа, никогда не было и, вряд ли, когда-нибудь появится. Тогда, почему же мы, абхазы, наказываем себя? Не лучше ли сохранить, и с уважением относиться к тому, что имеем, оберегая себя от частых изменений и нововведений, к чему мы в последнее время так пристрастились! Если не портить и не мешать, оно может еще долгие годы служить нам.

Подчас возникают идеи о новом алфавите абхазского языка.

Это меня беспокоит. Ведь нельзя пренебрегть тем прекрасным, что мы имеем. См. Р. Х. Капба. Не все подвластно времени. Сухум, 2004, с. 436 – 446.

К чему скрывать, меня в процессе работы над этой книгой часто тревожило – сумею ли раскрыть всю глубину и многообразие личности выдающегося человека. К тому же герой книги Хухут Бгажба был очень близким мне человеком. Это, с одной стороны, облегчало мою задачу, но во многом и затрудняло ее.

Хухут Бгажба был человеком высокой культуры, выдающимся ученым. Сын Абхазии.Его научная и творческая деятельность была обширной и всесторонней. Поэтому уверен, что в дальнейшем будут новые исследования, в которых гораздо глубже и лучше будут изучены и раскрыты жизненный путь и творческая деятельность Хухута Салумановича. И, если в этом священном и благородном деле моя книга станет полезным источником, я смогу сказать, что достиг цели.

Что касается личности академика Хухута Бгажба, несмотря на все вызовы и перипетии жизни, он последовательно и смело шел к намеченной цели. И, хотя ему выпало жить и творить в сложную и противоречивую эпоху, испытать горечь потерь и лишений, благодаря острому уму, необыкновенному таланту и огромной любви к народу и родной земле, он сумел сотворить тот богатый духовный памятник, который никогда не сможет перемолоть мельница круговорота времени.

Сухум, 2004– На холме Капбовых (:апаархъы), под Большим Ореховым деревом

«Утром у него убили брата…»

Три года в лесу

В глубине холодной Сибири

Обет

Хозяйство и Семья

Матия Капба-Бгажба

Хухут Бгажба и братья его матери

В Очамчырской школе

Пароходом в Сухум

Хухут и Горская школа

Дорога в Москву

Московский государственный педагогический институт

Тайна студента

Снова в Сухуме

Абхазский институт

Труд и почет

Основатель абхазской литературной критики.......... Дальнейшие шаги

Без боязни и ложной скромности

Об идейно-художественном мастерстве

Поиски и находки

Статьи и исследования

«И это хорошо…»

Хухут Бгажба – языковед

«В груди звучит далекая песня…»

Хухут Бгажба – историк

Бзыбский диалект абхазского языка

Хухут Бгажба – фольклорист

Абхазские сказки

Хухут Бгажба – переводчик, писатель

Хухут Бгажба – деятель народного образования...... Эпилог

Автобиография

Руслан Капба Жизнь и творчество Редактор Л. Амзытба Корректор М. Квициниа Техредактор Л. Анфимова Художник Р. Габлиа Компьютерная верстка Н. Гунба Формат 84х108 1/32. Тираж 300 экз.

Физ. печ. л. 19,25. Усл. печ. л. 32,34.

Отпечатано в ООО «Флер-1»

350058, г. Краснодар, ул. Уральская, 98/

Pages:     | 1 |   ...   | 113 | 114 ||
 



Похожие работы:

«Российская академия наук Институт русского языка им. В. В. Виноградова Культура русской речи1 Ответственные редакторы – доктор филологических наук, профессор Л. К. Граудина и доктор филологических наук, профессор Е. Н. Ширяев Книга представляет собой первый академический учебник по культуре речи, содержащий наиболее полный систематизированный материал по данной теме. В основе издания лежит принципиально новая теоретическая концепция культуры речи. Книга учит говорить не только правильно, но и...»

«СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДАЮ: Директор Председатель Совета УМО Института русского языка РАН акад.РАН В.А.Садовничий чл.-корр. РАН А.М.Молдован _ _ 20 г. _ 20 г. Примерная основная образовательная программа высшего профессионального образования Направление подготовки бакалавра 032700 – Филология утверждено приказом Минобрнауки России от 17 сентября 2009 г. № 337 ФГОС ВПО утвержден приказом Минобрнауки России от 14.01. 2010 г. № 34 Квалификация (степень) выпускника – бакалавр Нормативный срок...»

«Словарь-указатель сюжетов и мотивов русской литературы Экспериментальное издание Издательство СО РАН Новосибирск, 2003 2 Редакционная коллегия: член-корр. РАН Е.К. Ромодановская (ответственный редактор), к.ф.н. М.А. Бологова, к.ф.н. Е.К. Никанорова, к.ф.н. Е.Н. Проскурина Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант № 99-04-00140а, и Программы президентской поддержки ведущих научных школ, грант № 00-15-98862 3 О структуре и принципах построения “Словаря-указателя сюжетов и мотивов...»

«История вопроса об авторстве спорных текстов, приписываемых М. М. Бахтину1 Н. Л. ВАСИЛЬЕВ А н н а А н д р е в н а. Так, верно, и Юрий Милославский ваше сочинение? Х л е с т а к о в. Да, это мое сочинение. А н н а А н д р е в н а. Я сейчас догадалась. (Н. В. Гоголь. Ревизор) — Но требуется же какое-нибудь доказательство. — начал Берлиоз. — И доказательств никаких не требуется, — ответил профессор. (М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита).вообще Бахтин был окружен сомнительными людьми (Л. Я....»

«АНТРОПОЛОГИЯ СЕГОДНЯ НУЖНА КАК НИКОГДА1 Морис Годелье П озвольте в самом начале моей лекции поблагодарить профессора Карла-Хайнца Коля и его коллег из Института им. Фробениуса за предоставленную мне возможность участвовать в этом цикле семинаров, тема которых – Конец антропологии. У некоторых из моих коллег-антропологов тема эта вызывает определенный страх, у других же, напротив, воодушевление и надежду. Для меня лично (и в этом я не одинок) эта проблема уже изжила себя. Какую бы реакцию...»

«Редакционная коллегия А.В. Антюхов – ректор БГУ, доктор филологических наук, профессор, председатель редакционной коллегии; А.И. Грищенков – кандидат экономических наук, профессор БГУ, ответственный редактор; Н.М. Горбов – доктор экономических наук, профессор БГУ, зам. ответственного редактора; В.В. Одиноченков – доктор экономических наук, профессор БГУ; А.Э. Мельгуй – кандидат экономических наук, доцент БГУ; А.Г. Рулинская – кандидат экономических наук, доцент БГУ; М.Р. Шварц – кандидат...»

«УТВЕРЖДАЮ Зав.кафедрой РФ _Е.А.Оглезнева _2007г. ВВЕДЕНИЕ В ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для специальности 031001 – Филология (основная специализация - русский язык и литература) Составитель: А.А. Забияко, Е.Г. Иващенко Благовещенск 2007 Печатается по решению редакционно-издательского совета филологического факультета Амурского государственного университета Забияко А.А., Иващенко Е.Г. (составители) Введение в литературоведение. Учебно-методический комплекс для студентов...»

«А.В. НИКИТЕВИЧ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ Практикум по курсу Современный русский язык для студентов  специальности 1-21 05 02 – Русская филология Гродно ГрГУ им. Я. Купалы 2011 УДК 811.162.1(076) ББК 81.411         Н62 Реценз енты: Лукашанец А.А., доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент НАН Беларуси; Коваль В.И., доктор филологических наук, профессор (Учреждения образования Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины). Рекомендовано Советом  филологического факультета...»

«История зарубежной литературы XVII–XVIII веков Курс лекций Предисловие Курс История зарубежной литературы XVII–XVIII веков является составной частью вузовского курса История зарубежной литературы. Пособие, написанное в форме лекций, призвано помочь студентам в освоении трудного, но интересного материала, подготовить их к восприятию литературы XVII–XVIII веков. Весь материал расположен таким образом, чтобы в итоге у студентов сложилось целостное представление об особенностях литературного...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.