WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ПЕРФОМАНС ЧУВСТВА стихи Областная писательская организация Кострома 2013 ББК 84-5 М-916 Мусинова Н.Е. Перфоманс чувства. – Кострома: Областная писательская организация, ...»

-- [ Страница 4 ] --

«Подойди поближе», – та сказала нежно.

Так хотел он в очи заглянуть любимой, Но скала высока, да и жизнь недлинна… Струны оборвались. Сердце замолчало.

Донна – привидение снова заскучала… На дорожке лунной старого каньона Промелькнула тенью – и исчезла донна, Донна Марианна, донна из Турина, Напевая звонко песнь под мандолину.

– Если б я светом была, то каким?

– Жёлтым, оранжевым и огневым.

– Если б была я цветком, то каким?

– Нежно-садовым, лесным, полевым.

– Если б была я водой, то какой?

– Озером, морем, ручьём и рекой.

– Ты бы тогда полюбил или нет Жёлтый с цветами у моря рассвет?

Я бегу за радугой, А дорога радует, И повсюду тешатся Я сегодня – грешница Не судите, дальние, Для любви подарено Эти вишни белые, Эти губы смелые Не судите, близкие, Я сегодня искренне Самого гонимого, Самого любимого, Старая обитель, Купола в зените.

Я иду не зная, К аду или раю?

Синие люпины Наклоняют спины, Словно шепчут: «Сжалься Да пойди, покайся…»

Совесть рвёт мне душу.

Если б кто послушал, Как она страдает, Мечется, рыдает.

«Отче наш» несётся Из оконцев солнца.

Подойти? Не знаю, Я для всех – чужая.

На вратах – икона, Я сюда ведома Этим светом чистым, Неземным, лучистым.

В храм войду неслышно, Ладан воздух вышил.

Средь свечей раскраса Упаду у Спаса.

Мне эти краски не знакомы.

Я первый раз за двадцать лет Открыла дивные альбомы, В которых странный, чудный свет:

В снегах мохнатых тонет крона, Как воск, стекает с крыш вода, На храмах – жёлтые короны, И город пуст, в нём ни следа.

Открыты окна, птицы с шумом Клюют доступное зерно.

Всё замело в краях подлунных, Белым-бело, белым-бело.

И только колокол на башне Напоминает о себе, Да ветер воет бесшабашный, Как на трубе, как на трубе...

Закончилась наша с тобою игра.

И клавиши млеют от страстных движений, И пальцы болят, и как будто игла Пронзила насквозь все мои настроенья.

Теперь набуханья эмоций и чувств Исколоты больно внезапной разлукой, Теперь я тебя потерять не боюсь.

Окончен концерт под названием «Мука».

Захлопнут рояль, и гнетёт тишина, И падают на пол забытые тени… Но кажется мне, что опять влюблена В твой образ, в твой голос, в твоё возвращенье.

Год особый, это ясно.

Время стелется у ног.

Погадаю. Брошу красный За ворота башмачок.

Он глядит носком курносым На алеющий восток.

Обращусь к нему с вопросом:

«Что ты знаешь, башмачок?»

И услышу колокольчик Из заснеженной дали:

«Еду, еду, мой цве-то-чек, Сва-тов ско-ро в гос-ти жди!»

Тайный воздыхатель Мне ужасно грустно. Мне безумно плохо...

Снег у двери хрустнул, замело дорогу.

Бестолковый ветер шляется по миру.

Вы ему не верьте: он – хитрец, задира.

Улыбнитесь только – он пройдёт сквозь стены, Разукрасит ёлку белой, снежной пеной.

Окна разжемчужит гладью ледяною, А потом закружит, зашумит, завоет.

Станет очень страшно Вам одной в квартире.

Так что не впускайте: ветры нынче злые.

Лучше приходите сами в этот вечер...

Предложу Вам чаю. Или что покрепче?..

Трубку не кладите – телефон обидим.

Просто приходите, я хочу Вас видеть!

Я говорить не смею, я теряюсь, Знакомым отвечаю невпопад.

В ромашковом рассвете просыпаюсь И называю время наугад.

Прозрачным шёлком белых дивных вишен Окутываю нежно тишину.

И ничего я в завтрашнем не вижу, Я этот миг люблю, как всю весну.

Роняет небо дождь мне на ладони, А в нём бегут куда-то облака, Где раздаётся песня в вешнем звоне...

И остаётся влажною рука.

Но этот миг так быстротечен, знаю, Как плач цветка в бушующей воде.

Себя я Синей птицей ощущаю, Той, что живёт в сияющем «Нигде».

Я одна на остановке, Мне немножечко неловко От того, что мир вокруг – Из друзей и из подруг.

Дождь участками идёт, Снег участками метёт.

Каждодневная возня Без меня.

Снова, без предупрежденья, Подступило вдохновенье И сечёт меня, сечёт.

Что с душой моей творится Белолицей?

И словесным острием Я вонзаюсь в бытие Удивлённых тополей, Заметённых фонарей, Ощущая ткань пространства, Будто в танце.

Вновь тайные строчки Роятся и кружатся За дальним пределом, Им хочется жить.

Горящие точки Плетут чудо-кружево Из белого облака И колоса ржи.

Всё вмиг создаётся И вмиг разрушается, И вновь создаётся.

Нет ясности, нет.

Куда всё уходит, И как всё рождается?

Никто из великих Не даст нам ответ.

Костромские страдания Твоей любовью я замучена, Но не люблю, прости меня.

Иду дорогою заученной.

Ах! Хоть бы града иль огня!

И равновесие постылое Избило душу, как хлыстом.

Для всех я, вроде бы, счастливая, Но несчастливая притом.

Тебя любить готова каждая, Но ты со мной, как банный лист.

Эх! Разозлюсь, уйду однажды я, Где песнь играет гармонист.

Присяду с девками в стороночке И потихоньку пропою:

«Как бабе трудно жить, девчоночки, Вороной чёрною в раю».

Ни листочек не колышется, Ни цветочек не дрожит Оттого, что песня слышится Даже там, где храм закрыт.

Всё притихло, присуседилось – Так мелодия чиста.

И не верящим поверилось В Воскресение Христа.

Просияли лица праведных, Потеплели взоры злых.

Крылья лебеди расправили, Гомон галочий затих.



За калиткой старою, Мхом слегка заросшею, Не моё осталось ли, Не моё ли прошлое?

В травах пряных млеющих И в цветах сияющих, И в деревьях греющих, Светлячках пылающих?

На скамейке липовой – Не мои ль мечтания, Не мои молитвы ли, Не мои ль признания?

А родник с прохладою Не по мне льёт слёзы ли, А шиповник с мятою – Не мои ли грёзы ли?

Отворю легонечко Дверцу в тайну детскую – Всё вокруг такое же, Никуда не деться мне.

Только чуть печальнее, Только чуть заброшенней… Не моё осталось ли, Не моё ли прошлое?

Было тихо, невесомо В этой ночи золотой, Но уставшие пионы Обронили пурпур свой.

Я проснулась в удивленьи От шептанья голосов, А вокруг бродили тени Умирающих цветов.

Я на них чуть-чуть подула, И они исчезли вмиг… Но я так и не заснула – Всё мне чудились они.

Разбросало небо звёзды, И горят они, горят.

А дивчины бисер-слёзы Разукрасили наряд.

Все подружки, мамки, бабки Ей желают счастья век, Но она глядит украдкой На волнующийся брег.

«Да, сегодня я невеста, Ну, а завтра я – жена, Но не буду я от счастья Ни красива, ни хмельна.

Мой жених богат и молод, Но милей любимый есть.

С ним мы встретимся не скоро, Да и встретимся ль – Бог весть».

Обвенчались молодые, Разыгралася гармонь, Но невеста приуныла И глядит с такой тоской, Слёзы крупные роняет И кого-то тайно ждёт.

А толпа шумит, гутарит:

«Вон, счастливая идёт!»

Марш кадет Осенние кадеты По Невскому идут.

По-зимнему одеты, По-летнему цветут.

Весенние приметы Студенточкам даря, Осенние кадеты Цветут не для меня.

Ах, где ты, где ты, где ты, Наивная любовь?

Сверкают эполеты, И в венах бьётся кровь!

Закаты и рассветы Томятся над Невой.

Осенние кадеты Идут по мостовой!

«А Вы знаете, что до Сан-Тропе Разгорячённый пассажир мне чай намедни предложил.

И стерегла луна в окне Казённой простыни купе.

Среди пейзажей цвета «ню»

И снова пили сладкий чай.

О, Сан-Тропе, ты нас встречай!

Уставших, пьяных, без прикрас.

Себе дала, что, мол, ни-ни… Лежал случайный пассажир, который чай мне предложил.

Но я нажала на стоп-кран – и рухнул вдребезги стакан.

Ты, прощаясь со мной до рассвета, Говорила: «Ко мне приходи, Дом мой светлый в губернии лета, Где всегда на столе пироги.

Я водой ключевою лучистой Напою тебя, милый мой друг, Земляникой лесною душистой Накормлю из своих белых рук.

И в светлицу тенисту, прохладну Я тебя уложу ночевать, Сон навеет любовь и усладу, Всё забудешь. О чём горевать?»

Ты, прощаясь со мной до рассвета, Говорила: «Меня навещай, Дом мой светлый в губернии лета».

Ну, а я не спросил, где сей край?

Ранним утром почему-то Возвращаюсь я домой.

И поют обэриуты Где-то рядом, за спиной.

Под мотивчик немудрёный Я встречаю этот век.

Обалдевший, но влюблённый, В общем, просто человек.

Я не думаю нисколько, Что меня никто не ждёт:

Ни жена, ни пани Лёлька, Ни персидский старый кот.

Я свободен, словно птица, И от денег, и от бед.

Это Вам, конечно, снится.

Я – Ваш сон, но Вас в нём нет!

IV. СТИЛЬНЫЕ СТРОКИ

Немножко гламурные Купила шубу – Приятно шкурка Что хочется кричать:

Что хочется с природой В одном стремительном В одном гламурном И вот уже в едва Я лучше всех и выше Но, как назло, скользит Толпа людей:

И я – такая Да, к славе путь мой Немножко политические Не плачьте, попуститесь-ка, Проигрывайте весело!

Ну да, «единороссы» вновь Всем оплеух навесили.

Зато случились Выборы (Электорат сознательный).

В другой раз ваше «Яблоко»

Проскочит обязательно.

Зато вы – часть истории, Шуруп цивилизации.

Пойдёмте-ка в «Асторию», Потратим ассигнации.

Немножко надрывные Расцарапаны небрежно До подтёков, до пульсаций Наше чувство, наша нежность – Почта переадресаций.

Диалог незавершённый, Раздираемый сомненьем, Горделивостью взбешённый, Оскорблённый подозреньем.

Недоверье каннибалом Хочет наши тушки скушать.

Чувство сдохло! Всё пропало!

«SOS! Спасите наши души!»

Немножко эгоистические Я тебе не верю априори.

И прощенья не за что просить.

Жарю в маргарине равиоли.

Покормлю – и можешь уходить.

Я стараюсь не влюбляться, правда.

Слишком больно будет потерять.

Вот картофель, соус и приправа, И не надо скованно молчать.

Будет день – и новые забавы, А теперь, родной мой, уходи!

Каждому даны: минута славы, Час расплаты, вечность для любви.

Немножко наболевшие В этом мире нет мужчин, Все перевелись.

Был лишь плохонький один, Да и он без спецпричин Прыгнул камнем вниз.

И теперь живёт на дне С бабой, что подстать, Там, где сила не в цене, Там, где истина – в вине, Чей-то муж и зять.

Где ж найти приоритет В мире половин?

И судьба – под трафарет, Коль мужчины – раритет, Да к тому же, я – поэт, Лауреат, доцент. И нет Для любви причин.

Немножко голодные Сижу на диете И грустью налиты Я – взрослый доцент, Найти аргумент, Брожу по квартире, А в мыслях плывёт Зачем же тогда Уж лучше б была Копила бы деньги, И там покупала б Такая судьба вот у аристократов:

Диета, Моне и полёты vip-классом, Манто, бонсуар, монамур. Дайте мяса!!!

Немножко виртуальные Ты меня отверг В пятницу опять Ты определись, И зачем в ней я И зачем в ней ты Мы с тобою – бред, Виртуальный сон Немножко несвойственные Вы знаете, такая странность… У новогодней ёлки – пусто!

Вокруг – такая безымянность, Такая безмятежность чувства.

И лампочки не перебиты, И не сворованы игрушки, И с содержимым не разлиты Бутылки, и горит верхушка.

Вот чудеса! Неужто стали Мы чуть приличней и добрее?

Глядите, трезвый дядя Ваня Бредёт по снежной галерее, Соседский Гришка – пацанёнок Сидит читает на скамейке, Молчит на мусорке котёнок, И дремлет пёс на телогрейке.

Во всём культура – вот загадка!

Вдруг стало что с менталитетом?

Вдруг что с мозгами не в порядке, По всем психушка плачет где-то?

А, может, это всё приснилось Или пригрезилось с похмелья?

Иль крыша старая свалилась, Все превратились в дуралеев?

Не знаю… Немножко завистливые Ты – душевный лилипут, Хоть в тебе и веса пуд, Хоть и рост не маловат.

Но в душе ты – пустоват, Примитивен, да к тому ж, Десять лет как Валькин муж.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |