WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ ЗИНАИДОЙ ВАСИЛЬЕВНОЙ СИКЕВИЧ — Вы по образованию филолог-славист. Затем вы защитили диссертацию по специальности прикладная социология. Как ...»

-- [ Страница 1 ] --

СОЦИОЛОГИЯ: ПРИЗВАНИЕ И ПРОФЕССИЯ

ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ

ЗИНАИДОЙ ВАСИЛЬЕВНОЙ СИКЕВИЧ

— Вы по образованию филолог-славист. Затем вы защитили диссертацию по специальности «прикладная социология». Как получилось, что вы

стали социологом?

— В общем, случайно. После окончания университета я в течение

двух лет работала гидом-переводчиком с профсоюзными группами из Чехословакии и Польши. Работа, хотя и увлекательная, но временная, не дающая твердого заработка. Кстати, позже, уже став социологом и даже кандидатом наук, в летние месяцы я продолжала подрабатывать гидом уже в качестве «мэтра» в этой профессии. Сама выбирала себе группы с интересными маршрутами и благодаря этим летним поездкам сумела объехать весь Союз, от Калининграда до Байкала. Тяга к путешествиям у меня сохранилась до сих пор.

А в социологию меня «устроила» подруга, близко знакомая с семейством Ядовых. В конце 1966 г. как раз создавалась будущая лаборатория социологии молодежи, которую возглавил ученик Ядова В.Т. Лисовский, и Владимир Александрович направил меня «на просмотр» к еще молодому тогда руководителю новой исследовательской группы. Мы друг другу «приглянулись», и с декабря 1966 г. я стала сотрудником НИИКСИ, где работаю и по сей день, — начинала младшим научным сотрудником, а теперь заведую лабораторией этнической социологии и психологии. Так что Владимир Александрович стал для меня «крестным» при выборе новой профессии, за что я ему очень признательна.

— Область ваших исследований — прежде всего этнические отношения. Кем вы считаете себя в настоящее время: социологом или этнологом?

Социология: призвание и профессия — К этнологии я не имею ровно никакого отношения. Конечно же, я социолог. К тому же этнические отношения — не единственный предмет моих занятий. Просто так сложилось, что А.О. Бороноев, пригласивший меня на факультет, подыскивал человека, который обеспечил бы чтение курса по этнической социологии. Я же к тому времени уже участвовала в нескольких всесоюзных опросах по проблемам этнических отношений, и этническая проблематика меня очень интересовала.

Кроме того, молодежными исследованиями на тот момент я уже пресытилась. Так что на кафедру культурной антропологии и этнической социологии я попала тоже случайно, хотя об этом не жалею. Правда, немного обидно, когда возникает вопрос, социолог ли я.

Этническую социологию я, кстати, читаю только на нашем факультете, а в Университете им. А.И. Герцена, где я работаю по совместительству, за мной — курсы общей социологии, гендерной социологии и методов социологического исследования. Так что проблема этничности — лишь одна из многих, которой я занимаюсь.

А по самоощущению я, прежде всего, социолог-прикладник. Потому что наибольшее удовольствие получаю от исследований, особенно анализируя полученные данные. Это настоящее творчество, не сопоставимое с педагогической деятельностью, хотя и в преподавании, конечно же, есть элемент творчества.

— Кто вы как ученый, и каким был ваш путь в науке? Чем были вызваны ваш выбор и ваши приоритеты в профессиональной работе, ваше увлечение наукой?

— Как социолог я выросла из НИИКСИ и в НИИКСИ. Это сегодня он приютился в качестве «приживалки» социологического факультета в нескольких комнатах третьего этажа, вызывая к себе у кого — сочувствие, а у кого — пренебрежение, как бедная родственница, которой остается вспоминать о своем былом блеске.

А в семидесятые годы НИИКСИ блистал в прямом смысле. Ведь это был первый социологический институт в СССР, открывшийся по инициативе Б.Г. Ананьева в 1965 г., задолго до ИСЭПа и ИСАНа. То униженное положение, в которое он попал в последние годы, никак не соответствует ни тому вкладу, который Институт внес в формирование отечественной прикладной социологии, ни кадровому составу, даже нынешнему, «сжавшемуся» до пары десятков стареющих сотрудников.

Мы все, в том числе и я, учились социологии на практике, набивая шишки, неумело, но с большой охотой и рвением. Многое лично мне, думаю, и другим, дали семинары, которые регулярно проводились В.А. Ядовым. Там мы знакомились с разработками зарубежных исследователей, постигали азы эмпирического исследования.

Интервью с профессором Зинаидой Васильевной Сикевич Первая, напечатанная на ротапринте и потому «слепая», книжка по теории социологии передавалась из рук в руки с не меньшим бережением, чем самиздатовские издания тех лет. Если Владимир Александрович был моим первым учителем, то моим первым учебником стало «Введение в социологию» Яна Щепаньского (1966 г.), затрепанный томик которого я храню до сих пор.

Мне посчастливилось познакомиться с профессором Щепаньским на конгрессе польских социологов в начале девяностых годов, где он выступил, несмотря на свой уже очень почтенный возраст (ему было под девяносто), с блестящим докладом о будущем мировой социологии. До своей кончины (через год после этой встречи) он оставался президентом Польской социологической ассоциации, достойным преемником своего учителя Феликса Знанецкого. Я сфотографировала на память пана Яна, и его фотография до сих пор хранится у меня в лаборатории с надписью «моей российской коллеге с надеждой, что социологи помогут сделать мир хоть немножко лучше».

Огромное влияние на мое профессиональное становление оказало и общение на первых социологических конференциях, которые, в частности, организовывал в Тартуском университете эстонский социолог Юло Вооглайд, а позже и на ежегодных встречах социологов-«молодежников» в Каунасе, инициатором и бессменным «хозяином» которых стал доцент Каунасского политехнического института Юозас Леонавичюс.



Их имена сегодня мало кому известны, но тогда наш круг был очень узким, все друг друга знали и хотя временами спорили и даже ссорились, воспринимали свое небольшое сообщество как семью, противостоящую официальной идеологии.

Не секрет, что в то время признали право на существование, и то со скрипом, только за «прикладной социологией», ставшей одной из специальностей «внутри» философии, потому-то я стала кандидатом философских, а не социологических, наук. В качестве теории социологии фигурировал исторический материализм, что никем не подвергалось ни малейшему сомнению, точно так же, как таблица умножения. К слову сказать, то, что по своему базовому образованию я была филологом, а не философом, как большинство моих коллег, позволило мне быстрее и легче освободиться от груза марксистско-ленинских конструкций.

В то время нас, советских социологов, я имею в виду начало семидесятых годов, было не только мало, — от силы человек 100, и то, если подсчитать буквально всех, кто занимался социологией, в том числе и в союзных республиках, главным образом, в Прибалтике, — но между нами не было и особого возрастного барьера. Нашим мэтрам — Ядову, Здравомыслову, Иконниковой — в те годы было около сорока, к тому же Социология: призвание и профессия они были удивительно молоды по своему поведению и мироощущению и охотно принимали участие в наших капустниках и посиделках. Как ни странно, в советских условиях наша среда была, пожалуй, демократичнее, чем сегодня, когда статусные дистанции и регалии во многом обусловливают взаимоотношения социологов.

Конечно, приходилось выполнять и идеологические заказы; так, в течение нескольких лет мы, без особого рвения, «сочиняли» программы коммунистического воспитания студентов — этакие декларации о гармонично развитой личности. Но, кроме этого, были и настоящие, большие исследования, в которых тогдашняя конъюнктура просматривалась на минимальном уровне. Заказчиком и «спонсором» этих исследований для нашей лаборатории чаще всего бывал ЦК комсомола, который, надо сказать, в построение инструментария никогда особенно не вмешивался. По результатам исследований мы писали «отчеты» своим заказчикам, которые их чаще всего складывали в ящик, где они так, наверно, и пылились до начала перестройки. Мы же по мере сил пробивались в печать, в основном, тезисами на конференции, но, главное, статьями в ежегодном альманахе НИИКСИ «Человек и общество», который выходит до сих пор.

В лаборатории моим «участком» стала культура молодежи, т. е. ее художественные вкусы, предпочтения, досуговые занятия и т. п. Именно эта область и стала предметом моей кандидатской диссертации на тему «Художественная культура студенческой молодежи», которую я защищала в совете по научному коммунизму и прикладной социологии, — его возглавлял небезызвестный А.К. Белых, оплот марксизма на философском факультете ЛГУ. С моей защитой связаны два забавных факта.

Когда я дала диссертацию для прочтения В.Т. Лисовскому, моему научному руководителю, тот, пролистав введение, сразу сказал: «А где у тебя Брежнев, партийные документы?» Я попыталась возразить, какой-де Брежнев в связи с художественной культурой. На это В.Т. вздохнул и вынул из своего необъятного портфеля толстую общую тетрадь.

Как позже выяснилось, это был своего рода идеологический цитатник на все случаи жизни — от эстетических оценок молодежи до социометрии в трудовом коллективе. Из этого талмуда я извлекла две мудрых мысли Ленина, одну — Брежнева и парочку постановлений пленумов ЦК. Так что, если бы не Владимир Тимофеевич, я бы, наверно, не защитилась, потому что искать эту чушь сама явно бы поленилась, а без нее в кандидаты наук «не пущали».

Второй факт связан с самой защитой. Один из столпов научного коммунизма, член Совета, меня огорошил вопросом: «Вот вы все говорите: выборка, выборка… А что такое собственно выборка?» Я сначала Интервью с профессором Зинаидой Васильевной Сикевич остолбенела от такого «детского» вопроса, а потом с готовностью стала рассказывать о типах выборок, а т. к. рассказывала долго и со знанием дела, члены Совета, очевидно, все поняли и вопросов по сути диссертации мне задавать не стали.

Так я стала уже остепененным социологом.

— Вами опубликованы работы в области этносоциологии. Не могли бы вы рассказать о них подробнее?

— Здесь надо уточнить. Я уже говорила о том, что мои научные интересы выходят далеко за пределы этнической социологии. Из полутора десятка моих книг только четыре относятся к этносоциологическим публикациям. Это два учебных пособия (1991 и 1999 гг.) и две монографии, написанные по исследованию, которое в форме гранта спонсировал Фонд Сороса. Подробнее расскажу только о тех, которые считаю наиболее важными, знаковыми в своей профессиональной судьбе.

Прежде всего, это моя первая книжка, опубликованная в конце 1990 г.: «Политические игры или политическая борьба? Партии, движения, ассоциации глазами социолога» (Л.: Лениздат, 1990). Она написана в жанре научной публицистики и посвящена зарождавшимся в то время общественным движениям и гражданским инициативам, которые стали возможны только благодаря так называемой перестройке.

Книжка эта во многом декларативная, в чем-то наивная, но это мое первое неподцензурное «детище», где я наконец-то почувствовала себя свободной, неограниченной в своих размышлениях и выводах никакими догматами и партийными постановлениями. Ко всему прочему это, насколько мне известно, еще и один из первых справочников, своего рода «путеводителей» по многопартийному Ленинграду, который только-только почувствовал на вкус «это сладкое слово — свобода». Тираж был большим (6500 экз.), но он мгновенно разошелся. Готовили даже второе издание, но события 1991 г. многое заставили переосмыслить и переоценить, и от второго издания я сама отказалась.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 



Похожие работы:

«Ольга Илюха Карельский Филипок: региональные особенности социокультурного облика сельского школьника конца XIX — начала ХХ в.1 Был мальчик, звали его Филипп. Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и хотел тоже идти. Но мать сказала ему: куда ты, Филипок, собрался? — В школу. — Ты еще мал, не ходи, — и мать оста- вила его дома. Ребята ушли в школу. Отец еще с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка на печке. Стало Филипку скучно одному, бабушка...»

«Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Октябрь 2009 года Москва Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Содержание Доступ 4 Информационные ресурсы УИС РОССИЯ 4 Интегрированная коллекция 4 Тематические разделы 5 Базы данных и on-line анализ 14 Академический сервис 19 Поисковые инструменты. 20 Информеры 21 Технология подготовки статистических данных 22 Общая технология обработки документов 24 Перспективы развития 28 Из опыта зарубежных...»

«И. С. Скоропанова КУРС СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ВЕРШИНЫ РУССКОЙ ПОЭЗИИ ХХ ВЕКА (V курс, отделение Русская филология) I. Вопросы к экзамену 1. Основные тенденции развития русской поэзии ХХ века. 2. Философская лирика русских поэтов ХХ в.: общая характеристика. 3. Проект Духа в творчестве А. Блока. 4. Воля к жизни: Н. Гумилев. 5. Концептуально-философская парадигма поэзии О. Мандельштама. 6. Теософия и антропософия М. Волошина. 7. Проблема богореализации в поэзии В. Ходасевича. 8....»

«Предисловие к русскому изданию Суховей — иссушающий ветер, губитель всего живого, символ зла. Идея дать книге имя Суховей родилась в США, в телефонном разговоре двух эмигрантов. Беседовали старые друзья, ленинградцы: диссидент биолог, автор книги, и диссидент филолог, литературовед, поэт — переводчик поэзии Геннадий Шмаков. Книга противостоит злу, суховею, коммунистическому режиму. Написана она в конце семидесятых в США по предложению Главного редактора Издательства Корнельского университета...»

«КУРСОВЫЕ И ДИПЛОМНЫЕ РАБОТЫ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ ФИЛОЛОГИЯ Практические рекомендации для студентов Благовещенск 2007 Печатается по решению редакционно-издательского совета филологического факультета Амурского государственного университета Архипова Н.Г., Калита В.М., Оглезнева Е.А., Сосина Н.А.(составители) Курсовые и дипломные работы по специальности филология. Практические рекомендации для студентов. Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2007. – 67 с. Пособие предназначено для студентов, обучающихся...»

«Валентин Краснопевцев ПОГОВОРИМ ПО- РУССКИ 2002 г. PDF created with pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com 2 ББК 26.89 К78 Рецензент - кандидат педагогических наук, доцент Н.И.Яковлева. Краснопевцев В.П. К78 Поговорим по-русски. - Псков: ПГПИ, 2002. с. Полезная и интересная книга о богатстве и красоте русского языка, иллюстрированная образцами классической и современной поэзии и прозы, учит правильной и образной речи. Книга Поговорим по-русски станет хорошим помощником...»

«От редактора ВСТУПИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ А.И.Кобзев. Китайская книга книг [cхемы к статье] А.И.Кобзев. Краткая биография Ю.К.Щуцкого Ю.К.Щуцкий. Жизнеописание В.М.Алексеев. Записка о научных трудах и научной деятельности профессоракитаеведа Юлиана Константиновича Щуцкого А.И.Кобзев. Библиография работ Ю.К.Щуцкого и о нем Н.И.Конрад. Предисловие к первому изданию Китайской классической Книги перемен ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА Вступление Появление и изучение Книги перемен в Европе I. Некомментаторское...»

«Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Октябрь 2009 года Москва Университетская информационная система РОССИЯ http://u is ru ss ia.m su. ru Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Содержание Доступ 4 Информационные ресурсы УИС РОССИЯ 4 Интегрированная коллекция 4 Тематические разделы 6 Базы данных и on-line анализ 14 Академический сервис 18 Поисковые инструменты. 19 Информеры 21 Технология подготовки статистических данных 21 Общая...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.