WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«АНТРОПОЛОГИЯ СЕГОДНЯ НУЖНА КАК НИКОГДА1 Морис Годелье П озвольте в самом начале моей лекции поблагодарить профессора Карла-Хайнца Коля и его коллег из Института им. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Теперь мне хотелось бы снова вернуться к вопросу о том, “каким образом постичь инаковость другого?", и постараться объяснить, почему, с моей точки зрения, именно сегодня антропология способна эффективно ответить на этот вопрос (правда, при определенных условиях). Одно из таких условий состоит в том, что инаковость другого (с точки зрения социальной и исторической) должна быть относительной, а не абсолютной. Следующее необходимое условие понимания инаковости заключается в том, что любые изобретенные человеком способы интерпретации окружающего его мира, а также самого себя в этом мире, способы интерпретации, необходимые для воздействия человека как на мир, так и на самого себя, могут быть поняты другими, будь то Dreaming Time (“время-сон") австралийских аборигенов, буддизм Махаяны или же марксистская теория. И очень важно подчеркнуть, что, если человек способен понять социальную инаковость другого, то он отнюдь не обязан принять принципы и ценности, создающие эту инаковость, и не обязан применять их на практике. Каждый из нас, благодаря своему собственному опыту познания другого, знает, что эти два условия действительно реальны и делают совершенно безосновательными любые утверждения о невозможности настоящего диалога культур.

Быть антропологом означает производить на свет поддающиеся проверке, а значит и опровержимые знания, смысл и применение которых не схожи с применением знаний миссионеров, военных, торговцев, внедряющихся в инородное для них общество. И для осуществления своей работы антропологу недостаточно того, чтобы инаковость была познаваемой: ему необходимо обзавестись средствами для ее познания.

Для этого антропологу следует прежде всего создать в себе самом когнитивное “Я", которое бы отличалось от его социального и личностного “Я". Под социальным “Я" я понимаю “Я", которое может быть унаследовано при рождении (например, если речь идет и сыне или дочери брахмана) или же такое “Я", которое созидается чеАнтропология сегодня нужна как никогда ловеком на протяжении жизни. Наше личностное, интимное “Я" – то, что складывается с рождения благодаря нашим счастливым или же мучительным встречам с другими. Здесь речь идет о “Я", соответствующем нашим желаниям, счастливым переживаниям, страданиям, “Я", создающем нашу чувствительность или, иными словами, определенную манеру сосуществования с другими. Безусловно, наше социальное “Я" и наше интимное “Я" неразрывно переплетаются, и в этом антрополог ничем не отличается от прочих смертных. Отличие заключается в том, что антрополог обязан создать в себе иное “Я", в данном случае “Я" когнитивное. Это когнитивное “Я" – прежде всего “Я" интеллектуальное, которое конструируется до начала полевых исследований на основе идеальных элементов: концепций, теорий, споров и научной полемики, всего того, что мы узнаем в университетах или где-то еще, и что отмечено печатью своего времени. В одну эпоху увлекались структурализмом. В иную – пост-структурализмом.

Но вне зависимости от эпохи когнитивное “Я" – это “Я", которое обязано научиться дистанцироваться по отношению к прочим “Я", “Я" социальному и “Я" личностному. Это одновременно этическое и политическое “Я", чья задача – постоянно находиться на страже, дабы не допустить всегда возможного вторжения суждений и оценок, которые наше собственное общество выработало по отношению к другим обществам. Сменить угол зрения – значит приостановить оценочную деятельность, переместить на периферию сознания уже имеющиеся представления, почерпнутые в рамках своей культуры и своего общества, включая те, что были приобретены и в ходе личного опыта.

Тем не менее, когнитивное “Я" не состоит из одних только идей.

Оно должно проявить себя на деле, в так называемом включенном наблюдении, в ходе которого антрополог буквально погружается в другое общество или иную среду, с тем чтобы их изучить и понять. В этот самый момент и возникает серьезная проблема, которая часто остается своего рода табу среди критиков антропологии. Ибо что значит "наблюдать" и "участвовать" – "участвовать" в чем и до какой степени? Разделять образ жизни других – опыт, отличный от, скажем, периодических вылазок на охоту с инуитами и участия в этих случаях в процессе добывания пропитания для себя и для других членов группы. Для того чтобы претендовать на “участие" в жизни других, антропологу необходимо начать жить “как другие", взять в жены представительницу данного общества, воспитывать общих с ней детей, принимать участие в традиционных обрядах и т. д. Большая часть антропологов этого не делают, да и не столь необходимо поМорис Годелье добное “участие" для понимания образа мысли и действия тех, среди кого они живут определенное время. Тем не менее, существует фундаментальная разница между этнологом и теми людьми, в чьей среде он находится. Разница эта состоит в применении тех знаний, которые ученый приобретает, наблюдая за образом мышления и действий членов данного общества. Для людей, в чьей среде этнолог находится, знание мифов, обрядов, правил установления родства, повадок животных, на которых они охотятся и т. д., служит для создания конкретных условий их существования, а, следовательно, и для воспроизводства их собственного общества. И происходит это изо дня в день. В то время как антропологу подобные знания, с трудом добытые и не исчерпывающие, практически никогда не служат для создания конкретных условий его собственного существования внутри общества, в которое он решил внедриться. Безусловно, знания эти способствуют пониманию других, однако их смысл не заключается в том, чтобы действовать точно таким же образом, как и члены той или иной группы, в любых возможных для них жизненных ситуациях.



Аккумулируя подобные знания, антрополог сам себя создает как антрополога, и этот статус определяет его место в рамках своего собственного общества. Сказанное проясняет суть того положения, которое исследователь занимает во время работы в поле. Это положение, которое ему предстоит создать (и не без труда): оно позволяет ему находиться одновременно и в рамках своего общества, и в то же время вне его; оказаться и внутри общества, в котором он временно живет, и в то же время за его пределами. То есть положение это совершенно особенное, конкретное и одновременно абстрактное, превращающее присутствие и работу антрополога в оригинальный опыт отношений как с другими, так и с самим собой.

Как бы ни было ограничено участие антрополога в жизни других, именно в этих условиях он и осуществляет наблюдение. Но что же является предметом его наблюдений? В принципе, происходящие вокруг него всевозможные взаимодействия, возникающие в конкретных и самых различных ситуациях между индивидуумами или группами, составляющими общество, в котором он временно живет и работает. Естественно, спектр его наблюдений не может охватывать все общество, однако наблюдения его структурированы несколькими типами событий, которые могут дать широкое представление о данном обществе. Действительно, некоторые события, происходящие вокруг него, повторяются ежедневно: люди просыпаются, принимают пищу, отправляются на охоту или в поле, возвращаются, ложатся Антропология сегодня нужна как никогда спать и т. д., иными словами, совершают одни и те же, предсказуемые действия, подпадающие под наблюдение антрополога. Исследователь может стать свидетелем и других событий, менее регулярных, но, тем не менее, до определенной степени предсказуемых. Несчастный случай на охоте, убийство и его последствия и т. д. Следует упомянуть и события циклического характера, происходящие раз в несколько лет и затрагивающие всех членов общества, такие как, например, обряды мужской и женской инициации у баруйя.

И в то же время, наряду с этими событиями, которые, можно сказать, сами идут в руки наблюдателю, антрополог должен вести активное наблюдение, самостоятельно прикладывать усилия для поиска необходимого ему материала, систематически проводить обширные, порой многомесячные исследования, затрагивающие различные аспекты социальной жизни членов изучаемого общества, их сельскохозяйственную деятельность, обряды инициации, виды собственности и правила пользования земляными наделами, территорией в целом и т. д. Сопоставление подобных исследований часто приводит к неожиданным результатам и открытиям и помогают этнологу лучше понять логику мышления и действий тех, кто его окружает.

Очевидно, что для осмысления как пассивных наблюдений, так и тех, что структурируются самим антропологом, владение языком представителей изучаемой группы является необходимым условием и непрестанно совершенствуется в ходе полевых исследований.

После сбора нужной информации (процесса, длящегося порой годами) следует период ее интерпретации и дальнейшего распространения. Работа этнолога выходит на иной уровень и принимает новые формы. Так, например, ученый занимается сопоставлением своих собственных изысканий с результатами исследований, проведенных его коллегами среди представителей других изученных обществ. Именно таким образом я лично открыл для себя, что терминология родства у баруйя относится к ирокезскому типу, и так как я знал, что этот тип терминологии у ирокезов ассоциируется с принципом матрилинейного происхождения, а у баруйя он связан с принципом патрилинейного происхождения, мне пришлось сформулировать ряд теоретических вопросов, относящихся к условиям возникновения систем родства ирокезского типа и их распространения на других континентах (Godelier, 2004). Эти теоретические вопросы занимали меня как ученого, но совершенно не интересовали представителей племени баруйя. И действительно, каким образом знание о том, что их терминология родства того же типа, что и у некоторых индейцев Америки, могло повлиять на их повседневную жизнь? Не исключено, что вопрос этот мог бы заинтересовать некоторых баруйя-студентов или тех из них, которые занялись изучением традиций белого человека или же других обществ. Но, помимо этих редких случаев, мои антропологические выводы (полностью оправданные научной задачей внести вклад в познание различных образов жизни человека), не играют никакой роли в решении жизненных проблем самих баруйя.

Подобный анализ разницы в статусе знания, разделяемого представителями изучаемого общества, с одной стороны, и антропологом – с другой, говорит о том, что для самих представителей племени это конкретное знание является жизненными реалиями, в то время как для антрополога знание это абстрактно и служит лишь материалом, из которого ученый будет пытаться сконструировать научные истины. Открытие того факта, что системе патрилинейного родства у баруйя присуща терминология ирокезского типа, позволяет понять, каким образом и почему понятия отцовства, материнства, родства отличаются от подобных представлений в западном мире. Если предположить, что братья моего отца приходятся мне также отцами, если сестры моей матери – мне тоже матери, если все их дети – мои братья и сестры, значит, в случае смерти мужа моей матери я, тем не менее, остаюсь при остальных отцах. И если у меня нет сестры, которую я мог бы обменять на жену, у меня есть право, а значит – и возможность, обменять на жену дочерей, родившихся от братьев моего отца, ибо они тоже считаются моими сестрами. Таким образом, в случае возникновения сложной ситуации, в самой системе племенного родства у баруйя заложены принципы солидарности и взаимопомощи, которые отсутствуют в нашей системе родства. И эти положения антрополог может отследить и подвергнуть проверке.

Подобные жизненные реалии, разнящиеся от общества к обществу, тем не менее, являются ответами на жизненные вопросы, которые в свою очередь возникают в любом обществе и в различных формах. Повсюду и на протяжении разных эпох человек пытался понять смысл рождения, жизни и смерти, повсюду он задавался вопросом о формах власти, которую он вправе иметь над собой и над другими. Повсюду человек старался определить, какими должны быть его отношения с предками, духами природы, божествами или Богом.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 



Похожие работы:

«От редактора ВСТУПИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ А.И.Кобзев. Китайская книга книг А.И.Кобзев. Краткая биография Ю.К.Щуцкого Ю.К.Щуцкий. Жизнеописание В.М.Алексеев. Записка о научных трудах и научной деятельности профессоракитаеведа Юлиана Константиновича Щуцкого А.И.Кобзев. Библиография работ Ю.К.Щуцкого и о нем Н.И.Конрад. Предисловие к первому изданию Китайской классической Книги перемен ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА Вступление I. Появление и изучение Книги перемен в Европе II. Некомментаторское изучение...»

«Российская академия наук Институт русского языка им. В. В. Виноградова Культура русской речи1 Ответственные редакторы – доктор филологических наук, профессор Л. К. Граудина и доктор филологических наук, профессор Е. Н. Ширяев Книга представляет собой первый академический учебник по культуре речи, содержащий наиболее полный систематизированный материал по данной теме. В основе издания лежит принципиально новая теоретическая концепция культуры речи. Книга учит говорить не только правильно, но и...»

«Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Октябрь 2009 года Москва Университетская информационная система РОССИЯ http://u is ru ss ia.m su. ru Университетская информационная система РОССИЯ http://uisrussia.msu.ru Содержание Доступ 4 Информационные ресурсы УИС РОССИЯ 4 Интегрированная коллекция 4 Тематические разделы 6 Базы данных и on-line анализ 14 Академический сервис 18 Поисковые инструменты. 19 Информеры 21 Технология подготовки статистических данных 21 Общая...»

«Алешка Татьяна Вячеславовна — кандидат филологических наук, доцент. Основные направления научной работы — русская поэзия ХХ века. Автор книги Творчество Б. Ахмадулиной в контексте традиций русской поэзии. Мн., 2001. Т. В. Алешка ВЕЩНЫЙ МИР В ПОЭЗИИ А. КУШНЕРА Мир вещей – неотъемлемая часть человеческой реальности. Мы живем в мире, наполненном вещами, мы окружаем себя вещами, которые отражают особенности нашего выбора и в какой-то степени наш характер. И как старинный с бронзою комод / О веке...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ЛИТЕРАТУР Межвузовский сборник научных статей Основан в 2003 году Выпуск 6 WOMEN IN LITERATURE Актуальные проблемы изучения англоязычной женской литературы Минск РИВШ 2006 УДК 820.09+820(73).09 ББК 83.3(4)+83.3(7) А43 Рекомендовано Ученым Советом филологического факультета Белорусского государственного университета (Протокол № от 2006 года) Редакционная коллегия: кандидат филологических наук А.М. Бутырчик; кандидат филологических наук Н.С....»

«Ольга Илюха Карельский Филипок: региональные особенности социокультурного облика сельского школьника конца XIX — начала ХХ в.1 Был мальчик, звали его Филипп. Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и хотел тоже идти. Но мать сказала ему: куда ты, Филипок, собрался? — В школу. — Ты еще мал, не ходи, — и мать оста- вила его дома. Ребята ушли в школу. Отец еще с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка на печке. Стало Филипку скучно одному, бабушка...»

«Елена Ревуненкова Елена Ревуненкова. Конференция Pilipinas muna! — Филиппины прежде всего! Конференция Pilipinas muna! — Филиппины прежде всего! 14 и 15 сентября 2009 г. в Санкт-Петербурге в ЛЕНЭКСПО проходила первая российско-филиппинская конференция Pilipinas muna! — Филиппины прежде всего!. Она была посвящена 80-летию со дня рождения выдающегося ученого — филиппинистафилолога, преподавателя Восточного факультета СПбГУ Геннадия Евгеньевича Рачкова и по широте своей тематики и...»

«Утверждаю: Деканф-та _ 2013_г. Рабочая программа дисциплины Б1.В.ДВ.3 – Литературное краеведение Курс 3, семестр 5 (наименование дисциплины, Курс) Направление 035000 (б) Издательское дело Направление подготовки Книгоиздательское дело Профиль подготовки Квалификация (степень выпускника) Бакалавр издательского дела Форма обучения _очная, _ (очная, заочная.) Обсуждено на заседании кафедры Составитель: Проф., докт. фил. наук 23 сентября 2013...»

«Опарина, Ольга Игоревна 1. Мужество как поведенческая категория и ее выражение в современном английском языке 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2005 Опарина, Ольга Игоревна Мужество как поведенческая категория и ее выражение в современном английском языке [Электронный ресурс]: Дис.. канд. филол. наук : 10.02.04.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Филологические науки. Художественная литература — Языкознание — Индоевропейские языки — Германские...»






 
© 2013 www.knigi.konflib.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.