WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 80 |

«XXVI ЛЮБИЩЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ Современные проблемы эволюции и экологии Ульяновск 2012 1 УДК 57+92 Печатается по решению Л93 редакционно-издательского совета Ульяновского ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение

высшего профессионального образования

«Ульяновский государственный педагогический

университет имени И.Н.Ульянова»

XXVI

ЛЮБИЩЕВСКИЕ

ЧТЕНИЯ

Современные проблемы

эволюции и экологии

Ульяновск

2012 1 УДК 57+92 Печатается по решению Л93 редакционно-издательского совета Ульяновского государственного педагогического университета имени И.Н.Ульянова Любищевские чтения – 2012.

Л93 Современные проблемы эволюции. Сборник материалов международной конференции (Ульяновск, 5–7 апреля 2012 г.) - Ульяновск: УлГПУ, 2012. – 346 с.

ISBN 978-5-86045-491- Оргкомитет: Р.Г. Баранцев (Санкт-Петербург), P.M. Зелеев (Казань), А.Б. Савинов (Нижний Новгород), А.В. Масленников (Ульяновск), Е.А. Артемьева (Ульяновск), О.Ю. Марковцева (Ульяновск), О. Е.

Бородина (Ульяновск), С.А. Малявин (Санкт-Петербург) Представлены тексты докладов очередных XXVI Чтений памяти А.А. Любищева.

Статьи публикуются в авторской редакции.

ISBN 978-5-86045-491- 9 © Оргкомитет Любищевских чтений,

НАСЛЕДИЕ АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА

ЛЮБИЩЕВА

Любищевские чтения проводятся ежегодно с 1987 г. в Ульяновском государственном педагогическом университете, где работал выдающийся теоретик-биолог и ученый-энциклопедист Александр Александрович Любищев (1890-1972). Инициаторами их проведения в своё время выступили ученики и последователи Любищева Рэм Владимирович Наумов, Рэм Георгиевич Баранцев, Анатолий Николаевич Марасов и Владимир Александрович Гуркин.

Основными задачами

Чтений является освоение научного наследия А.А.

Любищева, а также содействие решению теоретических проблем биологии и эволюционной теории.

Работы и письма Александра Александровича Любищева – это удивительный факт свободного научного творчества, может быть, беспрецедентного по масштабу и глубине затрагиваемых проблем наук

и, искусства, литературы, политики, философии, религии, осмысление которого, – труд не только современников, но и наших потомков.

Александр Александрович Любищев оставил гигантское рукописное наследие, охватывающее период с 1908 по 1972 гг.

Объем архива превышает 2000 печатных листов, из них научные труды и материалы к ним составляют около 1200 листов, переписка более 600, дневники – примерно 200 печатных листов.

При жизни Александр Александрович опубликовал около семидесяти научных работ. Среди них классические работы по дисперсионному анализу, по таксономии, то есть по теории систематики, по энтомологии - работы, широко известные и переведённые за границей.

Вашему вниманию предлагается малоизвестная работа Александра Александровича Любищева «Апология Марфы Борецкой», в которой рассматривается вариант развития альтернативной истории Средневековой Руси в период её объединения вокруг Москвы.

АПОЛОГИЯ МАРФЫ БОРЕЦКОЙ

Размышляя о русской истории периода «собирания Руси», естественно останавливаешься на трагедии Великого Новгорода, павшего жертвой этого собирания. Пожалуй, общепринятым является взгляд, что эта жертва была необходима для будущего России, поэтому осуждению подвергаются все люди и группы людей, противившихся этому объединению. Во главе этих людей стояла выдающаяся женщина, последняя посадница Великого Новгорода, лидер «литовской» партии, Марфа Борецкая. И непосредственный ее противник, Иван Васильевич III, и поддерживающие политику Ивана III историки склонны считать Марфу Борецкую, Марфу-посадницу изменницей русскому делу, желавшей объединения Новгорода с Литвой, а не с «естественным» центром объединения Руси, Москвой. Считается, что Марфа Борецкая могла действовать только в интересах эксплуатирующей верхушки Великого Новгорода, а не в интересах народа (естественно склонявшегося к унии с единоплеменным, единоязычным и единоверным русским народом, с которым он был связан и своей вековой историей.

Но «аудиатур ет альтера парс»: да будет выслушана и другая сторона. Я не знаю всех мыслей Марфы Борецкой, не знаю, в какой степени «чисты» были ее побуждения и в какой степени они вытекали из ее классовых интересов. Я беру за доказанное, что Марфа Борецкая стояла во главе литовской партии, стремившейся к унии с Литвой с целью воспрепятствовать ясно выразившимся стремлениям московских князей и, в частности, Ивана III присоединить Новгород к Москве.

Можно ли квалифицировать такие деяния как «измену» или можно что-либо сказать в оправдание подсудимой или в смягчение ее вины? Я постараюсь изложить то, что могла бы сказать Марфа в свое оправдание перед судом истории и, так как суд истории не имеет ни определенного места, ни времени для своей деятельности, я буду вести защиту от имени безличного идеального существа — Духа Великого Новгорода.

ДУХ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА

Граждане судьи! Мою подзащитную обвиняют в тягчайшем преступлении, которое можно вменить государственному деятелю — измене, и первый погром Великого Новгорода, осуществленный Иваном III, рассматривают как справедливую кару за преступление, в которое была вовлечена значительная часть новгородцев под тлетворным влиянием Марфы Борецкой и возглавляемой ею литовской партии. Можем ли сказать: «Да, виновна»?



Нет, этого приговора по всей справедливости мы вынести не можем.

Разберем понятие измены во всех возможных смыслах и постараемся показать, что как бы мы его не выворачивали, элементов измены мы в деятельности Марфы не найдем, но, пожалуй, с гораздо большим основанием сможем обвинить в измене ее противников, ее обвинителей и судей.

Первое понимание измены: одностороннее и притом вероломное нарушение обязательств: измена присяге, своему государству, своему сюзерену. О таком понимании измены речи быть не может, так как Новгород великий был суверенным государством, не подчиненным Москве. Как известно, Иван III придрался к тому, что в одном дипломатическом акте новгородцы назвали его не «господином», а «государем», но описка не может читаться нормальным обязательством, требующим безусловного подчинения. А суверенное государство и его руководители имеет полное право вести переговоры о взаимопомощи с соседями, в особенности тогда, когда ясно чувствуют (и в данном случае эта тревога не была напрасной) наличие серьезной внешней опасности. Формальноюридическое обвинение в измене совершенно бессмысленно.

Но не будем формалистами. Согласимся понимать под изменой — измену какому-либо великому принципу. И этим принципом сочтем необходимость объединения России. А с какой целью? В интересах народа. Какого народа — новгородского, в первую очередь, выразителем которого должна была быть Марфа Борецкая. Думаю, что при известных условиях объединение новгородского народа со всем русским народом было бы выгодно, но речь шла не об объединении на определенных условиях, а о безоговорочной капитуляции Великого Новгорода перед Москвой. И если мы посмотрим на всю историю, то вряд ли сможем согласиться с тем, что завоевание Новгорода принесло пользу новгородскому народу. Новгород был гораздо богаче и культурнее Москвы, а когда меньшая, более богатая и культурная часть присоединяется безоговорочно к большей, менее богатой и менее культурной части, то обычным результатом является то, что большая часть попросту подвергает меньшую часть самому безудержному грабежу, и притом вовсе не в интересах народа большей части (это оправдало бы экспроприацию), а в интересах кучки эксплуататоров большей части. И новгородцам можно было бы вспомнить не такую уж давнюю историю, когда предшественник московских князей, Андрей Боголюбский (по какому-то недоразумению причтенный к лику святых) подверг страшному разгрому мать городов русских древний Киев, не пощадив даже церквей и монастырей (хорош святой!). «Основатель Москвы», Юрий Долгорукий, не зря, видимо, получил свое прозвище: видимо, руки были загребущие, глаза завидущие. И все потомство Ивана Калиты, за исключением последнего царя, Федора Иоанновича, было серией монархов, которые, в первую очередь, были рвачами и довольно беспринципными, пользовавшимися любыми средствами для увеличения своего могущества.

Но ведь результатом рваческой политики потомков Калиты было объединение русского народа вокруг Москвы и освобождение от татарского ига. И в интересах всего русского народа и в благодарность за освобождение Великий Новгород должен был присоединиться к Москве. Разберем порознь: интересы и благодарность.

Как известно, решительная битва за освобождение Руси от татар, куликовская, произошла до присоединения Новгорода к России. Следовательно, объединение Новгорода с Москвою было ненужно до освобождения. И присоединение Новгорода к Москве не ликвидировало татарской проблемы:

неоднократно Москва подвергалась набегам татар и даже в 1572 году, при «великом государе» Иване IV она подверглась совершенному сожжению от крымских татар. Мы вернемся еще к этому вопросу и покажем, что, может быть, было бы справедливо обратное: если бы не было насильственного присоединения Новгорода к Москве, может быть, не было бы и крымского погрома Москвы года.

Перейдем к вопросу о «благодарности». В политике как нигде, можно отстаивать справедливость принципа «право на благодарность есть драгоценнейшая из свобод». Свобода, конечно, не абсолютная, а понимаемая в том смысле, что если следование высшим принципам требует на определенном этапе нарушения требований благодарности, надо быть неблагодарным. Но и в политике, и в личной жизни требования благодарности имеют место только в том случае, если благодетель сознательно оказал благо облагодетельствованному и при этом понес те или иные личные жертвы. Если же благо свалилось помимо всякой воли, или даже против воли благодетеля, то «облагодетельствованный» решительно никаким законом благодарности не связан. Никак нельзя согласиться со словами Пушкина по отношению к Наполеону:

«Хвала, он русскому народу высокий жребий указал», так как в намерения Наполеона вовсе не входило указание русскому народу его высокого жребия, а нечто прямо противоположное. Становясь на этот путь, придется признать благодетелями и Гитлера, и самого черта (извиняюсь перед чертом, что я его считаю как будто хуже Гитлера), так как по авторитетному свидетельству Мефистофеля, он является «Частью всякой силы, которая всегда стремится ко злу, и всегда производит добро».

Мы тогда должны быть благодарны и Тамерлану, который своей карательной экспедицией против татар отвлек татар от готовящегося нового похода на Русь.

Поэтому наивны и претензии многих наших политиков к Западной Европе, что она должна быть благодарна Западной Европе за то, что она отстояла Западную Европу от татарского нашествия. Верно, отстояла, но при этом мы думали только о самих себе и совсем не интересовались Западной Европой, а при случае устраивали союзы с татарами против форпоста Западной Европы — Польши и этим задерживали ликвидацию татарщины в Европе.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 80 |