WWW.KNIGI.KONFLIB.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

 
<< HOME
Научная библиотека
CONTACTS

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 61 |

«БЕЗОПАСНОСТЬ И РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ В ОБРАЗОВАНИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (15–17 мая 2014 г., Россия, г. Таганрог) Таганрог 2014 1 УДК ...»

-- [ Страница 5 ] --

Однако, спекулируя на педагогике развития, довольно известные ученые предлагают неоправданное усложнение образовательных технологий и методик, игнорируя закономерности психофизиологического развития детей. Так, еще в советское время в начальной школе насаждалось, так называемое, проблемное обучение, запрещающее наглядность и опирающееся лишь на понятийное, еще не сформированное у младших школьников мышление. Ведь известно, что дети, поступающие в школу, на вопрос, что больше вести килограмм свинца или килограмм пуха, уверенно отвечают – килограмм свинца. Это свидетельствует о том, что понятийное мышление у них еще не сформировано, и его предстоит формировать, опираясь на наглядно-образное и наглядно-действенное мышление, используя палочки и рисунки, что запрещалось авторами проблемного обучения. Проблемное обучение трудно давалось и учащимся и учителям, здоровье которых также страдало, поскольку был нарушен принцип обучения в зоне ближайшего развития. В наше время активно пропагандируется педагогика XXI века. Ее авторы решили, что зона ближайшего развития детей позволяет усваивать материал без закрепления и повторения, время для которых не предусматривалось. В результате хроническая неуспеваемость школьников, детские неврозы, паническое состояние учителей, неспособных в условиях форсированной гонки дать сколь-нибудь прочные знания учащимся.

К счастью сегодня образовательные учреждения свободны в выборе образовательных технологий и методик. Нужно только освободиться от гипнотического влияния громких научных имен и высоких наград и руководствоваться одним критерием в выборе методик. Те методики соответствуют принципам развивающего обучения, по которым легко учить и легко учиться.

Достаточно вспомнить опыт В.Ф. Шаталова, легко и успешно обучающего детей самому трудному предмету – математике, используя при этом идею Л.С. Выготского о роли опорных знаков в развитии высших психических функций. Опора на наглядно-действенное и наглядно-образное мышление младших школьников заложено также в основу коррекционноразвивающего обучения в работах Л.В. Занкова.

Учитывая, что наше образование остро столкнулось с проблемами школьной дезадаптации, когда уже при поступлении в школу более чем у 40 % детей обнаруживается школьная неготовность, отставание в развитии высших психических функций и психосоматическая ослабленность, приказом Министра образования РФ в 1992 году было введено компенсирующее обучение и классы КРО с наполняемостью 10-12 человек. К 2000 году в России 600 000 школьников учились в системе коррекционно-развивающегося обучения. Опрос 2000 директоров московских школ однозначно свидетельствовал в пользу дифференцированного обучения.

Однако, мода на оптимизацию и введение подушевого финансирования в образовании «вымыло» из школ не только классы КРО, но и психологов, лишив тем самым образовательные учреждения в соответствии с ФЗ № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» оказывать детям с проблемами в развитии и их родителям психолого-педагогическую помощь.

Мало того, стали наблюдаться весьма опасные спекуляции на идеи инклюзивного образования, которые мотивируются вполне гуманными доводами адаптации детей-инвалидов к обществу сверстников и воспитание у здоровых школьников толерантного сочувственного отношения к детям с ограниченными возможностями. Действительно, инклюзивное образование вполне возможно и полезно для интеллектуально-сохранных детей с костно-мышечной патологией. Что касается детейолигофренов с интеллектуальной недостаточностью и тяжелыми сенсорными нарушениями зрения и слуха, здесь необходимы специально подготовленные дефектологи, свои образовательные программы и стандарты, свое техническое оснащение, позволяющее успешно обучать и социализировать этих детей, готовить их к посильному профессиональному труду в будущем.

Такой неразборчивый инклюзив не только наносит непоправимый вред обучению и социализации детей с ограниченными возможностями, но и затрудняет успешное обучение школьников с сохранной психикой и грозит разрушительными последствиями для общеобразовательной школы.

В этом неразборчивом инклюзиве заинтересованы не дети и школа, а отдельные недальновидные и честолюбивые родители, а еще больше эффективные менеджеры-оптимизаторы, озабоченные лишь сиюминутной экономией и неспособные понять и оценить те опасные последствия, которые угрожают в результате этой экономии нашему образованию и нашему детству, а, стало быть, и будущему страны.

И сегодня психолого-педагогическому сообществу требуется проявлять гражданское и профессиональное мужество, чтобы убедительно и аргументировано противостоять и спекулятивным образовательным технологиям, и оптимизаторской экономии на подрастающем поколении, которое в будущем будет представлять страну и нацию.

МОДЕЛЬ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ С УЧЕТОМ

ПЕРЕЖИВАЕМОГО ЧУВСТВА СОБСТВЕННОЙ

БЕЗОПАСНОСТИ

Томский государственный университет (г. Томск) В последние годы в психологии усилился интерес к интеграции представлений о безопасности человека, что способствует созданию более целостной картины развития личности в современном мире. Н.Г. Рассоха и И.А. Баева [9] подчеркивают, что безопасность – необходимое условие развития любой системы, в том числе и человека. Человек может развиваться только в среде с определнными параметрами, и одним из самых существенных является психологическая безопасность, возникающая при наличии определнных условий, необходимых для жизни, развития и деятельности.



Анализ современных теорий и эмпирических исследований в области психологической безопасности [3, 8] и наши собственные исследования [1, 2, 4] позволили сформулировать интегративную модель личностного развития с учетом переживаемого чувства собственной безопасности (рис. 1).

Рис. 1 Модель личностного развития подростков и юношей с учетом переживаемого ими чувства собственной безопасности В соответствии с нашей моделью психологическая безопасность личности неотделима от безопасности среды.

Только постоянно взаимодействуя друг с другом личность и среда могут достичь оптимального уровня совместной безопасности. Следует отметить, что в этом мы опираемся на идеи Л.С. Выготского, Д.А. Леонтьева, В.А. Петровского, С.Л. Рубинштейна и др. [3], согласно которым связь человека с социальной средой соотносится с проблемой становления человека как личности (активного и сознательного субъекта человеческой истории). Одним из итогов этого взаимодействия должно являться умение защититься от возможных угроз для личности и умение создавать психологически безопасную среду (безопасные отношения со средой).

Исходя из заявленной модели, очевидно, что психологическая безопасность предполагает знание и понимание себя, соотнесение своих особенностей, побуждений и стремлений с социокультурным контекстом (атрибуции безопасности). Это определяет как меру согласованности системы смысловой регуляции жизнедеятельности и степень соответствия внешних проявлений личности этой системе, так и признание человека как субъекта собственной безопасности. В разработанной модели мы исходим из понимания того, что здоровое чувство безопасности является одним из базовых ощущений нормального человека, которое, в свою очередь, основано на трех категориях базисных убеждений, составляющих ядро субъективного мира человека: на вере в то, что в мире больше добра, чем зла; на убеждении в том, что мир полон смысла; на убеждении в ценности собственного «Я» (Р. Янов-Бульман). Данный подход согласуется также с исследованиями Н.А. Лызь [7], рассматривающей безопасную личность, исходя из следующих взаимосвязанных подструктур: когнитивно-инструментальной и интенциональной, отражающих аспекты готовности к обеспечению безопасности; смысловой и ценностной, соотносящихся с личностнопсихологическим и духовно-нравственным уровнями системной устойчивости, которые отражают личностные образования, позволяющие человеку осуществлять смысловую регуляцию жизнедеятельности на основе образа мира и таких ценностей, как человек, познание, развитие, созидание, природа.

Одной из основополагающих целей социокультурного становления новых поколений молодежи в современных условиях является обеспечение ее психологической безопасности. В этой связи важен анализ процесса взаимодействия личности и социальной действительности, обусловливающей психологическую безопасность человека в динамично и противоречиво изменяющейся жизни. Разработанная модель позволит не только диагностировать особенности развития подростков и юношей, варианты этого развития, но и целенаправленно реализовывать социально-психологические практики, направленные на успешность самореализации подростков и юношей во всех сферах жизни общества.

1. Богомаз С.А. Оценка психологической безопасности выпускников школы // Сибирский психол. ж. – 2009. – № 34. – С. 58–62.

2. Богомаз С.А., Гладких А.Г. Психологическая безопасность и ее измерение с помощью Шкалы базисных убеждений // Вестник Томского госуниверситета. 2009. – № 318. – С 191–194.

3. Богомаз С.А., Козлова Н.В. Психологическая безопасность как условие развития личности (аналитический обзор современного состояния проблемы психологической безопасности) / Сб. научн. Трудов Всеросс. Научно-практ. Конф. «Теоретические проблемы экономической безопасности в XXI веке» / Под ред. Г.А. Барышевой, Л.М. Борисовой. – Томск: Изд-во ТПУ, 2009. – С. 242–246.

4. Богомаз С.А., Козлова Н.В. Динамика психологической безопасности у юношей в условиях армейской службы и обучения в военном институте // Вестник ТГУ. – 210. – № 330. – С. 147–151.

5. Леонтьев Д.А., Мандрикова Е. Ю., Осин Е. Н., Плотникова А.В., Рассказова Е.И. Опыт структурной диагностики личностного потенциала // Психологическая диагностика – МоскваОбнинск, 2007. – №1. – С. 8–31.

6. Лызь Н.А. Модельные представления о безопасной личности // Известия ТРТУ, 2005. – Вып. 7 (51). – С. 21–25.

7. Лызь Н.А. Развитие безопасной личности в образовательном процессе вуза: Монография. Таганрог: Изд-во ТРТУ, 2005. – 305 с.

8. Мадди С. Теории личности: сравнительный анализ / Пер. с англ. – СПб.: Издательство «Речь», 2002. – 539 с.

9. Рассоха Н.Г., Баева И.А. Психологическая безопасность и развивающее образование // Материалы 3 Российской конференции по экологической психологии. М., 2002. – С. 92–94.

СЦЕНАРИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ЛИЧНОСТИ: ОТ СИМУЛЯКРОВ К ЛИЧНОСТНЫМ

СМЫСЛАМ

ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический Проблема психологической безопасности личности в условиях сохранения для каждого отдельного человека и всего общества в целом угроз различной этиологии требует дальнейшей теоретико-методологической разработки. В первую очередь, интерес вызывает поиск подходов к организации практики ее обеспечения и самообеспечения. Рассмотрим в этой связи один из аспектов проблемы, состоящий в построении сценариев психологической безопасности личности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 61 |